Народ не безмолвствует

Здравствуйте, глубокоуважаемые члены редакции ТрВ-наука. Являясь подписчиком вашей газеты, могу сказать, что мне было бы крайне интересно узнать ваше мнение, изложенное на страницах газеты, о документе, подписанном В. Садовничим и В. Путиным и посвященном плану развития родного Московского государственного университета на ближайшие 10 лет.

Он доступен на сайте Правительства по адресу: новость — http://premier.gov.ru/events/news/12 318/, сам документ — http://government.ru/gov/results/12 335/.

Цифры, указанные в нем, воистину вызывают удивление. Каким образом можно выполнить такой план, я также не понимаю.

Понимаю, что это событие, скорее всего, не прошло мимо редакции, в таком случае прошу воспринимать это письмо как индикатор интереса народа.

Спасибо.

С уважением,
Андрей Антипов,
аспирант физического
факультета МГУ

* * *

Программа развития МГУ: вгляд изнутри

На вопросы ТрВ-Наука ответил сотрудник химического факультета МГУ, лауреат премии Президента РФ для молодых ученых Алексей Бобровский.

- Как бы Вы прокомментировали следующий пункт в «Программе развития»: «Продолжит расти научная активность представителей Московского университета. К 2020 году среднее количество упоминаний за год 1 научно-педагогического работника Московского университета в российских научных изданиях достигнет 150 единиц, средняя годовая цитируемость 1 научно-педагогического работника в зарубежных научных изданиях в соответствии с научным индексом цитирования Science Citation Index (индекс SCI) — 70 единиц, среднее количество упоминаний за год 1 студента, аспиранта в российских научных изданиях — 30 единиц, а средний годовой индекс цитируемости 1 студента, аспиранта в зарубежных научных изданиях в соответствии с индексом SCI — 10 единиц».

— Совершенно не понятно, откуда взялись эти цифры. Напоминает астрологический прогноз в желтой прессе. Более того, я сильно сомневаюсь относительно роста научной активности в данный момент и в будущем. Причины этих сомнений понятны: старение научных кадров, отсутствие в МГУ ПРНД или другого аналога, финансово стимулирующего научную активность. Разумеется, есть много активно работающих ученых, но их число наверняка уменьшается по трем основным причинам: отъезд за границу (лучший вариант), уход в «бизнес» и на тот свет. Учитывая старение кадров, последний фактор скоро станет наиболее актуальным (если уже не стал).

- Кроме этого, какое-то фантастическое число патентов: «К 2020 году доля обучающихся, имеющих собственные патенты, достигнет 20% от общей численности обучающихся».

— Это утопия. Во-первых, этого не может быть в принципе. И сейчас нелегко найти аспиранта, имеющего хотя бы российский патент. Не говоря уже о студентах. С какой стати через 10 лет возникнет такое фантастическое количество изобретений? Или они будут в «петриковском» стиле? А во-вторых, Университет все же не отраслевой прикладной институт…

- Как Вы оцениваете вероятность того, что к 2020 г. 1,5% от общей численности научно-педагогических работников (от 28 000 человек) будут лауреатами премий уровня Нобелевской или медали Филдса? Речь, таким образом, идет примерно о 420 сотрудниках.

— Я сильно сомневаюсь, что в ближайшем будущем кто-либо получит у нас, работая в России, Нобелевскую премию. А если кого и наградят, то за достижения 30−50-летней давности. Цифра 1,5% вообще неизвестно откуда взялась.

- Несколько общих комментариев о Программе.

— Читая эту программу, я почему-то все время вспоминал пламенную речь Остапа Бендера о Нью-Васюках. Как вообще подобные вещи можно численно прогнозировать? Мне кажется, что, во-первых, реальность сильно приукрашена. Ведь если добавить несколько цифр, например зарплату старшего научного сотрудника с кандидатской степенью (15 тыс. руб. в месяц), стипендию студентов-аспирантов, количество публикаций на одного сотрудника, то это будет несколько оттенять общий космический и суперкомпьютерный пафос текста.

Удивили следующие цифры: «Во всех подразделениях Московского университета закуплено 500 единиц современного научного оборудования общей стоимостью 5 млрд рублей». Это внушительная сумма. Я не понял, какой именно период времени подразумевается, но смею заверить, что ни одного нового прибора за счет Университета за последние четверть века наша лаборатория не получила. Все, что было куплено, — исключительно благодаря международным проектам, инициатором которых был зав. лабораторией. Это как-то особенно обидно, если учесть, что наша лаборатория вполне активна в плане научной работы, публикаций и статьи имеют большое число цитирований.

Второй аспект Программы развития — размышления о будущем. Удивляет, что практически нет ни слова о науке. Среди выделенных 10 приоритетных направлений разве что пункты «исследования структуры материи и космоса» и «комплексные исследования человека» относятся к науке. Остальные восемь пунктов имеют отношение исключительно к технологиям и «инновациям». Жаль, что наблюдается такой перекос, так как МГУ всегда был знаменит своими именно фундаментальными результатами. В стенах Университета работали многие великие и выдающиеся математики, физики, химики, биологи. Свои открытия они совершали не по указке сверху, а руководствуясь своей фантазией, любопытством. И в настоящее время МГУ, бесспорно, является ведущим вузом страны и с точки зрения образования, и с точки зрения науки. Поэтому навязывание технологических и прикладных приоритетов ни к чему хорошему привести не может, так как подразумевает собой неправильные акценты в финансировании, т. е. деньги получат не наиболее сильные научные группы, а те, кто ближе к этим «приоритетным направлениям».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: