О климате бедном замолвите слово, или Губернаторы в зеленых галстуках

Необходимое предисловие

Губернатор Арнольд Шварценеггер теперь может прославиться как пионер чистых технологий

С 29 ноября по 10 декабря в Канкуне (Мексика) проходит ежегодная встреча COP 16 & CMP 61 — саммит членов Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК), призванный придать какую-то форму тем намерениям о контроле парниковых газов в атмосфере, которые обсуждались в 2009 г. в Копенгагене.

Почти все индустриальные страны являются членами РКИК, но далеко не все ратифицировали Киотский протокол. Действия в рамках протокола дорого обходятся странам, а их эффект не очевиден. На поле брани в Копенгагене вышла тяжелая артиллерия и пальнула по ученым: ученые либо сами не понимают, вызывают ли парниковые газы глобальное потепление, либо это их коварная выдумка, которая нужна для того, чтобы вытрясти денежки из налогоплательщика и набить ими свои ученые карманы. Копенгагенская встреча стала ареной для представления знаменитого «Климатгейта»2. Это повлекло за собой настоящий суд над наукой, который полностью науку оправдал, но, во-первых, об этом оправдании так и не узнала широкая общественность, а во-вторых, дымовая завеса, созданная «Климатгейтом», так и осталась висеть, вводя в заблуждение скептического обывателя.

Пан Ги Мун, генеральный секретарь ООН, создал специальную комиссию High Level Advisory Group on Climate Financing3, которая должна рассмотреть все аргументы Копенгагена и выработать принципы долговременного и постепенного финансирования чистых энерготехнологий в развивающихся странах. Отчет комиссии должен прозвучать в Канкуне4.

Климатические «deniers» («отрицающие»), как их называют в академической среде, не заработали симпатий участников саммита

За две недели до встречи в Канкуне представители 80 стран и штатов встретились в США5. Governor’s Global Climate Summit 3 — саммит губернаторов — происходил прямо в нашем маленьком университетском городе, и Калифорнийский университет в Дэвисе (UC Davis) был одним из его хозяев и организаторов. Два дня в тишайшем из городов колесили лимузины, расхаживали тысяча пятьсот господ и леди в элегантных бизнес-экипировках, пугая студентов, а на видных местах торчали манифестанты с плакатами, сообщающими, что «глобальное потепление — это ложь». Упустить такой шанс и не посмотреть, что там происходит у чиновников и политиков и как они расправляются с кропотливо и любовно собранными научными результатами, было бы просто глупо. Я зарегистрировалась и провела два рабочих дня в замечательном Mondavi Center for the Performing Arts (это попросту концертный зал). И не пожалела.

Скажу сразу: я была полна скепсиса. Ну что эта гламурная тусовка может понять про климат? Вместе со звездами Голливуда Арнольдом Шварценеггером и Харрисоном Фордом гости должны были продегустировать калифорнийские вина и местное оливковое масло, отужинать в знаменитом Кулинарном институте в Долине Напа, посмотреть на автомобили на солнечных батареях и поболтать с принцем Уэльским по прямой связи. В общем всё это выглядело несерьезно6. Оказалось, я ужасно ошибалась. Губернаторы (а они составляли ядро этого саммита) видят мир не с той стороны, что видим его мы, но и они могут увидеть его в правильном свете, если они не глупы.

Так что я снова начну с конца. Хорошая новость заключается в том, что у губернаторов свой интерес к климату, универсальный: сам климат их не очень интересует, но им нужно чтобы люди в их штате или провинции имели работу. И если в этом им может помочь климат, то они будут его спасать, развивая новые чистые технологии. Лично мне открылась такая простая идея, которая до этого как-то не приходила в голову: старое устройство мира с тяжелыми энерготехнологиями, построенными на нефти и газе, больше не справляется с поддержанием баланса в мире. Попросту, оно уже не может погасить безработицу.

Коалиция двадцати

Целью саммита в Дэвисе было создание субнациональной коалиции R20 — «Регион действий в защиту климата»7. Идея эта принадлежит губернатору Шварценеггеру, ему же пришло в голову провести саммит в университетском Дэвисе вместо голливудского Лос-Анджелеса.

Лин Вербэй, королевский уполномоченный в провинции Флеволанд (Нидерланды), рассказал о том, как Голландия борется с лишними осадками, которые раньше уходили в Россию

Идея не такая уж и банальная. По мнению Шварценеггера, решить проблемы климата на межнациональном уровне практически невозможно. Во всяком случае, в Копенгагене «Обама провалился», — сказал местный лидер. А вот создать некую концепцию практических предложений на субнациональном уровне вполне возможно, потому что в реальности множество региональных лидеров активно развивают чистые технологии, вступают в сотрудничество с бизнесом, академическими институтами и гражданским обществом. Но что важно, у них есть видимые результаты. Вот поделиться этим опытом он и пригласил своих коллег в Дэвис. Ну, заодно и ученые, у которых есть какой-то практический выход своих исследований, имели возможность себя показать и людей посмотреть.

Я впервые видела и слышала губернатора живьем, и он мне понравился. Он говорил увлеченно, не лез за словом в карман, легко отвечал на вопросы и к месту шутил, причем смешно. Было очевидно, что идея его и впрямь увлекает.

Оказалось, за бюрократическими фразами случаются интересные идеи. Губернатор Висконсина Джим Дойл (Jim Doyle) просто-таки потряс меня. «У нас в Висконсине нет природного газа, нет угля и нет нефти», — начал он. Штат ежегодно тратит на покупку энергии 19 млрд долл. Дойл создал план перехода на энергетическую независимость и решил, что хотя бы четверть этой суммы нужно инвестировать в создание чистой энергии. Тогда вместо пустых трат штат получит двойную выгоду: рабочие места и чистую окружающую среду. К 2025 г. он рассчитывает самостоятельно обеспечивать себя необходимой энергией на четверть. На этом пути уже немало сделано. Взгляните на Google Earth, и вы увидите, что штат Висконсин — не самый солнечный в Соединенных Штатах — занимает здесь пятое место по производству солнечной энергии! Они наладили производство специального стекла, необходимого для производства солнечных батарей, и это производство открыло множество рабочих мест. Они строят ветряки — с ветром в Висконсине, слава богу, проблем нет. Они получили 55 млн долл. от Министерства энергетики на развитие целлюлозного этанола, и все эти деньги пошли на создание рабочих мест. Дойл провозгласил свой девиз — «Turn green to gold». А с какой нежностью губернатор говорил о своем Университете штата Висконсин в Мэдисоне! Даже любовь Шварценеггера к Дэвису меркла перед нею.

Самым же замечательным в речи Дойла мне показалось вот что. Подводя итоги своих инноваций, приводя цифры успехов, губернатор Висконсина сообщил, что вложенные в чистые технологии деньги окупаются в среднем через 2-3 года (sic!). И несмотря на это, инвесторы продолжают сопротивляться, не хотят вкладывать деньги в солнечный Висконсин будущего, все сомневаются. «Нужно, чтобы наука убедила людей, что создание чистых технологий обеспечит их работой», — заключил свою речь зеленый губернатор-демократ.

Что особенно приятно: все документы совершенно прозрачны, и я легко нашла весь губернаторский план8. Не знаю, как у вас, но у меня после прочтения этого плана строительства «Города Солнца» закралось подозрение, что все остальные политики на свете сговорились нас дурачить и обманывать: если всё так просто, то чем они все вообще занимаются?

Новые супердержавы чистых технологий

Сессия ученых проходила параллельно с губернаторскими выступлениями. Ее модератором был Джеф Маунт (Jeffrey F. Mount), профессор геологического факультета. Настоящее восхищение вызвал у меня рассказ австралийки Пенни Сакетт (Penny D. Sackett), Главного Ученого этой страны-антипода. Во-первых, мне понравился сам титул «Главного Ученого», чья задача предоставлять правительству Австралии независимые консультации или советы. И правительство, по словам Пенни Сакетт, слушает советников. Интересны были и частности, например история о том, что в Австралии на сегодняшний день осталось только 40% воды по сравнению с доколонизационным, или, как они его называют, «predevelopment» временем. Поучительна история о сложном регулировании этой воды, точнейших счетчиках, которые учитывают каждый литр и помогают не терять эту воду. Но самым впечатляющим был рассказ о новом сорте риса, который выдерживает самые страшные наводнения и полностью восстанавливается через 30 дней. Этот генетически выведенный в Австралии чудо-рис уже растет в Индии, Индонезии, Бангладеш и на Филиппинах.

«Мондави Центр» принимал губернаторов, чиновников и ученых, объединенных идеей создания чистых зеленых технологий и заботой о климате

Как мне показалось, в Америке ученые советуют правительству гораздо меньше, чем в Австралии, или их меньше спрашивают. Но вот кого совсем не было видно на этой сессии — это ученых из Азии и Африки, именно оттуда, откуда происходит больше всего проблем. Зато их официальная сторона была представлена широко.

Представительница Китая Вэньхан Хуан (Wenhang Huang) с титулом «Начальник Управления международного сотрудничества по изменению климата» показала целый слайд-фильм, в котором рассказала, как внимательно Китай относится к своей окружающей среде. Но начала она с ошеломляющих цифр. Вот некоторые из них:

• Валовой национальный продукт в Китае увеличивается ежегодно на 8%;

• Китай занимает второе место в мире по ВНП;

• США ежегодно инвестируют в китайскую экономику 63 млрд долл.;

• США экспортируют в Китай ежегодно товаров и услуг на 87 млрд долл.;

• Ежегодный доход американских компаний в Китае составляет 219 млрд долл.

После такого вступления только уже совсем идиот должен был не почувствовать себя кругом виноватым и сказать, что Китаю нужно разрешить выбрасывать сколько угодно грязи в атмосферу до тех пор, пока он этого хочет. Больше всего презентация начальницы по климату напомнила мне тезисы партийных съездов времен СССР.

Представители других азиатских регионов и африканских стран в основном рассказывали о своих маленьких и трогательных проектах по посадке деревьев, внедрению энергоемких электрических лампочек, фильтров для воды и портативных печей для приготовления пищи в отдаленных районах. Я вовсе не иронизирую, просто пытаюсь показать масштаб проблем.

Вэньхан Хуан, «начальник климата» Китая, и Раджендра Пачаури (Rajendra Kumar Pachauri, справа), знаменитый председатель Межправительственной комиссии по изменению климата (IPCC), ответственный за научную экспертизу по климатическим проблемам

Про климат как таковой заговорили все-таки европейцы. Если еще кто-то не верит в глобальные изменения климата, послушайте вот этот рассказ. Обаятельный королевский уполномоченный провинции Флеволанд (Нидерланды) Лин Вербэй (Leen Verbeek) рассказал о том, что в Голландии все дамбы и мельницы были рассчитаны на осадки 300 мм в день. Но с некоторых пор странно стали вести себя ветры: вместо того, чтобы уносить голландские дожди в Россию, они по три-четыре раза возвращаются обратно по кругу, и теперь осадки могут достигать 1200 мм в день. Пришлось строить специальные резервуары, чтобы собирать излишнюю воду и постепенно откачивать ее насосами (о том, почему ветры в Северном полушарии ослабевают, можно прочитать, например, в Nature9).

Среди выступавших чиновников попадались такие, чьи речи писали, по-видимому, опытные спичрайтеры с журналистским образованием. Набор тематических слов и ноль смысла, цель — усыпить бдительность аудитории. Поэтому, когда звучало что-то существенное, зал просыпался и сразу же начинал реагировать: щелкать камерами, подавать одобрительные возгласы, даже аплодировать. Так случилось неожиданно на выступлении менеджера отдела сельского хозяйства и устойчивого развития Всемирного банка Марка Кэклера (Mark Cackler). Он рассказал, что фермеры не желают вести диалог о чистой энергии, не хотят вкладывать в нее деньги. И особенно сильно сопротивляются самые бедные, даже не хотят брать дотации Всемирного банка. Кэклер был прям: он сказал, что люди ничего не знают о климате и ничего не понимают в том, как их же собственные угодья, почвы, леса будут реагировать на изменившиеся условия, не видят своей выгоды в поддержании экологии. Поэтому задача, согласно чиновнику, предельно ясна. Людям нужно объяснить, что происходит, и это — дело науки.

Что же делать?

Саммит подходил к концу, соглашение R20 было торжественно подписано10, но тот вопрос, с которым я пришла, так никуда и не делся. И что? И что со всеми этими знаниями, сведениями и намерениями политики намерены делать?

Желание людей доброй воли беречь окружающую среду и думать о будущих поколениях поддержал принц Уэльский в своем видеопослании к саммиту и лично губернатору Шварценеггеру, а вслед за ним и по прямой спутниковой связи — премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Что можно тут сказать? У принца удивительно красивый баритон, а премьер молод, выступает за «зеленую» экономику и очевидно остроумен, но таким и положено быть британскому премьеру. Однако вопрос так и остался.

Последнее слово Шварценеггера в этом отношении заслуживает внимания. Губернатор Калифорнии назвал своих героев. Ими оказались Нельсон Мандела, который победил расизм в ЮАР («Хотя потом все друг друга перерезали, — заметил губернатор, — но он все равно сделал невозможное!»), и Михаил Горбачев, «который потерял всю свою популярность, но остался героем, открыв ворота в будущее». Вот так и теперь, кто-то должен сделать этот шаг, открыть ворота в будущее для нового понимания нашего места в природе. И тут Шварценеггер сказал прямо: «Нужно популяризировать и распространять научные знания. Ученые должны объяснить людям, что происходит с климатом на самом деле, тогда мы достигнем взаимопонимания с общественностью и сможем защитить нашу планету».

Последний герой

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон делится своими «зелеными» взглядами по спутниковой связи с губернатором Шварценеггером и корреспонденткой NBS News Энн Томпсон (Anne Thompson)

Я задумалась. Должна ли наука объяснять людям, что им делать, — это большой вопрос. На мой взгляд, нет, не должна. Это уже дело инженеров, популяризаторов, политиков, наконец, и от чистоты их помыслов зависит результат. Особенно после «Климатгейта», который чуть не довел до самоубийства ныне полностью оправданного Фила Джонса11, того самого профессора-климатолога, которого сначала цинично ограбили, а потом начали торговать награбленным, во всеуслышание заявляя, что добро-то ничего не стоит — дрянь добро. Фил, кстати, не брал на себя такой обязанности кому-то что-то объяснять, но ему приписали намерения в подвохе и обмане. Учитывая это, каждый здравомыслящий ученый сто раз подумает перед тем, как вообще открыть рот, говоря о климате публично: могут и на костре сжечь.

В этой ситуации наука оказывается в ложном положении, от нее требуют того, чего она не может сделать, ответить «да» или «нет» на вопрос, который не имеет ответа «да — нет». О готовности или неготовности научного сообщества представить на суд общественности свое заключение было написано интереснейшее исследование, которое всем бы хорошо прочитать12. Кратко идею можно выразить так: нельзя представлять на суд общественности научные выводы до того момента, пока научное сообщество к этой презентации не будет готово. Вырванные из научной канвы (например, украденные с помощью взлома компьютера) данные, ставшие предметом преждевременного обсуждения, — тому горький пример.

Все известные мне ученые, занимающиеся климатом, после «Климатгей-та» стали чрезвычайно осторожными. Не дело занятых людей вмешиваться в дрязги политиков и принимать чью-то сторону, это по определению считается недостойным. А кроме того — бессмысленным: паны будут драться, а у холопов чубы лететь. Пройти путь Майкла Манна (автора знаменитой «хоккейной клюшки» — кривой палеотемператур, на которой виден рост средней температуры в Северном полушарии с начала индустриализации13) и уже упоминавшегося Фила Джонса никто не торопится. Вроде бы всё обсудили14, всех оправдали, но пока что ученые не смогли убедить общественность в том, что науку интересует истина, а не то, кто выиграет или проиграет от факта существования или отсутствия глобального потепления. «Мои коллеги и я должны быть готовы противостоять вопиющим искажениям истины со стороны политиков, которые стремятся дезориентировать и запутать публику. Они наносят ущерб американской науке. Их неспособность принять факт изменения климата нанесет урон нашим детям, и даже внукам», — написал недавно Манн в The Washington Post15.

Так найдется ли герой, который поверит науке и рискнет убедить в ее правоте публику, даже ставя на кон свою популярность? Что решит Канкун?

Фото автора

1 http://unfccc.int/2860.php

2 www.timesonline.co.uk/tol/news/environment/article6947199.ece

3 www.un.org/wcm/content/site/climatechange/pages/financeadvisorygroup

4 www.nature.com/news/2010/101124/full/468488a.html

5 http://ces.ucdavis.edu/ggcs3/

6 http://ces.ucdavis.edu/ggcs3/index.cfm?fuseaction=app.agenda

7 http://ces.ucdavis.edu/ggcs3/index.cfm?fuseaction=app.R20

8 http://cleanenergy.wi.gov/docview.asp?docid=13469&locid=148

9 www.nature.com/news/2010/101017/full/news.2010.543.html

10 www.dateline.ucdavis.edu/dl_detail.lasso?id=13080&fu=111910

11www.nature.com/news/2010/101115/full/468362a.html

12http://getenergysmartnow.com/2009/11/11/aps-says-in-your-face-deniers/ см. в тексте .pdf файл «See Science Bypass for a 128 page tour de force analysis by John Mashey»

13 www.agu.org/pubs/ crossref/1999/1999GL900070.shtml

14 www.nature.com/news/2010/100630/full/466024a.html

15 www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2010/10/07/AR2010100705484.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: