Последние из могикан

Т.Шанин. Фото А.Артамонова

8 и 29 октяб­ря 2010 г. испол­ни­лось по 80 лет одно­му физи­ку и одно­му «лири­ку»: ака­де­ми­ку РАН, док­то­ру тех­ни­че­ских наук, иссле­до­ва­те­лю в обла­сти аэро­ди­на­ми­ки боль­ших ско­ро­стей, пре­зи­ден­ту Меж­ду­на­род­но­го инже­нер­но­го уни­вер­си­те­та, пред­се­да­те­лю жюри пре­мии «Про­све­ти­тель» Юрию Рыжо­ву и социо­ло­гу, кре­стья­но­ве­ду, про­фес­со­ру Ман­че­стер­ско­го уни­вер­си­те­та, пре­зи­ден­ту Мос­ков­ской выс­шей шко­лы соци­аль­ных и эко­но­ми­че­ских наук Тео­до­ру Шани­ну.

Мы не зна­ем, зна­ко­мы ли они друг с дру­гом. Одна­ко уди­ви­тель­ное и неожи­дан­ное сов­па­де­ние дат их рож­де­ния (1930) застав­ля­ет заду­мать­ся о том, что их объ­еди­ня­ет. И это не толь­ко исто­рия Рос­сии, через мно­гие пери­пе­тии кото­рой при­шлось прой­ти и Рыжо­ву, и Шани­ну. И это не толь­ко нау­ка, слу­же­нию кото­рой они посвя­ти­ли свои жиз­ни. И это не толь­ко нерав­но­ду­шие к обще­ствен­ным вопро­сам, кото­рое им свой­ствен­но, а преж­де все­го сила, цель­ность и мас­штаб их лич­но­стей.

Юрий Алек­се­е­вич и Тео­дор, с днем рож­де­ния!

Ю.А. Рыж­ков. Фото из архи­ва фон­да «Дина­стия»

Живут на све­те люди, био­гра­фи­че­ски никак меж­ду собой не свя­зан­ные, зани­ма­ю­щи­е­ся раз­ны­ми нау­ка­ми. Но оди­на­ко­во мас­штаб­ные. Наблю­да­ешь за ними, заме­ча­ешь неожи­дан­ное сход­ство манер, при­вы­чек, взгля­дов. Не в узком смыс­ле («что вы дума­е­те о…»), а в пре­дель­но широ­ком – взгля­дов не на кон­крет­ные про­бле­мы, а на жизнь как целое. Отме­ча­ешь осно­ва­тель­ность, сво­бо­ду, лег­кость, муд­рость. А потом вдруг – юби­лей, и выяс­ня­ет­ся, что они – одно­год­ки. Обо­им испол­ни­лось по 80.

Выда­ю­ще­е­ся поко­ле­ние, кото­рое с досто­ин­ством про­шло сквозь после­во­ен­ную исто­рию. Как Шанин – то сра­жа­ясь в Пале­стине, то бун­туя в Ман­че­сте­ре, то созда­вая неза­ви­си­мое обра­зо­ва­ние в Рос­сии. Как Рыжов – то раз­ви­вая авиа­цию, то порож­дая демо­кра­тию, то защи­щая уче­ных, не поде­лив­ших­ся с чеки­ста­ми и сев­ших на дол­гие сро­ки. Как-то Рыжов ска­зал, что в систе­ме отбра­ков­ки глав­ное – не посту­пать­ся эта­лон­ным экзем­пля­ром; как толь­ко посту­пил­ся – пиши про­па­ло. Вот Рыжов и Шанин и есть эта­лон­ные экзем­пля­ры. Они нам гораз­до нуж­нее, чем мы им. Поэто­му дай им Бог (в кото­ро­го они, кажет­ся, не слиш­ком верят) здо­ро­вья и дол­гих ясных лет.

Алек­сандр Архан­гель­ский,
писа­тель, теле­ве­ду­щий,
сопред­се­да­тель орг­ко­ми­те­та
пре­мии «Про­све­ти­тель»

* * *

VOX SHANIN

Шанин как чело­век гово­ря­щий

Тео­до­ра Шани­на я знаю боль­ше два­дца­ти лет. Пер­вая встре­ча – 1990 год, июль, Все­со­юз­ная ака­де­мия сель­ско­хо­зяй­ствен­ных наук им. Лени­на, крас­но-бар­хат­ный кон­фе­ренц-зал. Орга­ни­за­ци­он­ное собра­ние чле­нов Пер­во­го кре­стья­но­вед­че­ско­го про­ек­та. Вхо­дит гро­мад­ный, чуть-чуть нелов­кий в дви­же­ни­ях, круп­но­го­ло­вый муж­чи­на, небреж­но кла­дет на зеле­ный стол кожа­ную пле­че­вую сум­ку и гово­рит: «Изви­ни­те за опоз­да­ние. Десять минут. Москва – тяже­лый город…». Меня поче­му-то пора­зи­ли эти про­стые отры­ви­стые сло­ва, ска­зан­ные чело­ве­ком дела и чело­ве­ком в то же вре­мя дели­кат­ным.

С той мину­ты я начал при­сталь­но наблю­дать Тео­до­ра как лич­ность гово­ря­щую. Про­фес­сор Шанин не пере­ста­ет удив­лять и вос­хи­щать меня как рече­вой фено­мен. Раз­го­вор Тео­до­ра, как мне кажет­ся, уни­ка­лен. И поэто­му лишь пони­мать смысл речей Шани­на, фик­си­ро­вать в памя­ти лишь содер­жа­тель­ные, инфор­ма­ци­он­но-логи­че­ские эше­ло­ны его выска­зы­ва­ний – всё рав­но, что слу­шать музы­ку в фор­ма­те mp3.

К сча­стью, подоб­ная кон­вер­та­ция и редук­ция невоз­мож­ны для вни­ма­тель­ных его слу­ша­те­лей. Воис­ти­ну уст­ная речь Тео­до­ра Шани­на вели­ко­леп­на и непо­вто­ри­ма в сво­ей непра­виль­но­сти и про­дук­тив­ной шеро­хо­ва­то­сти. Она цеп­ля­ет, тере­бит и взлох­ма­чи­ва­ет стан­дарт­ные слу­ша­тель­ские при­выч­ки чело­ве­ка. Извест­но пуш­кин­ское: «Как уст румя­ных без улыб­ки, /​ Без грам­ма­ти­че­ской ошиб­ки /​ Я рус­ской речи не люб­лю…».

Тео­дор уме­ет вир­ту­оз­но вопло­щать эту улыб­чи­вую, а порой и серьез­ную оши­боч­ность. Гово­ря­щий Тео­дор инте­ре­сен и непо­вто­рим сво­им син­так­си­сом и фоне­ти­кой. В кон­струк­ции любой его фра­зы вид­ны оче­вид­ные (с точ­ки зре­ния стан­дарт­ной нор­мы) ошиб­ки – рельеф­ные швы, проч­ные, но ско­шен­ные сочле­не­ния, гру­бо изыс­кан­ные кре­пеж­ные эле­мен­ты. И в этом – осо­бый талант гово­ря­ще­го Тео­до­ра.

Вслу­ши­ва­ясь в его речь, всмат­ри­ва­ясь в про­стран­ство его фра­зы, пери­о­да, абза­ца, ловишь себя на том, что реаль­но дума­ешь вме­сте с ним (чуть-чуть отста­вая), мгно­вен­но заме­няя бру­таль­но уве­си­стые кон­струк­ции Тео­до­ра сво­и­ми соб­ствен­ны­ми – облег­чен­ны­ми, стан­дарт­ны­ми, при­выч­но уют­ны­ми.

Но эта заме­на есть твор­че­ство. Эта заме­на есть усва­и­ва­ние семан­ти­че­ской сте­рео­ско­пии тек­стов Шани­на. Зву­ча­ние и пар­ти­ту­ра гово­ря­ще­го Тео­до­ра – все­гда поли­фо­ния. Это – фуга, а не рече­вое тарах­те­нье, кото­ро­го мы все вдо­воль наслу­ша­лись и от уни­вер­си­тет­ской про­фес­су­ры, и от теле­ви­зи­он­ных гово­ру­нов, и от поли­ти­ков.

Все­гда захва­ты­ва­ет зре­ли­ще, точ­нее – вос­при­я­тие аку­сти­че­ской дорож­ки раз­го­во­ра Тео­до­ра с жур­на­ли­ста­ми. (К сча­стью, Шанин в послед­нее вре­мя ста­но­вит­ся гостем мно­гих теле- и радио­дис­кур­сов.) Как извест­но, жур­на­ли­сты, веду­щие про­грамм – народ бой­кий и нетер­пе­ли­вый. Для них тем­по-ритм про­грам­мы – само­цель. Они не любят пауз и непред­ска­зу­е­мых лек­си­че­ских свя­зок и пово­ро­тов. При­пом­ни­те: когда Тео­дор, сидя в эфи­ре, вдруг заду­мы­ва­ет­ся, ища сло­во, жур­на­лист (пом­ня, что Шанин – ино­стра­нец) услуж­ли­во под­со­вы­ва­ет ему свой, как пра­ви­ло, сте­риль­ный, стер­тый вари­ант – вот тогда-то и свер­ка­ет непод­ра­жа­е­мое рече­вое мастер­ство Шани­на. Он мед­лен­но выго­ва­ри­ва­ет свой гла­гол, свое опре­де­ле­ние, свой тер­мин, свое сло­во. И мгно­вен­но бесе­да обре­та­ет мощь и уве­си­стость.

На одном из пер­вых «длин­ных сто­лов», когда мы с Тео­до­ром обсуж­да­ли оче­ред­ной этап Пер­вой кре­стья­но­вед­че­ской экс­пе­ди­ции и Тео­дор про­чел нам лек­цию об экс­по­ляр­но­сти, я отва­жил­ся заме­тить, что сти­ли­сти­ка Тео­до­ра напо­ми­на­ет склад мему­ар­ных тек­стов Алек­сандра Гер­це­на. Такая же отры­ви­стость и под­ре­зан­ность, взвол­но­ван­ная сухость фра­зы… Тео­дор выслу­шал меня, поду­мал и ска­зал: «Что ж, Гер­цен не самый пло­хой обра­зец и при­мер…».

И гром­ко, по-шанин­ски, рас­хо­хо­тал­ся. Одно­вре­мен­но под­миг­нув.

Вале­рий Вино­град­ский,
социо­лог, кре­стья­но­вед,
док­тор фило­соф­ских наук,
про­фес­сор кафед­ры «Социо­ло­гия»
Сара­тов­ско­го госу­дар­ствен­но­го
тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та

При­ме­ча­ние:

Ста­тья В. Вино­град­ско­го пуб­ли­ку­ет­ся с любез­но­го раз­ре­ше­ния МВШСЭН. Она вой­дет в сбор­ник юби­лей­ных ста­тей о Т. Шанине, кото­рый будет пред­став­лен на празд­но­ва­нии 80-летия уче­но­го в Москве, 11 нояб­ря 2010 г.

* * *

Кры­ла­тые фра­зы Тео­до­ра Шани­на:

Я – ате­ист. С две­на­дца­ти лет. До это­го меня вос­пи­ты­ва­ли в рели­ги­оз­ном духе, осо­бен­но дед. Но одна­жды я решил, что рели­гия несов­ме­сти­ма с нау­кой. И ска­зал об этом маме. Она спро­си­ла: что же из это­го сле­ду­ет? Я ска­зал, что боль­ше не буду молить­ся. С тех пор так и живу. (…)

Тогда я поста­вил себе вопрос: есть ли вещи, кото­рые явля­ют­ся для меня абсо­лют­ны­ми цен­но­стя­ми? Про­ду­мы­вая это, я начал с деся­ти запо­ве­дей. И при­шел к тому, что, соб­ствен­но гово­ря, ни одна из них не абсо­лют­ная цен­ность для меня. Они явля­ют­ся цен­но­стя­ми, но не абсо­лют­ны­ми. Ска­жем, «не укра­ди». Я был заме­шан в воров­стве в дет­стве, когда в ссыл­ке помо­гал ребя­там сбы­вать кра­де­ный хлеб, что­бы про­кор­мить семью. И мне не стыд­но. .Я дер­жусь этой запо­ве­ди: мне дове­ря­ют, и не зря, огром­ные сум­мы. Я не отсту­паю и от дру­гих запо­ве­дей, но они не абсо­лют­ны для меня.

Что же тогда? И так я нашел две абсо­лют­ные цен­но­сти, кото­рые оста­ют­ся для меня тако­вы­ми и по сей день. Одна из них, вто­рая: быть доб­рым дру­гом дру­зьям. Друж­ба как абсо­лют­ная, а не пере­мен­ная цен­ность. А пер­вая… Ее точ­но опи­сы­ва­ют сло­ва из кни­ги про Мак­ка­ве­ев, кото­рую я читал в дет­стве: «И ты не согнешь колен перед чело­ве­ком и перед Богом, пото­му что раба­ми мы были в зем­ле Еги­пет­ской». Очень глу­бо­кие сло­ва, если вду­мать­ся. Их гово­рят люди, бес­ко­неч­но пре­дан­ные Богу, но полу­ча­ет­ся: одно дело – абсо­лют­ная пре­дан­ность, а дру­гое – не согнуть коле­на. Это необык­но­вен­но дра­ма­ти­че­ский взгляд на дей­стви­тель­ность. И я его при­ни­маю. Для меня важ­но, что я в жиз­ни не согнул колен перед чело­ве­ком или Богом. И наде­юсь таким уйти в мир иной.

(…) Сво­им сту­ден­там я сра­зу же гово­рю: раз­ни­ца меж­ду моим поко­ле­ни­ем и вашим в том, что в наше вре­мя чело­век осва­и­вал в инсти­ту­те про­фес­сию, с кото­рой оста­вал­ся сорок лет, а если вы не поме­ня­е­те про­фес­сию четы­ре раза за жизнь, я буду удив­лен. … Шко­ла(ТрВ: МВШСЭН, по-дру­го­му Шанин­ка) долж­на дать уве­рен­ность в том, что мож­но спра­вить­ся с труд­но­стя­ми без того, что­бы про­дать душу дья­во­лу. Пото­му что про­дать душу – это тоже один из спо­со­бов спра­вить­ся с труд­но­стя­ми. Так в каж­дом обще­стве, а в Рос­сии совре­мен­ной осо­бен­но (из интер­вью Т. Шани­на В. Коно­ва­ло­ву, «Изве­стия», 2004 [1]).

* * *

Вла­стью, дан­ной мне от Бога, я про­дле­ваю пере­рыв. С 15 до 20 минут.

У А. Эйн­штей­на есть ста­тья «Поче­му я соци­а­лист». В ней Эйн­штейн выска­зал очень вер­ную мысль о том, что есте­ствен­ные нау­ки помо­га­ют нам достиг­нуть цели, но ниче­го не могут ска­зать нам про сами цели. В точ­ку! Имен­но для это­го и нуж­ны гума­ни­тар­ные и обще­ствен­ные нау­ки. Если их не защи­тить, мы, быть может, будем знать, как добить­ся цели, но не будем знать – какой. (.)

Высо­кие тех­но­ло­гии в обла­сти ком­му­ни­ка­ций пре­дель­но важ­ны, но если вло­жить все ресур­сы в это, то лег­ко мож­но полу­чить искрив­лен­ное обще­ство, как быва­ло в Рос­сии не толь­ко в эпо­ху инду­стри­а­ли­за­ции, но и рань­ше. То, что Рос­сия отста­ет в нема­лом, – это не ново. Она и отста­ет, и дого­ня­ет, и обго­ня­ет почти три­ста лет. Но она может попасть впро­сак, если все свои ресур­сы сосре­до­то­чит в одном месте. Пере­бор был все­гда более опа­сен Рос­сии, чем недо­бор. Реаль­ный вопрос, на кото­рый надо, мож­но и нуж­но отве­тить, – не «что делать», а как ком­би­ни­ро­вать «дела­ние», как опти­маль­но исполь­зо­вать ресур­сы (из интер­вью Т. Шани­на 0. Орло­вой, «Полит.ру», 2006 [2]).

* * *

Рос­сия не может и не долж­на стать слеп­ком Запа­да. Не может пото­му, что куль­тур­ные осо­бен­но­сти не исче­за­ют из-за воле­вых реше­ний бан­ки­ров и пра­ви­тельств. Не долж­на пото­му, что исчез­но­ве­ние осо­бен­но­стей обед­нит и Рос­сию, и мир. В то же вре­мя Рос­сия не может и не долж­на закры­вать­ся от Запа­да. Не может пото­му, что гло­ба­ли­за­ция – не выдум­ка ана­ли­ти­ков и поли­ти­ков, она реаль­на и необ­ра­ти­ма. Не долж­на пото­му, что мир нужен Рос­сии, а Рос­сия нуж­на миру. Эта «веч­ная дилем­ма» поэто­му бес­смыс­лен­на, а суще­ствен­ным явля­ет­ся вопрос дру­го­го харак­те­ра: что полез­но отобрать из нара­бо­тан­но­го Запа­дом обра­зо­ва­тель­но­го опы­та и как это инте­гри­ро­вать в усло­вия Рос­сии (Из выступ­ле­ния Т. Шани­на перед рек­то­ра­ми рос­сий­ских вузов «О поль­зе ино­го», 2006 [3]).

1. www.izvestia.ru/articles/article42804/

2. www.polit.ru/science/2006/01/23/sh.html

3. www.polit.ru/science/2006/01/23/shan.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: