Нам пишут

Статью И. Л. Броневого редакция попросила прокомментировать замдиректора ИРЭ РАН член-корр. РАН С. А. Никитова

Уважаемый главный редактор!
Уважаемые коллеги!

Я получил приглашение от уважаемого М. С. Гельфанда на страницах ТрВ-Наука ответить на вопросы, поставленные в предыдущей и настоящей статьях г-на И. Л. Броневого. Первое мое желание было — не ввязываться в бессмысленную перепалку и, главное, не терять времени попусту. Однако, учитывая, на мой взгляд, социальную опасность, исходящую от господ типа Броневого, я счел нужным и на вопросы г-на Броневого ответить, и, что самое важное, попытаться защитить и науку, и Российскую академию наук от нападок подобных господ.

Ситуация, описанная в статьях, раздувается вокруг установки, о которой пишет г-н Броневой. Однако эта ситуация создана им самим. Уже в течение более шести лет г-н Броневой паразитирует на этой ситуации. Установка, как пишет Броневой в своей второй статье, «заказывалась для обнаруженного автором и сотрудниками, по-видимому, нового фундаментального явления». Основная суть этого высказывания — слово «по-видимому». Броневой решил, что он — автор нового фундаментального явления. А раз так, значит, ему все вокруг должны всемерно обеспечивать комфортную научную работу. Необходимо отметить, что так это и происходило до недавнего времени. Руководство нашего Института радиотехники и электроники им. В. А. Котельникова РАН (тогда еще просто ИРЭ РАН) в 2003 г. сочло возможным обратиться к президенту РАН с просьбой о выделении валюты для приобретения оборудования, из которого можно было бы собрать установку для Броневого. Инициатором просьбы выступил Броневой, чему есть письменные доказательства. К сожалению, на мой взгляд, Броневой в 2003 г. до конца не понимал, для чего ему нужна подобная установка, поскольку в первой заявке отсутствовала стрик-камера, необходимая Броневому. Поэтому два года спустя он инициировал письмо с просьбой о выделении денег на более дорогое оборудование, которое, в частности, дооснащалось стрик-камерой. Все последующие события связаны с тем, что Броневой требовал только одного: установка должна быть собрана поставщиками, и она должна выдавать те результаты, которые необходимы Броневому, чтобы, по-видимому, доказать, что он действительно открыл новое физическое явление, а фактически — его гениальность. В ход шли непрерывные требования: «у меня новая установка, «мне нужно новое помещение (офис). Офис должен быть отремонтирован, оснащен мебелью и офисным оборудованием». Все это было Институтом предоставлено. «Нужен новый лазер — требую денег на покупку нового лазера». Лазер был закуплен. Теперь ему нужны ставки и работающие люди.

Что касается других вопросов, которые Броневой ставит в своей статье, то опять-таки они демонстрируют его отношение к окружающему миру. Если он претендует на авторство нового физического явления, то как хороший исследователь он обязан всеми возможными способами доказать существование этого явления. Вместо этого он пытается, опять же всеми возможными способами объяснить, что ему нужна новая стрик-камера, теперь производимая в ИОФ им. А. М. Прохорова РАН. Для этого опять нужны деньги. Теперь 6 млн руб. Я хорошо понимаю сейчас, что оборудование, полученное Броневым, работает и может помочь получить достойные научные результаты. Но, понимая, что у нас в Институте никто другой не сможет воспользоваться этим оборудованием, именно с точки зрения его более эффективного использования, мы и предложили передать это оборудование в другие коллективы РАН.

Претензий к Броневому много и с точки зрения организации научных исследований в коллективе, которым он руководит. Он пришел в наш институт в 1983 г. и за два года успел разругаться с коллективом отдела, в который был принят. С тех пор его научная группа состоит из трех человек: Броневой, его жена и еще один сотрудник. За все время у него был один аспирант, который вынужден был бросить аспирантуру из-за личных взаимоотношений с Броневым. Сейчас к Броневому «приставили» молодого сотрудника для создания программного обеспечения установки. До недавнего времени в течение 6 лет г-н Броневой имел гранты РФФИ, но заявки для возможности финансирования научных исследований своей группы в другие министерства и ведомства, в том числе в РАН по программам поддержки фундаментальных исследований, подавать считал, по-видимому, ниже своего достоинства, будучи уверенным, что ему и так должны все предоставить.

Можно критически рассмотреть и обе статьи Броневого, в которых много лукавства, передергивания и неточностей. Не хочется этим заниматься, замечу, что это не только мое мнение, стиль Броневого сродни тому, каким действовали некоторые персонажи 1937 года.

Я должен отметить, что наш институт является одним из самых больших в РАН, вполне успешно работающих. За последние 5 лет институту были выделены средства для покупки импортного оборудования на сумму, в 25 раз превышающую стоимость установки Броневого. Это оборудование успешно закуплено, с его помощью уже получены результаты мирового уровня, что признано не только самими «владельцами» оборудования, но и мировым научным сообществом. В большинстве случаев такое оборудование принадлежит не конкретной лаборатории, а Центру коллективного пользования. При помощи оборудования силами самих сотрудников, из которых многие — молодые специалисты и аспиранты, создаются действительно уникальные установки.

По долгу своей общественной работы (я являюсь ученым секретарем Комиссии РАН по совершенствованию структуры РАН и членом Комиссии РАН по работе с молодежью) мне приходится сталкиваться с проблемами, существующими в РАН, которые аналогичны тем, что есть и у нас в институте. Но эти проблемы присущи и всему нашему обществу. Наша общая задача — найти скорейшее и оптимальное решение этих проблем. К сожалению, Броневой и ему подобные персонажи, на мой взгляд, лишь пытаются «замутить воду», чтобы скрыть собственную несостоятельность.

Броневой в своей второй статье, по-видимому, укорил меня в том, что я являюсь одним из победителей «Мегагранта», выигранного по конкурсу проведенному Рособрнаукой. Как я понимаю, на сегодняшний день все мировое научное сообщество согласилось с тем, что данный конкурс проходил открыто, честно и в соответствии с мировыми стандартами. Меня как победителя отобрали наряду с другими замечательными учеными. Я этот успех отношу к тем коллективам, в которых мне посчастливилось учиться и работать, — Московский Физтех и ИРЭ РАН. Отношу к своим учителям и коллегам в ИРЭ РАН, и в первую очередь к моему учителю и нашему директору Ю. В. Гуляеву, ко всей РАН, куда я имею честь быть избранным ее членом-корреспондентом.

Хотелось бы впредь тратить время только на науку и научное общение. Впереди еще много интересного. С уважением,

СА. Никитов,
член-корреспондент РАН,
зам. директора
ИРЭ им. ВА. Котельникова РАН

* * *

Выводы

Комиссии, созданной Распоряжением Президиума РАН № 10 280Н 886 от 6 октября 2010 года в связи с обращением главного научного сотрудника Учреждения Российской академии наук Института радиотехники и электроники им. В. А. Котельникова РАН (ИРЭ РАН) доктора физикоНлатематических наук И. Л. Броневого в администрацию Президента РФ

17.11.2010

Комиссия Президиума Российской академии наук (РАН), созданная Распоряжением Президиума РАН № 10 280−886 от 06 октября 2010 г. в связи с обращением главного научного сотрудника Учреждения Российской академии наук Института радиотехники и электроники им. В.А. Котельникова РАН (ИРЭ РАН) доктора физико-математических наук И.Л. Броневого в администрацию Президента РФ и состоящая из ведущих ученых в области лазерной физики и оптоэлектроники, рассмотрела материалы, представленные ИРЭ РАН, ФГУП «В/О „Академин-торг“ РАН», научными консультантами-экспертами МГУ им. М.В. Ломоносова, заслушала мнения генерального директора инжиниринговой компании S&I Spectroscopy&Imaging GmbH (S&I GmbH) и генерального директора фирмы Optronis GmbH, производителя стрик-камер, и пришла к следующим выводам:

1. Обращение И.Л. Броневого на блог Президента РФ Дмитрия Анатольевича Медведева с обвинениями в адрес ФГУП «В/О „Академинторг“ РАН» в поставке в ИРЭ РАН в непригодном для эксплуатации состоянии «Установки для анализа спектра оптического излучения на базе двойного спектрографа SpectraPro 2500i для анализа сверхбыстрой нелинейной динамики электронно-дырочной плазмы в комплекте» (Установка) безосновательно. Изложенное в нем не соответствует действительности. Установка реально используется И.Л. Броневым в работах, проводимых в лаборатории ИРЭ РАН.

2. Представители инофирм в своих выступлениях подтвердили работоспособность Установки. Аналогичные системы успешно используются в других институтах РАН.

3. При подготовке заказа на импорт И. Л. Броневой был не готов к квалифицированному формированию спецификации на приобретаемую Установку из-за отсутствия понимания техники проведения научных экспериментов, что привело к задержкам не только в комплектации и приобретении оборудования, но и к дальнейшему недостаточно эффективному его использованию. Таким образом, ответственность за нерациональное использование бюджетных средств полностью лежит на ИРЭ РАН и персонально на И. Л. Броневом.

4. ИРЭ РАН не имеет претензий к работе ФГУП «В/О „Академинторг“ РАН». По всем другим проектам имеется полное взаимопонимание между ИРЭ РАН и ФГУП «В/О „Академинторг“ РАН». ИРЭ РАН считает, что поставленная для И. Л. Броневого Установка по своим параметрам работоспособная.

5. Заявление И. Л. Броневого о непрозрачности расходования бюджетных средств в Президиуме РАН и о коррупционных схемах закупки научного оборудования абсолютно необоснованно и происходит из-за незнания им установленного в РАН порядка рассмотрения заказов Институтов РАН в подразделениях Президиума РАН, формирования плана закупок и приобретения импортного научного оборудования. В актах ежегодной проверки Счетной Палатой РФ Российской академии наук и ФГУП «В/О „Академинторг“ РАН» (2005 — 2010 гг.) не зафиксировано ни одного случая нецелевого использования бюджетных средств и нарушения ценообразования. В Президиуме РАН нормативными документами установлен жесткий контроль за расходованием бюджетных средств.

6. В связи с тем, что до настоящего времени в ИРЭ РАН нет условий не только для дальнейшего эффективного использования Установки, но и для проверки ее полной работоспособности (отсутствие соответствующего лазерного источника и специального лабораторного помещения), а также нет ясности в том, когда эти условия будут созданы, комиссия считает целесообразным рекомендовать Президиуму РАН рассмотреть вопрос о передаче этой Установки в другой институт РАН, занимающийся исследованиями по близкой научной тематике и имеющий все условия для ее эффективного использования.

7. Комиссия считает необходимым рекомендовать руководству ИРЭ РАН провести тщательное расследование данного случая и усилить контроль за обоснованностью и целесообразностью закупки при заказах дорогостоящего импортного оборудования, а также за наличием условий и уровнем подготовленности научных сотрудников к его использованию.

Подписи членов комиссии:

С. Н. Багаев, академик, директор Учреждения Российской академии наук Института лазерной физики Сибирского отделения РАН, председатель

М. И. Яландин, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Учреждения Российской академии наук Института электрофизики Уральского отделения РАН

З. Ф. Красильник, доктор физико-математических наук, директор Учреждения Российской академии наук Института физики микроструктур РАН

М. Н. Мизеров, кандидат физико-математических наук, директор Учреждения Российской академии наук Научно-технологического центра микроэлектроники и субмикронных гетероструктур РАН

А. А. Ионин, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией Учреждения Российской академии наук Физического инсти-итута им. П.Н. Лебедева РАН

В. Д. Кулаковский, доктор физико-математических наук, заместитель директора Учреждения Российской академии наук Института физики твердого тела РАН

Ю. Г. Кусраев, доктор физико-математических наук, руководитель отделения физики твердого тела Учреждения Российской академии наук Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе РАН

* * *

От редакции

Мы не считаем, что компетентны судить о научной стороне конфликта в ИРЭ. Тем не менее, ни в ответе С. А. Никитова, ни в публикуемом решении комиссии ПРАН под руководством С. Н. Багаева (к которому мы также обращались с просьбой о комментарии) мы не нашли ответов на вопросы, которые нам кажутся ключевыми в этой ситуации.

Прежде всего — соответствует ли полученная институтом установка требованиям техзадания? В решении комиссии сказано, что «Установка реально используется в работах, проводимых в ИРЭ Л. И. Броневым» (п. 1) и что «представители инофирм в своих выступлениях подтвердили работоспособность Установки» (п. 2), но одновременно утверждается, что «в ИРЭ РАН нет условий не только для дальнейшего эффективного использования Установки, но и для проверки ее полной работоспособности» (п. 6). Интересно, только нам кажется, что эти пункты слегка противоречат друг другу?

Нельзя не обратить внимания также на то, что комиссия, заслушав «представителей инофирм», демонстративно отказалась выслушать самого И. Л. Броневого, а также не стала привлекать независимых экспертов. Руководство ИРЭ сейчас утверждает, что оно не имеет претензий к Академинторгу, но это противоречит приведенным выше и другим имеющимся в распоряжении редакции документам, а также тому факту, что до сих пор не подписан акт о приемке установки в эксплуатацию. Что-то изменилось за последнее время? Что?

В отсутствие ясного ответа на эти вопросы мы не видим оснований считать, что причина конфликта сводится без остатка к человеческим качествам И. Л. Броневого, как пишет С. А. Никитов, или к непониманию первым «техники проведения научных экспериментов», как решила комиссия.

За время, прошедшее после выхода первой статьи про Академинторг, мы услышали множество похожих историй, но всегда под обещание про них не писать. Из всего произошедшего ясно, что так получается лучше. Но ясно и другое: до тех пор, пока научное сообщество в целом и каждый его представитель по отдельности будут молча терпеть, в лучшем случае рассказывая друг другу смешные и страшные истории в курилках, с нами будут вот так обращаться. Потому что мы этого заслуживаем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
4 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
АлександрSashaМаксим БорисовИгорь Броневойгореев Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
гореев
гореев

Уважаемые коллеги! Каковы человеческие свойства автора этой статьи судить сложно. Я его не знаю. И справок не наводил. Наверное, Никотову можно и поверить. Он с ним работает давно. Но автор этой статьи берется судить весь мир нашей страны и это уже, действительно, опасно. Мне кажется, что редколлегии Газеты стоит немного задуматься о «научном заделе» автора этих публикаций. Это вопрос тоже очень непростой, но есть объективные критерии научного потенциала ученого, а тем более, доктора наук — число научных публикаций в реферируемых журналах. Я посмотрел этот параметр для всех ученых, фамилии которых приведены в статьях Броевого И.Л. в библиотеке РФФИ и нашел, что у него статей опубликовано за все время его научной деятельности всего 12. У всех остальных участников комиссии опубликованных статей значительно… Подробнее »

Игорь Броневой
Игорь Броневой

Позвольте мне прокомментировать написанное в отзыве С.А. Никитова на мою статью. «Броневой решил, что… ему все вокруг должны обеспечивать комфортную научную работу. Необходимо отметить, что так это и происходило до настоящего времени.» Все прекрасно знают, что комфортную работу обеспечивают обычно тем, кто работает на руководство, а я к таковым не отношусь. Более того, моё мнение о С.А. Никитове, очень нелестное для последнего, ему известно. Последнее во многом и объясняет его отзыв. «В ход шли непрерывные требования… мне нужно новое помещение (офис). Офис должен быть отремонтирован, оснащен мебелью и оборудованием. Всё это было предоставлено». Длина лазерного комплекса на котором мы работаем 5,6 м, добавьте источники питания и прочее оборудование. Всё это примерно пять лет размещалось в комнате площадью… Подробнее »

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

> На сайте газеты появились ещё два аналогичных отзыва, которые, случайно или нет, очень напоминают стиль одного из упомянутых в моей последней статье персонажей.

Да, действительно, два негативных комментария на сайте (гореев: 26.11.2010 в 0:30 и Гадеминас Явенавичус: 25.11.2010 в 16:37) были опубликованы под разными именами и мэйлами, но сделаны они с одного и того же московского IP — значит, очевидным образом связаны. По сути, за явные оскорбления нужно было один из них удалить, но было лишь изменено на троеточие…

Sasha
Sasha

Ох, ребята, грустно все это.
Я всех помню, работал в ИРЭ 10 лет, все вроде бы люди хорошие. Может быть пристрастен, кого помню, того в «хорошие» и зачисляю.
Ни к Никитову, ни к Черепенину никогда претензий не было. Все-таки люди занимались наукой. В старые добрые времена были еще те закупочные структуры, но и с ними можно было найти общий язык. Как правило.
В общем, просто так не разберешься.
Увы

Александр
Александр

На мой взгляд, начальственная сторона показывает себя с худшей стороны. Недостойная научного сообщества межличностная грызня. (Объективная критика) 1. Несоблюдения принципа равенства и состязательности сторон 1.1. И.Л.Броневой не допущен на заседание комиссии РАН по его вопросу, а представители поставщика были. 1.2. Отсутствие представителя лаборатории при решении о передаче установки в ИФМ РАН. 2. Неполная или неверная оценка положения вещей 2.1. Вопрос о качестве работы установки подменяется вопросом факте ее работы. При констатации «использования установки в реальной работе» (п. 1 Выводов) качественная сторона не затронута. 2.2. Противоречие между п. 1 Выводов и п. 6 Выводов. 3. Непринятие в расчет формальной стороны дела 3.1. Акт приемки не подписан (письмо от 07.06.2010). 3.2. Гарантийный срок не отсчитывается (письмо от 07.06.2010) как следствие. 3.3. Обязательства поставщика… Подробнее »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: