Доверие как жизненная необходимость

Нас с детства учили говорить правду, и только правду. Мы соглашались и убегали во двор тренироваться в искусстве блефа в детской карточной игре «Веришь — не веришь».

Все дети обманывали и обманывают. Нередко к этому их вынуждают взрослые, загоняя в тесные рамки не всегда понятных норм и правил. Угрозы и наказания тоже не очень способствуют развитию правдолюбия. Лучше обмануть, что получил пятерку, если знаешь, что высекут за двойку. Ведь ребенок в конце концов не мазохист, поэтому и спасается ложью.

Бывает, что ребенку в детстве часто лгут близкие взрослые. Тогда у него вырабатывается толерантность к обману либо, наоборот, особое чутье на ложь и жгучая нетерпимость к ней. Когда в самом раннем возрасте подрывается базовое доверие к миру, научиться потом верить людям очень тяжело. К каждому слову, сказанному другим, такой человек относится настороженно, проверяя и перепроверяя любую информацию. Обратная сторона такого правдолюбия — хроническое недоверие и постоянная тревога.

Став взрослыми, мы продолжаем по-разному относиться к правде. Для одних из нас она — жизненная необходимость, принцип и смысл существования. Из таких людей вырастают герои, которые, не моргнув глазом, режут правду-матку, бросаются грудью на амбразуру за правое дело, презирают ложь и предательство. Без них наш мир давно утонул бы во лжи.

Для других она — условие построения доверительных и полноценных отношений с окружающими. И это тоже жизненная необходимость. Но такие люди не стремятся раскрыть всеобщую теорию заговора или избавить весь мир от розовых очков. Для них куда важнее научиться жить, не обманывая близких и самих себя. Как оказывается на деле, и это не всегда удается. Иногда помогает принцип «Лучше промолчу, чем обману». Молчание — золото, но оно — и знак согласия, молчаливое «да». Поэтому такой спасательный круг не всегда помогает выплыть из неоднозначных ситуаций, требующих от человека искренности и честности, на которые он может быть еще не готов.

Развитие демократии и свободы слова ведет к тому, что у каждого находится своя правда, и таких «правд» десятки — они обрушиваются на нас с экранов телевизоров, газетных и журнальных статей. Переизбыток «правд» рождает еще большее недоверие: «А какая из этих правд является самой правдивой?»

Пожалуй, нигде так тесно не переплетаются между собой нити правды и лжи, как во Всемирной паутине. С одной стороны, в Интернете мы можем действительно быть самими собой — гарантированная анонимность способствует самораскрытию и снятию масок. Человеку не приходится больше обманывать себя и других, во всяком случае хотя бы своих товарищей по виртуальному цеху. Исчезает необходимость строить из себя пай-мальчика, если, например, в глубине души ты бродяга и вольнодумец. Чувство принадлежности к своим рождает ощущение свободы ото лжи и двуличия.

С другой стороны, эта же самая анонимность позволяет людям почувствовать вкус притворства и фарса. И некоторым он приходится по душе. «Принцип ICQ» гласит: по ту сторону экрана может быть кто угодно, и мы можем так никогда и не узнать, тот ли он, за кого себя выдает. Это рождает новую проблему доверия — доверия к людям, с которыми мы знакомимся и общаемся в сети. Получается, что и в Интернете — этом последнем на сегодняшний день оплоте правды и справедливости — самой правды наберется не более чем на несколько гигабайт.

Тогда где же искать правду, если потеряны все ориентиры, а авторитетные источники информации замечены в недобросовестном ее распространении? Если окружающие нас люди обманывают, без какого-то ни было чувства стыда или вины? Да и стыд, и вина, и сожаление могут быть неестественными и показными. Ложные слова, ложные чувства, ложные раскаяния.

Не имея под рукой ясных доказательств истинности, нам остается только… верить и доверять. Если я, например, верю в то, что любимый человек не будет мне изменять, — то я даже не стану сомневаться в его преданности и любви. А когда я другому не доверяю, мое правдолюбие оборачивается неугомонным поиском доказательств его обмана и притворства. Но раз нет четких критериев правдивости, значит, велик риск ошибки. Поверил -обманули, доверился — предали. Каждый из нас за свою жизнь не один раз наступал и наступит на эти грабли. Конечно, есть лучшее средство от любых граблей — цинизм и недоверие ко всему живому на земле. Но если не верить никогда и никому, наша жизнь превращается в бесконечную череду сомнений.

Игорь Павлов,
преподаватель кафедры психологии развития
Брестского государственного университета им. А.С. Пушкина
(Беларусь)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: