Дурные деньги достались достойнейшим

Объявлены победители «мегагрантов». Не 80, как было обещано, а всего 40, еще 40 обещано на потом. Естественно, результаты вызвали живое обсуждение в Интернете. Попробуем дать некое субъективное резюме по обсуждению, но для начала — что такое мегагранты.

Гранты выделяются на два года для создания лабораторий мирового уровня при российских университетах, их размер — 150 млн руб. Руководителем гранта может быть как иностранный, так и российский ученый. Руководитель обязан проводить в заявленном университете не менее 4 месяцев в год. Если руководитель российский — университет, где он должен создавать лабораторию, должен находиться не по месту жительства руководителя.

В целом в результате дискуссий по поводу конкурса вырисовывается две новости — хорошая и плохая. Начнем с хорошей.

Она заключается в довольно разумных результатах отбора победителей. Я могу судить об этом только по своей области, но ученые других направлений, например биологи, математики и геологи, говорят то же самое: победители (т.е. руководители победивших заявок) — действительно сильные ученые. Конкурс проводился в два этапа: сначала работали эксперты и выставляли оценки. На основании этих оценок был сформирован короткий список -114 проектов. Большинство комментаторов сходится на том, что этот этап был честным, что эксперты отработали хорошо и что до короткого списка не допустили слабые проекты, в том числе, возглавляемые влиятельными персонами. Из «агентурных данных» (список не опубликован) следует, что уже короткий список был вполне приличным, так что дальнейшая процедура, которой высказано гораздо меньше доверия, сильно испортить его не могла. Здесь сказалась здравая (хотя и проведенная впопыхах) процедура отбора экспертов, а также наличие большого количества иностранных экспертов (включая русскоязычных). Могу поделиться своими сведениями: в моей области список экспертов был весьма неплохим. Из частных разговоров следовало, что эксперты правильно понимают задачу не допустить в короткий список слабые проекты, кем бы они не возглавлялись. Похоже, это им удалось.

Многие участники дискуссии сходятся в том, что следующий этап — отбор победителей Советом по грантам — был гораздо менее прозрачным и вызвал недоверие, хотя явных свидетельств каких-то махинаций на этом этапе нет. Во всяком случае, член Совета Сергей Гуриев говорит, что никакие соображения, не связанные с научным уровнем проектов, на Совете не звучали, а финальные итоги подведены тайным голосованием. Осталось непонятым решение о сокращении числа победителей вдвое. Высказывались аргументы и за, и против. Скорее всего, знак данного решения будет зависеть от организации второго этапа конкурса.

Плохая новость заключается в том, что сам конкурс при данных обстоятельствах места и времени находится на грани идиотизма. Тем более, что он осуществляется на фоне планируемого сокращения бюджета РФФИ и массовых выступлений ученых против такого сокращения. Бюджет конкурса с 80 победителями превышает годовой бюджет РФФИ, идущий на поддержку десятков тысяч ученых. Наиболее резкие и четкие заявления в дискуссии по поводу конкурса можно просуммировать следующим образом:

— Конкурс заведомо неэффективен, особенно в сравнении с РФФИ. Причем, как ни измерять эффективность — в статьях ли (в год выходит тысяч 15 статей с благодарностью РФФИ — сколько можно ожидать от 80 лабораторий?), или в нобелевских лауреатах или в поддержании уровня образования. Конечно, положительный эффект будет, но напомним, что в знаменателе стоит огромная величина.

— Внезапное выделение огромных средств на короткий период чревато сильнейшим несварением. В большинстве случаев — 90% - пронесет со свистом. Исключение могут составить уже готовые исследовательские группы, которым не хватает для уже хорошо осознанных и проработанных целей совершенно конкретного дорогого оборудования.

— Декларированная задача конкурса — создание новых передовых лабораторий — нереалистична. Передовые лаборатории не создаются, они вырастают, и на это уходят годы. Некоторые задают ехидный вопрос: а что же будет с этими лабораториями по окончании гранта? И тут же отвечают: уедут в полном составе…

— Победители со своими миллионами окажутся в неблагоприятной агрессивной среде, причем многие еще ее и не нюхали. Сейчас не XVIII век, и изменить эту среду им явно не по зубам. Скорее они окажутся в ней инородными телами.

Это было некоторое резюме дискуссии, теперь личная точка зрения автора заметки.

Все вышесказанное сводится к тому, что деньги, которые получат победители, следует назвать не сумасшедшими, а скорее дурными. Эти гранты очень тяжело отработать достойно. Их конечно нетрудно распилить, проесть или бескорыстно пустить на ветер. Но, по моему убеждению, для большинства победителей репутация важнее жирного куска, а значит — они ввязались в весьма рискованное дело. Конечно, хочется пожелать им всяческих успехов, чтобы скептики были посрамлены, — чем черт не шутит!

Как следует из вышесказанного, в конкурсе есть и положительные, и отрицательные стороны. Самое полезное — прецедент хорошей, независимой экспертизы, своего рода тренировка. Правда, плата за тренировку явно великовата. Самое вредное — возможная дискредитация как самой идеи конкурсов, так и вообще идеи возрождения науки в России. Деньги, даже зря потраченные, — дело наживное. Не наживное — тысячи приличных российских ученых, которые сажаются на все более голодный паек. Оценивая конкурс в целом как отрицательное явление, хотел бы ошибиться. Дальнейшее слово — за победителями.

Борис Штерн

Источники фотографий, использованных в коллаже не первой полосе:

Верхний ряд слева направо:

Искандер Ахатов (с сайта www.anrb.ru)
Федор Богомолов (с сайта www.mathnet.ru)
Станислав Смирнов (с сайта www.math.ru)
Юрген Оберст (с сайта http://static.startblatt.at)
Сергей Лукьянов (с сайта http://ipim.ru)
Константин Агладзе (с сайта www.agladze.icems.kyoto-u.ac.jp)

Второй сверху ряд:

Клаус Колтерманн (с сайта www.oceanexpert.net)
Павел Певзнер (с сайта www.jacobsschool.ucsd.edu)
Александр Кабанов (с сайта http://nanomedicine.unmc.edu)
Бори Животовский (с сайта www.crirr.ru)
Владимир Захаров (с сайта www.polit.ru, автор — Алексей Чесноков)
Алексей Кондрашов (с сайта www.strf.ru, автор — Игнат Соловей)

Третий ряд:

Сергей Никитов (с сайта http://ufn.ru)
Алексей Виноградов (с сайта http://zouhdi.lgep.supelec.fr)
Татьяна Моисеенко (с сайта www.aquaticecology.ru)
Дмитрий Трещев (с сайта www.mathsoc.spb.ru)
Георгий Павлов (с сайта www.astro.psu.edu)
Жерар Моруа (с сайта http://damop2010.rice.edu)

Четвертый ряд:

Петер Слоот (с сайта www.science.uva.nl)
Торстеинн Сигфуссон (с сайта http://natopa.ibicenter.net)
Георгиос Баракос (с сайта www.liv.ac.uk)
Энтони Сински (с сайта www.technologyreview.com)
Альберто Палеари (с сайта www.unimib.it)
Ферид Мурад (с сайта www.virginia.edu)
Роналд Инглхарт (с сайта www.kommersant.ru)

Отсутствуют фото следующих победителей:

Ханс Кренинг, Александр Дитятев, Владимир Малахов, Василий Судитский, Владимир Пентковский, Хорст Леб, Борис Дубровин, Юрий Котелевцев, Петр Чумаков, Евгений Чулков, Леонид Кузьмин, Манфред Тумм, Эрнст Шульце, Йорн Тиде, Юрий Кившар

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Уведомление о
Павел
Павел

Интересно, а почему не обсуждается факт того что резюме проектов-победителей нигде не опубликованы? То что среди победителей нет жуликов или слабых ученых это хорошо, но недостаточно. Это же не премия, а деньги на работу, а что за работа то будет? Обсуждается что мол плохо что нет рецензий. Это конечно плохо, но интересно на что были рецензии то? И еще интересно что за превращения происходят с суммой грантов? На сайте ДВГУ озвучена сумма 120 млн. на Малахова. А 30 млн. планируется потратить на самолет Москва-Владивосток? Тогда никакой угрозы несварения нет.

Анонимно
Анонимно

«И еще интересно что за превращения происходят с суммой грантов? На сайте ДВГУ озвучена сумма 120 млн. на Малахова. А 30 млн. планируется потратить на самолет Москва-Владивосток? "
есть такое понятие (зачеркнуто — откат) — накладные. как раз 15−20% берут.

Павел
Павел

Просто с первых шагов как-то сразу «за державу обидно». В первом же почти западном конкурсе на вполне западные деньги отовсюду валенки торчат, по факту получается что петриковская живая вода прозрачней чем «сверчестный» конкурс с привлечением настоящих экспертов.

Анонимно
Анонимно

Полностью согласен с автором. Второй этап был гораздо менее прорачным. Вообще, мегагранты — идея рискованная и в наших условиях с большой вероятностью коррупционная. Надо избавляться от гигантомании, как неэффективным средством расходования средств. Безусловно, лучше подерживать большое количество исследовательских групп, чем отпукать огромные деньги, пусть даже на, казалось бы, хорошие проекты. Если для чего-то требуются сотни миллионов, то это надо решать в индивидуальном порядке. Никто в России не посчитал кто сколько денег получил за последние 10 лет и сколько результатов получено на эти деньги. На деле получается так, что одни, избранные, получили очень много, а другие, имеющие публикации мирового уровня, вообще ничего не получили. Это безобразие надо прекращать! РФФИ единственный в наше время в России почти не коррупционный фонд. Идея мегагрантов… Подробнее »

Henry
Henry

Если помните, параллельно проходили еще два конкурса — по 218 и 219 постановлениям правительства. Так вот в конкурсе по 218 (про второй не знаю), заявители внятно получали указания по откатам. Почти в каждой победившей заявке в качестве соисполнителей указана ВШЭ, чей представитель сидел в конкурсной комиссии. По 40 млн. с заявки — неплохой доход…

Андрей Геннадьевич
Андрей Геннадьевич

Если считать, что реальные цели мегагрантов соответствуют заявленным, то они не могут быть реализованы по банальной причине. «Освоить» за 2 года выделяемые суммы конечно можно. Однако учитывая, что финансовый год в России начинается в феврале-марте и заканчивается в ноябре-декабре. Перенос остатков финансирования с одного года на другой запрещено, недорасходованные средства казначейство просто реквизирует со счетов грантодержателей. В итоге в январе денег просто нет и месяц из рабочего года вылетает, в декабре все счета должны быть закрыты в ноль и второй месяц в году вылетает, в России финансовый год имеет продолжительность не более 10 месяцев в лучшем случае, иногда начало финансирования грантов затягивается до июня месяца. На закупку оборудования и реактивов из-за границы, растаможивание, установку и наладку необходимо 5−6 месяцев как минимум. Таким образом, 1 год уходит… Подробнее »

Андрей Геннадьевич
Андрей Геннадьевич

Если считать, что реальные цели мегагрантов соответствуют заявленным, то они не могут быть реализованы по банальной причине. «Освоить» за 3 года выделяемые суммы конечно можно. Однако учитывая, что финансовый год в России начинается в феврале-марте и заканчивается в ноябре-декабре. Перенос остатков финансирования с одного года на другой запрещено, недорасходованные средства казначейство просто реквизирует со счетов грантодержателей. В итоге в январе денег просто нет и месяц из рабочего года вылетает, в декабре все счета должны быть закрыты в ноль и второй месяц в году вылетает, в России финансовый год имеет продолжительность не более 10 месяцев в лучшем случае, иногда начало финансирования грантов затягивается до июня месяца. На закупку оборудования и реактивов из-за границы, растаможивание, установку и наладку необходимо 5−6 месяцев как минимум. Таким образом, 1 год уходит… Подробнее »

NickName
NickName

А кто-нибудь в курсе как идут дела по мегагрантам сейчас?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: