Доверие как жизненная необходимость

Нас с детства учили говорить правду, и только правду. Мы соглашались и убегали во двор тренироваться в искусстве блефа в детской карточной игре «Веришь — не веришь».

Все дети обманывали и обманывают. Нередко к этому их вынуждают взрослые, загоняя в тесные рамки не всегда понятных норм и правил. Угрозы и наказания тоже не очень способствуют развитию правдолюбия. Лучше обмануть, что получил пятерку, если знаешь, что высекут за двойку. Ведь ребенок в конце концов не мазохист, поэтому и спасается ложью.

Бывает, что ребенку в детстве часто лгут близкие взрослые. Тогда у него вырабатывается толерантность к обману либо, наоборот, особое чутье на ложь и жгучая нетерпимость к ней. Когда в самом раннем возрасте подрывается базовое доверие к миру, научиться потом верить людям очень тяжело. К каждому слову, сказанному другим, такой человек относится настороженно, проверяя и перепроверяя любую информацию. Обратная сторона такого правдолюбия — хроническое недоверие и постоянная тревога.

Став взрослыми, мы продолжаем по-разному относиться к правде. Для одних из нас она — жизненная необходимость, принцип и смысл существования. Из таких людей вырастают герои, которые, не моргнув глазом, режут правду-матку, бросаются грудью на амбразуру за правое дело, презирают ложь и предательство. Без них наш мир давно утонул бы во лжи.

Для других она — условие построения доверительных и полноценных отношений с окружающими. И это тоже жизненная необходимость. Но такие люди не стремятся раскрыть всеобщую теорию заговора или избавить весь мир от розовых очков. Для них куда важнее научиться жить, не обманывая близких и самих себя. Как оказывается на деле, и это не всегда удается. Иногда помогает принцип «Лучше промолчу, чем обману». Молчание — золото, но оно — и знак согласия, молчаливое «да». Поэтому такой спасательный круг не всегда помогает выплыть из неоднозначных ситуаций, требующих от человека искренности и честности, на которые он может быть еще не готов.

Развитие демократии и свободы слова ведет к тому, что у каждого находится своя правда, и таких «правд» десятки — они обрушиваются на нас с экранов телевизоров, газетных и журнальных статей. Переизбыток «правд» рождает еще большее недоверие: «А какая из этих правд является самой правдивой?»

Пожалуй, нигде так тесно не переплетаются между собой нити правды и лжи, как во Всемирной паутине. С одной стороны, в Интернете мы можем действительно быть самими собой — гарантированная анонимность способствует самораскрытию и снятию масок. Человеку не приходится больше обманывать себя и других, во всяком случае хотя бы своих товарищей по виртуальному цеху. Исчезает необходимость строить из себя пай-мальчика, если, например, в глубине души ты бродяга и вольнодумец. Чувство принадлежности к своим рождает ощущение свободы ото лжи и двуличия.

С другой стороны, эта же самая анонимность позволяет людям почувствовать вкус притворства и фарса. И некоторым он приходится по душе. «Принцип ICQ» гласит: по ту сторону экрана может быть кто угодно, и мы можем так никогда и не узнать, тот ли он, за кого себя выдает. Это рождает новую проблему доверия — доверия к людям, с которыми мы знакомимся и общаемся в сети. Получается, что и в Интернете — этом последнем на сегодняшний день оплоте правды и справедливости — самой правды наберется не более чем на несколько гигабайт.

Тогда где же искать правду, если потеряны все ориентиры, а авторитетные источники информации замечены в недобросовестном ее распространении? Если окружающие нас люди обманывают, без какого-то ни было чувства стыда или вины? Да и стыд, и вина, и сожаление могут быть неестественными и показными. Ложные слова, ложные чувства, ложные раскаяния.

Не имея под рукой ясных доказательств истинности, нам остается только… верить и доверять. Если я, например, верю в то, что любимый человек не будет мне изменять, — то я даже не стану сомневаться в его преданности и любви. А когда я другому не доверяю, мое правдолюбие оборачивается неугомонным поиском доказательств его обмана и притворства. Но раз нет четких критериев правдивости, значит, велик риск ошибки. Поверил -обманули, доверился — предали. Каждый из нас за свою жизнь не один раз наступал и наступит на эти грабли. Конечно, есть лучшее средство от любых граблей — цинизм и недоверие ко всему живому на земле. Но если не верить никогда и никому, наша жизнь превращается в бесконечную череду сомнений.

Игорь Павлов,
преподаватель кафедры психологии развития
Брестского государственного университета им. А.С. Пушкина
(Беларусь)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
ИгорьСергей Ш.Samadhy Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Samadhy
Samadhy

Думаю? одна из самых больших ошибок в воспитании ребенка — запрещать что либо, пугая выдумками, о чем ребенок рано или поздно догадается или же запрещать, тут же совершая самостоятельно то, что только что запретили. У ребенка возникает не понимание, потом недоверие к словам взрослых, а потом и принцип — если очень хочется, значит можно. Недавно была свидетельницей подобной ситуации. Молодая мамаша поучительно наставляла сынишку на светофоре, что на красный ходить ни в коем случае нельзя. Завидев на следующем светофоре свой трамвай, ринулась на красный, наперерез машинам, волоча за собой все того же сынишку за руку…. Какое потом доверие может быть к словам взрослого? И какой отпечаток это потом наложит на становление личности и на позицию во взрослой жизни?

Сергей Ш.
Сергей Ш.

» «Although people seem to believe that low trusters are better lie detectors and less gullible than high trusters, these results suggest that the reverse is true,» write co-authors Nancy Carter and Mark Weber of the Rotman School of Management at the University of Toronto. «High trusters were better lie detectors than were low trusters; they also formed more appropriate impressions and hiring intentions.

«People who trust others are not pie-in-the-sky Pollyannas, their interpersonal accuracy may make them particularly good at hiring, recruitment, and identifying good friends and worthy business partners.» »

источник:

http://www.sciencedaily.com/releases/2010/08/100813090457.htm
Trusting People Make Better Lie Detectors

оригинальная публикация:

http://dx.doi.org/10.1177/1948550609360261
N. L. Carter, J. Mark Weber. Not Pollyannas: Higher Generalized Trust Predicts Lie Detection Ability. Social Psychological and Personality Science, 2010; 1 (3): 274

Игорь
Игорь

Спасибо, Сергей, очень интересные сведения. Лбопытно, что доверчивые люди каким-то образом более чувствительны к неискренности, чем недоверчивые.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: