Памяти А.Р. Зильбермана

11 ноября 2010 г. не стало замечательного российского преподавателя физики, методиста, композитора трудных задач, с 1981 г., который вел раздел «Задачник «Кванта»» по физике — Александра Рафаиловича Зильбермана. В некрологе отмечается, что он был известен в нашей стране и за рубежом как выдающийся педагог с глубоким физическим мышлением, умевший донести свое восхищение красотой любимой науки до своих многочисленных учеников и слушателей. Он преподавал в «Колмогоровском интернате» (ныне — СУНЦ МГУ), в лицее «Вторая школа», школе № 25 г. Москвы.

Его работа методистом и преподавателем Московского института открытого образования (МИОО) задавала высший стандарт физического образования для тысяч московских учителей. В последние 20 лет А. Р. Зильберман был одним из тех, кто задал стиль Московской олимпиаде школьников по физике, вывел ее на высший в стране уровень, фактически формировал всю ее экспериментальную часть.

ТрВ-Наука публикует первый отклик на эту горькую новость.

Что сказать о человеке, которого ты знал и помнил 45 лет, но за все эти годы встречался с ним лишь трижды, с интервалами по 15 лет?

В советское время было два типа элитарных школ. В школах с преподаванием на иностранных языках элитарными были родители, которые были готовы идти на всяческие ухищрения, включая материальные расходы, чтобы обеспечить своим детям повышенное качество образования. Обучение в этих школах было выше среднего, но психологическая атмосфера в некоторых из них (не во всех) была неблагоприятной. Самые умные родители, если имели такую возможность, предпочитали нанимать своим детям частных преподавателей иностранных языков, но учить их в обычных школах, где в детском коллективе было больше социального равенства, а учителя не занимались поборами с родителей.

В физматшколах ни конкурса родителей, ни блатных учеников не было. Ребенок, который «не тянул», неизбежно сам отсеивался, причем часто с психологической травмой. Необычными здесь были дети и, что не менее важно, учителя. Одним из таких учителей был Зильберман.

В электронной версии моей автобиографической книги рассказывается, что однажды в 1965 г. я встретил на пляже «Орленка» одинокого и очень грустного 19-летнего студента МФТИ Сашу Зильбермана. Юноша рассказал, что мечтал поработать в «Орленке», его временно назначили вожатым, но ребята полюбили его больше, чем старшего коллегу, которого он замещал, это сочли интригой, и теперь ему приходится уезжать. Парень был в отчаянии, мне стало его жалко, и сложилось впечатление, что он по-настоящему мотивирован на педагогическую работу. Но когда я спросил Олега Газмана, тот сказал, что Саша слишком молод для работы с 15-16-летними ребятами, да и с отрядом у него не получилось. Я знал, что, если бы прямо попросил Газмана оставить парня, он не смог бы мне отказать, но злоупотреблять положением почетного гостя нельзя, да и что значит моя ни на чем не основанная интуиция по сравнению с педагогическим опытом Газмана?

Однако в данном случае интуиция меня не подвела. От знакомых молодых физиков я слышал, что Зиль-берман вскоре стал выдающимся школьным учителем, методистом, организатором физико-математических олимпиад, вырастил многих будущих ученых и учителей. Когда в 1978 г. мне захотелось «проверить» на ребятах некоторые главы своего учебника юношеской психологии, я Сашу разыскал, и он помог мне неформально пообщаться со своими воспитанниками.

Третий раз я встретил его в 2009 г. на Летней школе «Современная физика» в Дубне. Александр был уже всемирно известным методистом, лауреатом всяческих конкурсов и премий, а его ученики в нем души не чаяли.

В ноябре этого года Зильберман умер. Это не было неожиданностью. Два года назад ему удалили доброкачественную опухоль мозга, примерно на год ему стало лучше, а потом снова появились головные боли и головокружение. Пойти на вторую сложную нейрохирургическую операцию (риск был не столько умереть, сколько остаться на многие годы «овощем») учитель не пожелал, предпочтя смерть от диабетической комы. Обсуждать этот выбор мы не вправе.

На днях я прочитал, что в порядке борьбы с коррупцией в Москве хотят закрыть элитарные школы. Пожалуйста, проявите осторожность. Повышенное качество образования требует не столько дополнительных денег, сколько особого подбора учащихся и учителей. Уничтожить специализированные школы легко, но после этого некому будет учиться на физматах и работать в Сколково, и найдется ли место для таких учителей, как Александр Рафаилович Зильберман?

Игорь Семенович Кон,
философ, социолог, антрополог

На фото С. Третьяковой
с сайта МЦНМО (
www.mccme.ru)
А.Р. Зильберман на Летней школе
«Современная математика» под Дубной,
2009 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: