- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Музей в Нукусе

В кон­це 80-х у нас нача­ли бур­но выстав­лять ранее «неугод­ных» худож­ни­ков рус­ско­го аван­гар­да – Шев­чен­ко, Ось­мер­ки­на, Вол­ко­ва. Я обра­ти­ла вни­ма­ние на то, что мно­гие рабо­ты хра­нят­ся в музее неиз­вест­но­го мне горо­да Нуку­са.

Что за место такое? Ока­за­лось – сто­ли­ца Кара­кал­па­кии. Так или ина­че – глушь, при­мер­но 220 тысяч жите­лей; а нын­че в свя­зи с исчез­но­ве­ни­ем Араль­ско­го моря Нукус ока­зал­ся еще и в зоне эко­ло­ги­че­ской ката­стро­фы. Отку­да в тамош­нем музее рабо­ты тако­го уров­ня, каких и в Рус­ском музее раз, два и обчел­ся?

Пер­вое, что мне при­шло в голо­ву: быть может, эти рабо­ты были в свое вре­мя подарены/​проданы музею ссыль­ны­ми худож­ни­ка­ми или куп­ле­ны (есте­ствен­но, за гро­ши) у их уце­лев­ших род­ных. Извест­но, что почти всем аван­гар­ди­стам – чле­нам пред­ре­во­лю­ци­он­ных и постре­во­лю­ци­он­ных худо­же­ствен­ных объ­еди­не­ний – таких, как «Буб­но­вый валет», «ОСТ», груп­па «13», «Мако­вец», «АХХР» еще в нача­ле 1930-х креп­ко доста­лось: их уволь­ня­ли из худо­же­ствен­ных вузов, клей­ми­ли за «фор­ма­лизм», исклю­ча­ли, лиша­ли пра­ва пре­по­да­вать, сажа­ли в лагерь.

И, конеч­но же, их не выстав­ля­ли. Каким имен­но «не хле­бом еди­ным» эти люди были живы – тоже не все­гда понят­но: у нас же не было лега­ли­зо­ва­но част­ное соби­ра­тель­ство. Чита­ешь в каком-нибудь аль­бо­ме крат­кую био­гра­фию: «вхо­дил в груп­пу «13»», «после Поста­нов­ле­ния 1932 г. [1] обви­нен в фор­ма­лиз­ме», «уво­лен из ВХУТЕМАС» – а худож­ник про­жил еще 15, 20 лет… На какие шиши? Как извест­но, ника­ко­го худо­же­ствен­но­го рын­ка в СССР не было.

До Интер­не­та пред­сто­я­ло еще дожить, а рас­спро­сить тол­ком про Нукус мне было не у кого – и, как водит­ся, сюжет с Нуку­сом забыл­ся.

Недав­но с помо­щью Интер­не­та я доволь­но быст­ро выяс­ни­ла «гене­а­ло­гию» музея и при­мер­ный состав его фан­та­сти­че­ской кол­лек­ции живо­пи­си и гра­фи­ки. И вот об этом стран­но было бы не рас­ска­зать.

Игорь Вита­лье­вич Савиц­кий. Фото с сай­та: www.museum.kr.uz/history

Во-пер­вых, музей в Нуку­се [2], хоть и доволь­но новый (воз­ник в 1966 г.), но боль­шой: око­ло 90 тыс. еди­ниц хра­не­ния, вклю­ча­ю­щих живо­пись, гра­фи­ку и пред­ме­ты деко­ра­тив­но-при­клад­но­го искус­ства и тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ры Восто­ка – Кара­кал­па­кии в част­но­сти (о при­клад­ном искус­стве я далее гово­рить не буду). Во-вто­рых, собра­но это богат­ство в основ­ном одним чело­ве­ком и за неве­ро­ят­но корот­кий срок. Его имя нын­че носит музей: это Игорь Вита­лье­вич Савиц­кий [3].

Игорь Вита­лье­вич Савиц­кий родил­ся 4 авгу­ста 1915 г. в Кие­ве в семье юри­ста. Его дед – Тимо­фей Дмит­ри­е­вич Фло­рин­ский – был чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Рос­сий­ской ака­де­мии наук, про­фес­со­ром Киев­ско­го уни­вер­си­те­та, извест­ным сла­ви­стом, авто­ром мно­гих иссле­до­ва­ний, создав­шим свою науч­ную шко­лу.

Иго­ря Савиц­ко­го, судя по все­му, жда­ло «уса­деб­ное» дет­ство – быть может, напо­до­бие опи­сан­но­го Набо­ко­вым, но в 1919 г. Фло­рин­ско­го рас­стре­ля­ли. В нача­ле 20-х семья пере­еха­ла в Моск­ву. Савиц­кий начал рисо­вать, брал уро­ки у неко­то­рых извест­ных худож­ни­ков, а в 1941 г. посту­пил в Инсти­тут им. Сури­ко­ва. С ним сту­дент Савиц­кий в 1942 г. эва­ку­и­ро­вал­ся в Самар­канд (по болез­ни его не взя­ли в армию).

В Самар­кан­де Савиц­кий сбли­зил­ся со зна­ме­ни­тым Р. Фаль­ком и брал уро­ки у Н. Улья­но­ва; види­мо, там ему и открыл­ся тот Восток, кото­рый сыг­рал в даль­ней­шем важ­ней­шую роль в его жиз­ни.

Н.М. Гри­го­рьев Натюр­морт с лам­пой. 1921

После вой­ны, уже дипло­ми­ро­ван­ным худож­ни­ком, Савиц­кий поехал из Моск­вы в Сред­нюю Азию в каче­стве худож­ни­ка в соста­ве зна­ме­ни­той Хорезмской архео­ло­го-этно­гра­фи­че­ской экс­пе­ди­ции. Ее воз­глав­лял круп­ней­ший архео­лог и этно­граф Сер­гей Пав­ло­вич Тол­стов (о нем на с.12 так­же пишет Л.Клейн. -ТрВ-Н). Савиц­кий чис­лил­ся при экс­пе­ди­ции худож­ни­ком, но за семь лет – с 1950-го до 1957-й – он объ­е­хал всю Кара­кал­па­кию, осо­бен­но ее север, и собрал уни­каль­ную кол­лек­цию народ­но-при­клад­но­го искус­ства. Соб­ствен­но, эти годы и опре­де­ли­ли его даль­ней­ший жиз­нен­ный путь – по край­ней мере тем, что свя­за­ли его с духом Сред­ней Азии.

Наход­ки изу­ча­лись, и мно­гие из них пере­да­ва­лись в кол­лек­ции музеев Моск­вы и Ленин­гра­да. И тут, как это свой­ствен­но каж­до­му под­лин­но­му соби­ра­те­лю, Савиц­кий почув­ство­вал, что он не в силах вся­кий раз рас­ста­вать­ся с бес­цен­ны­ми сокро­ви­ща­ми исче­за­ю­щей куль­ту­ры. Сам он в то вре­мя писал заме­ча­тель­ные лири­че­ские пей­за­жи Сред­ней Азии.

И.В. Савиц­кий. Хива

Так Савиц­кий решил­ся на пере­езд в Нукус, бро­сив квар­ти­ру в цен­тре Моск­вы. Вна­ча­ле его офор­ми­ли сотруд­ни­ком Кара­кал­пак­ско­го фили­а­ла АН Узбе­ки­ста­на, кото­рый воз­глав­лял моло­дой мест­ный уче­ный Марат Нур­му­ха­ме­дов. В его лице Савиц­кий обрел и дру­га, и опо­ру во всех начи­на­ни­ях.

Савиц­кий про­дол­жал свою дея­тель­ность по соби­ра­нию этно­гра­фи­че­ской кол­лек­ции – это юве­лир­ные изде­лия, ков­ры, заме­ча­тель­ные рас­ши­тые костю­мы, убран­ство юрт, кон­ская упряжь -все то, что ухо­ди­ло с наступ­ле­ни­ем дру­гой циви­ли­за­ции. В эти же годы Савиц­кий участ­во­вал, а затем само­сто­я­тель­но вел архео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки памят­ни­ков древ­не­го Хорез­ма. Наход­ки из рас­ко­пок, а так­же пере­дан­ный мате­ри­ал из АН СССР потом соста­ви­ли инте­рес­ней­шую кол­лек­цию музея, откры­то­го в Нуку­се в 1966 г.

Свою живо­пись – надо ска­зать, пей­за­жи его заме­ча­тель­ны – Савиц­кий оста­вил ради руко­вод­ства вновь создан­ным музе­ем. Пони­ма­ние изоб­ра­зи­тель­но­го искус­ства, без­упреч­ный вкус он реа­ли­зо­вал в отбо­ре про­из­ве­де­ний для музея. Савиц­кий стре­мил­ся избе­жать типич­ной для про­вин­ци­аль­ных музеев стра­те­гии под­бо­ра кол­лек­ций – прин­ци­па «малых Тре­тья­ко­вок». С уче­том того, что Савиц­кий знал худо­же­ствен­ную Моск­ву нача­ла 30-х и учил­ся у Фаль­ка и Улья­но­ва, он, види­мо, хотел открыть этот пласт рус­ской куль­ту­ры и для моло­дых мест­ных худож­ни­ков.

Надо вспом­нить, что в Таш­кен­те в сере­дине 20-х – нача­ле 30-х рабо­та­ли очень силь­ные и само­быт­ные масте­ра. Тако­вы, напри­мер, Миха­ил Кур­зин, Еле­на Коро­вай (она оста­ви­ла нам зари­сов­ки исчез­нув­ше­го наро­да – бухар­ских евре­ев), Алек­сандр Вол­ков (про­зван­ный «масте­ром Гра­на­то­вой чай­ха­ны»); Алек­сандр Нико­ла­ев (Усто-Мумин), Надеж­да Каши­на.

Пона­ча­лу Савиц­кий соби­рал рабо­ты худож­ни­ков, свя­зан­ных со Сред­ней Ази­ей био­гра­фи­че­ски или сюжет­но (А. Ису­пов, Л. Кра­ма­рен­ко, Н. Улья­нов, Р. Фальк, М. Воло­шин). В нача­ле 30-х годов Савиц­кий был сви­де­те­лем зна­ме­ни­то­го поста­нов­ле­ния 1932 г. и после­до­вав­ших за ним раз­гро­мов, запре­тов, высы­лок и поса­док. Так что неуди­ви­тель­но его стрем­ле­ние «спа­сти и сохра­нить» живо­пись поко­ле­ния его настав­ни­ков; уди­ви­тель­но же то, что он сумел реа­ли­зо­вать свой замы­сел в столь мас­со­вом мас­шта­бе и при­том за госу­дар­ствен­ный счет.

Е. Л. Коро­вай. В гет­то. 1932

Так, Савиц­кий легаль­но вывез в дале­кий от поли­ти­че­ских цен­тров Нукус сот­ни, тыся­чи работ худож­ни­ков-изго­ев. В резуль­та­те кре­ди­та дове­рия от мест­ных вла­стей Савиц­кий за 1015 лет – немыс­ли­мо корот­кий срок – собрал кол­лек­цию музея. С вла­дель­ца­ми кар­тин Савиц­кий рас­пла­чи­вал­ся как день­га­ми, так и спе­ци­аль­ны­ми кви­тан­ци­я­ми, по кото­рым музей, по сло­вам его нынеш­не­го дирек­то­ра, рас­пла­тил­ся окон­ча­тель­но толь­ко в 1992 г., т.е. спу­стя восемь лет после смер­ти Савиц­ко­го.

Нукус­ское собра­ние про­сла­ви­лось быст­ро. Я виде­ла часть экс­по­на­тов из Нуку­са на выстав­ке в Москве, в Музее Восто­ка, в 1968–1969 гг. Тогда я ниче­го не зна­ла ни о Нуку­се, ни о Савиц­ком, а выстав­ку запом­ни­ла пото­му, что там откры­ла для себя Алек­сандра Шев­чен­ко.

Успех этой выстав­ки был бли­ста­тель­ным нача­лом: Савиц­кий полу­чил финан­со­вую под­держ­ку Мини­стер­ства куль­ту­ры СССР; перед ним откры­лись две­ри архи­вов и хра­ни­лищ худо­же­ствен­ных цен­но­стей. В 1975 г. Савиц­ко­му было пред­ло­же­но отобрать для его музея часть кол­лек­ции про­из­ве­де­ний искус­ства, пере­дан­ной в дар Мини­стер­ству куль­ту­ры СССР вдо­вой Фер­на­на Леже -Надеж­дой Леже.

Савиц­кий был не про­сто пре­дан сво­е­му делу: он был пре­дан ему мани­а­каль­но; музей был для него не «делом жиз­ни», а про­сто жиз­нью: неуди­ви­тель­но, что он рабо­тал уже тяже­ло­боль­ным, обра­тив боль­нич­ную пала­ту в свой каби­нет. Как чело­век одной стра­сти Савиц­кий неиз­беж­но при­об­ре­тал вра­гов, воз­буж­дал подо­зри­тель­ность и неред­ко не нахо­дил пони­ма­ния.

К. Исто­мин. Мос­ков­ский пей­заж. 1922

Как извест­но, каж­дый музей име­ет свою кате­го­рию (их все­го пять). В 1991 г. музей в Нуку­се полу­чил первую кате­го­рию. Эта кате­го­рия при­сва­и­ва­ет­ся музе­ям с миро­вой извест­но­стью и посе­ща­е­мо­стью свы­ше, чем 300 тысяч чело­век в год. Оче­вид­но, что в Нуку­се такой посе­ща­е­мо­сти не толь­ко не было, но она и нере­аль­на – одна­ко для нукус­ско­го музея было сде­ла­но исклю­че­ние из-за его экс­по­на­тов. Так музей в Нуку­се был постав­лен в один ряд с Тре­тья­ков­ской гале­ре­ей, Рус­ским музе­ем и Эрми­та­жем.

А тем вре­ме­нем Арал и окру­жа­ю­щие его зем­ли – вся Кара­кал­па­кия в том чис­ле – ста­ли все­мир­но и печаль­но извест­ны­ми вслед­ствие антро­по­ген­ной эко­ло­ги­че­ской ката­стро­фы: высы­ха­ния Араль­ско­го моря и опу­сты­ни­ва­ния огром­ных тер­ри­то­рий из-за хищ­ни­че­ско­го веде­ния сель­ско­го хозяй­ства.

Савиц­кий ушел из жиз­ни еще до ката­стро­фы, в 1984 г., послед­ние меся­цы про­дол­жая рабо­тать на боль­нич­ной кой­ке.

Музей в Нуку­се нахо­дит­ся посре­ди про­стран­ства, совер­шен­но непри­год­но­го для какой-либо нор­маль­ной жиз­ни. При этом его кол­лек­ция рус­ско­го аван­гар­да оста­ет­ся вто­рой в Рос­сии по зна­чи­мо­сти после собра­ния Рус­ско­го музея в Петер­бур­ге.

От редак­ции: Совре­мен­ная ситу­а­ция в музее, одна­ко, дале­ка от иде­аль­ной. Как рас­ска­зы­ва­ет New-York Times («Decadent” Russian Art, Still Under the Boot’s Shadow), руко­вод­ство музея испы­ты­ва­ет силь­ное дав­ле­ние со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства Узбе­ки­ста­на (www.nytimes.com/2011/03/08/arts/design/desert-of-forbidden-art-igor-savitsky-collec-tion-in-nukus.html?pagewanted=1&_r=1)

1. www.opentextnn.ru/censorship/russia/sov/law/tsk/1930/?id=3012

2. Сайт музея www.museum.kr.uz/history

3. О Савиц­ком и музее http://cultureuz.net/paint/savicki/savicki.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи