О пользе депрессии

Депрессия — чрезвычайно распространенный мучительный недуг, проявляющийся во множестве клинических форм, каждая из которых требует тщательного психиатрического и психологического анализа. Каждому из нас известны такие мучительные переживания, как подавленное настроение, тоскливость, тревога, недовольство собой, чувство беспомощности и одиночества, сознание своей несостоятельности и виновности по отношению к близким, вялость, отсутствие интереса к привычной, приносящей удовлетворение деятельности, бессилие и слабость, не связанные с телесными заболеваниями, неприятные, с трудом определяемые ощущения во внутренних органах и другие тягостные симптомы, которые мы относим к депрессии. Об этом недуге очередная колонка психиатра, кандидата медицинских наук Эммануила Львовича Гушанского.

Я хочу рассказать о гуманитарном аспекте некоторых видов депрессии, об обратной стороне депрессивного пессимизма. Во многих случаях депрессия, какой бы мучительной она ни была, является средством нравственного очищения, индивидуального катарсиса. Обращая человека лицом к самому себе, коренным образом изменяя систему оценок и значимостей, такая депрессия является формой самосуда и покаяния; вынесенный ею приговор влияет на дальнейшую жизнь, заставляет с прежде недоступной чуткостью и вниманием относиться к другим.

Депрессия, связанная с утратой близкого нам человека, замедляет процесс расставания, удерживает в душе образ любимого, создает условия для того, чтобы он «внедрился в наше «Я», принимал участие в нашей жизни, обрел бессмертие в нашем сознании. Таким образом «работа скорби» расширяет возможности личности, делает ее более многогранной и гибкой.

Депрессия сопровождается замедлением психической деятельности, позволяет сделать остановку в бешеном темпе жизни и обратиться к самому себе. Во время такой «остановки» страдающий депрессией человек критически переоценивает свои отношения с другими и свою роль в этих отношениях, испытывает чувство вины, которое неизбежно связано с ответственностью за свои поступки. Таким образом, устанавливается или оживает связь личности со своим прошлым, и, вопреки присущему депрессии самоуничижению, человек становится активным, действующим лицом своей генерации, своей и всеобщей истории. Вина и ее тень — ответственность — это тяжкое бремя, вынести его может лишь мужественный человек, и наградой за этот труд является психологически осознаваемое гражданство, право быть активным членом общества.

Сопровождающая депрессию рефлексия вызывает переоценку ценностей и позволяет критически относиться к своим успехам и достоинствам, увидеть в самом себе самодовольство, бесцеремонность, тщеславие, стремление использовать других для достижения собственных целей. Депрессия учит чуткости и деликатности — тем свойствам, которые так ценил А.П.Чехов.

Страдающий депрессией человек всегда ищет и находит психологическую причину, вызвавшую у него подавленное настроение. Эта субъективная причина, являющаяся для больного человека абсолютной истиной, коренится как в несовершенстве общества, так и в особенностях межличностных отношений в узком кругу индивидуального общения.

Поиски причин психологически понятных конфликтов и потрясений, вызвавших депрессию, имеют важное социальное значение, направлены на гармонизацию общества и могут привести к улучшению духовной атмосферы в семье и близком окружении человека. У здоровых людей анализ психологических причин депрессии у близкого им человека может и должен вызвать целительный комплекс вины и побуждение к чуткости и вниманию к Другому.

Депрессия — мучительная болезнь, тяжелое страдание, которое при тяжелом течении болезни может вызывать экзистенциальный кризис, потрясающий основы человеческой жизни и коренящийся в биологических особенностях, нейрогормональных взаимоотношениях. Выявление биологических причин депрессии относится к компетенции психиатров и нейробиологов, которые при лечении депрессии должны работать в тесной взаимосвязи с психологами. Психиатр и психолог — посредники во взаимоотношениях депрессивного пациента с внешним миром, от которого он пытается в силу болезни отстраниться. В этом проявляется другая, эгоцентрическая сущность депрессии, при которой больной, испытывая свою вину по отношению к другим, заставляет наиболее близких и дорогих людей испытывать чувство вины, искать в своем поведении причину страданий больного или проецировать на него свое недовольство и озлобленность. Депрессия заразительна.

Депрессия излечима. Имеется множество фармакологических, психотерапевтических, психологических способов лечения депрессии. При этом психиатр должен быть максимально тактичным, обладать даром сочувствия и вместе с тем соблюдать чувство дистанции по отношению к больному, не разделять с ним негативную оценку всего происходящего с ним и внутри него, а показывать перспективу выхода из болезни.

После излечения от депрессии человек возвращается в этот мир более мудрым, деликатным и внимательным к другим, его жизнь становится более осмысленной.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Евгений Рудный
10 года (лет) назад

Я недавно слушал статьи из Scientific American, посвященные работам по изучению мозга

http://blog.rudnyi.ru/2010/09/what-crazy-scientists-make-with-brain-nowadays.html

В одной из них описывался очень интересный способ лечения депрессии. Человеку вживляется электрод в область мозга 25, подается напряжение и депрессии нету. Вот оказывается как high tech может решить проблемы экзистенциального кризиса.

Сергей Ш.
Сергей Ш.
10 года (лет) назад

Метод, о котором Вы говорите, насколько я понимаю, применялся в сугубо экспериментальном порядке к пациентам не с «экзистенциальным кризисом», а с особой форме депрессии — очень стойкой и нечувствительной к любым обычным формам терапии. Вполне возможно, что для других от него не будет никакого толку.

В сравнительно недавнем обзоре по депрессии про этот метод пишут так:

«Mood can be elevated (by stimulants [46], by brain stimulation [123], or by ketamine [94]) or depressed (by monoamine depletion [19] in recovered patients) for short periods, but longer-term improvement may require reduction of the abnormal glucocorticoid function induced by stress or increases in brain neurotrophic factors.» (выделение мое — с.ш.) — Belmaker RH, Agam G. Major depressive disorder. N Engl J Med 2008;358:55-68.

Ссылка [123] — это как раз та статья Mayberg (Mayberg HS, Lozano AM, Voon V, et al. Deep brain stimulation for treatmentresistant depression. Neuron 2005;45:651-660), где было описано применение электростимуляции поля 25 у депрессивных больных. Еще раз она встречается в этом обзоре в таблице «Additional Biologic Theories of the Pathophysiology of Depression» в графе, посвященной лишь одной из 9 теорий; в качестве «Contradictory Evidence» там приводится такой аргумент: «Implicated brain areas differ from study to study». И больше про этот метод на 14 страницах ничего не сказано.

Так что не все так просто.

Вообще попыток решить серьезные психиатрические проблемы простыми способами хватало во все времена (вспомним хотя бы знаменитую лоботомию), но реально полезными оказались лишь современные фармакологические методы, причем и они требуют очень индивидуального подхода и, насколько возможно, параллельного применения психологических средств. Что неудивительно — механизмы психики исключительно сложные, и «экзистенциальные» факторы отнюдь не являются простой функцией физиологии (при том, что сама по себе физиология мозга — невероятно сложная штука), но и сами на нее в определенном смысле влияют…

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: