Шана това!

Переезжать в Москву легко и приятно: под каждым кустом здесь сидит какой-нибудь друг, желающий меня накормить, напоить и уложить спать. Друзей тут намного больше, чем в Петербурге. С большинством из них мы близко общаемся уже лет десять; две трети из них я до сих пор ни разу не видела.

Интернет сделал мир очень большим и в то же время очень маленьким — я не знаю, какое из утверждений вернее; Интернет просто изменил пропорции. То, что в нем есть, находится очень близко; то, чего в нем нет, практически не существует. Взять интервью у ученого из Лос-Анджелеса — проще и быстрее, чем у ученого из ближайшего института, потому что нет отдельной проблемы «найти контакты». Великих поэтов нашего времени зовут какими-нибудь простыми и короткими словами (типа vero4ka или izubr), и им можно писать комментарии в ЖЖ; более талантливый поэт, отсутствующий в Интернете, останется неизвестным. Искренне поверить в то, что программа Первого канала «Жить здорово» в 15 раз популярнее, чем программа Пятого «Прогресс», я совершенно не в силах: «Прогресс» в моем информационном пространстве все знают, а про эту вашу, как ее там, «За здорово живешь»? — первый раз слышат и лучше бы и не слышали.

Итак, Интернет искажает пропорции. Люди, живущие и работающие в нем, вот типа меня, абсолютно утрачивают всякую связь с реальной жизнью. Особенно это сказывается на восприятии географии. Я не могу отделаться от ощущения, что ближайшим соседом России является государство Израиль. Когда я представляю себе карту, мне все время хочется поместить его где-то в районе Финляндии. Ну, просто потому, что он всегда рядом. Потому что война в Израиле вызывает такую же бессильную злость, как теракты в Москве: это не то, что происходит где-то далеко, это — страх за своих. И потому что поздравления с иудейскими праздниками я принимаю спокойно, а поздравления с православными — с искренним удивлением в духе «При чем тут я?» -это последнее, конечно, связано опять-таки с искажением выборки: все мои знакомые израильтяне — атеисты, и сентябрьское поздравление с Новым годом из их уст — это не призыв прочитать покаянную молитву у ручья, а просто поздравление с Новым годом; уверена, что если бы я жила в Израиле и видела много иудеев, я бы никогда в жизни не назвала бы свою колонку так, как сейчас.

Рис. В. Александрова

Самое смешное, что жить в Израиль меня бы никто и не взял: процент соответствующей ДНК в моих хромосомах — не больше, чем у любого среднестатистического представителя российской интеллигенции, даже на концлагерь бы не хватило. Никаких родственников у меня там нет, языка я не знаю, о культуре знаю мало. Моя глубокая нежность к Израилю — сугубо умозрительная: мне ужасно нравится, что люди собрались вместе на жалком клочке засушливой земли в окружении врагов и за какие-то полвека построили там преуспевающее цивилизованное государство. Когда я об этом думаю, мне становится понятно, что уж собраться и создать научно-популярную программу — тем более возможно. Всего-то нужно продержаться две тысячи лет на чужой территории, не теряя из виду своих. Ничего страшного.

С Новым годом!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: