Свобода и счастье на душу населения

Сейчас идет много споров о том, зависит ли уровень развития науки, возможность создания полноценной грантовой системы, системы экспертизы от политического режима в той или иной стране. А есть ли взаимосвязь между уровнем свободы или несвободы и простым человеческим счастьем? Этой теме посвящена статья социального географа Александра Киреева. Он — автор популярного блога kireev.livejournal.com. Живет в США.

В 2005—2009 гг. Институт Гэллапа, американский центр изучения общественного мнения, провел исследование, насколько счастливым воспринимает себя население Земли в 155 странах мира. Были опрошены тысячи респондентов. Строго говоря, респонденты оценивали свое собственное благополучие, что в некоторых случаях всё же не совсем синоним счастья, хотя эти понятия на личном уровне очень близки. Подробное изложение результатов опроса было опубликовано в июльском номере журнала «Форбс» за 2010 г. [1].

Прежде всего результаты опроса говорят о том, что мир в целом весьма несчастен. Лишь около 20% населения Земли, согласно этому опросу, относит себя к благополучным. И это прежде всего страны Запада и в меньшей степени, Латинская Америка. В свою очередь Африка, Азия и, в меньшей степени, Восточная Европа полны несчастья. В получившемся рейтинге счастья Россия заняла 73-е место, и лишь 21% опрошенных россиян посчитал себя удовлетворенными своей жизнью.

Что же делает людей счастливыми? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Как нет точной формулы счастья для одного человека, так нет ее и для стран. Конечно, существуют определенные характеристики счастливых и несчастных стран, но в каждом случае есть исключения.

Имея такую большую выборку стран, можно легко подсчитать корреляции между уровнем счастья в стране и многими другими показателями. Мое особое внимание привлек показатель свободы. Делает ли свобода людей счастливыми? Казалось бы, на этот вопрос есть вполне однозначный ответ: да. Так, если взять самый известный рейтинг свободы от Freedom House за 2010 г. [2], то коэффициент корреляции между свободой и счастьем составит 0,54. Однако не всё так просто.

Во-первых, Freedom House дает баллы каждой стране в зависимости от уровня ее свободы. 1 балл — самые свободные, 1,5 балла — чуть менее свободные и т. д.; до 7 баллов — самый низкий уровень свободы (Россия получила 5,5 балла, наравне с Алжиром, Азербайджаном, Ираном и др.). Freedom House также делит все страны мира в зависимости от их баллов на три группы: свободные, частично свободные и несвободные (в рейтинге 2010 г.

Россия была отнесена к несвободным странам). И тут уже можно достаточно репрезентативно оценить уровень счастья.

У свободных стран уровень счастья более чем в 2 раза выше (это иллюстрирует график). Но между частично свободными и несвободными нет разницы. Из этого можно сделать неверный вывод, что и разницы между несвободой или частичной свободой нет. Но на самом деле, в данном случае на рейтинг, полученный Институтом Гэллапа, влияет сразу несколько небольших несвободных, как правило, нефтяных, арабских стран и Туркменистан, т. е. вес у таких разных по величине и положению в мире стран как, например, Катар и Китай, — одинаковый.

А что если учесть население изученных стран? Сколько получится «счастья на душу населения»? Я провел расчеты, и результаты оказались очень даже показательными (смотрите график). Во-первых, количество счастья уменьшилось, так как две самые большие страны мира по населению, Китай и Индия, оказались очень несчастными. При этом Индия — свободная страна, и она потянула вниз уровень счастья в свободных странах, а Китай — несвободная, и его показатели понизили уровень счастья в несвободных странах. В результате картина вырисовалась весьма четкая: в перерасчете на душу населения счастья в свободных странах 28,6%, в частично свободных -17,8% и в несвободных — 11,3%.

Если продолжать анализ представленных данных дальше, то окажется, что на долю свободных стран приходится 45% населения мира и 63% всего мирового счастья. На долю несвободных стран — 35% населения мира и лишь 19% счастья.

% населения мира

% счастья мира

Свободные

45,0%

63,0°%

Частично свободные

20,4%

17,8°%

Несвободные

34,6%

19,2%

Однако и тут не всё так просто. Да, больше всего счастья в мире у свободных людей. Однако корреляция не есть каузация. Другими словами, если счастья больше у свободных людей, то это не означает автоматически того, что они счастливы, потому что свободны. Ведь свободными, как правило, являются богатые страны. То есть люди могут быть счастливыми, потому что у них больше достатка, и, уже как следствие этого, появляется корреляция с уровнем свободы.

Если в бедных странах одна беда сменяет другую, негативные явления собраны в одном клубке, то в развитых множество хороших явлений присутствует в большом разнообразии. Экономическая, политическая свободы, низкий уровень коррупции, высокий уровень образования и т. д. Какого-то одного показателя для счастья мало.

Даже очень высокий уровень доходов в ряде нефтяных арабских стран позволяет им быть относительно счастливыми, но они всё равно не дотягивают до самых счастливых стран Северной Европы, в которых помимо достаточно высокого уровня экономической свободы и достатка есть и самый большой набор политических и социальных свобод.

В рейтинге счастья Института Гэллапа лишь несвободные Туркменистан и Объединенные Арабские Эмираты появляются на высоких 18-м и 20-м местах соответственно. Однако результаты опроса в Туркменистане могут вызывать некоторые сомнения, а уровень достатка в ОАЭ действительно феноменален. Так или иначе, места с 1-го по 17-е в рейтинге счастья занимают ТОЛЬКО свободные страны. Перечислим их по порядку: Дания, Финляндия, Норвегия, Швеция, Нидерланды, Коста-Рика, Новая Зеландия, Канада, Израиль, Австралия, Швейцария, Панама, Бразилия, США, Австрия, Бельгия, Великобритания и Мексика.

Это исследование также показало, что одной политической свободы, не подкрепленной другими свободами, тоже мало для счастья. Так, ряд стран Восточной Европы, скажем Эстония, Польша или Венгрия, являются полностью политически свободными, но их жители воспринимают себя относительно несчастными. Хотя, разумеется, степень неудовлетворенностью жизнью в этих странах несравнима с показателями африканских стран.

Как видим, политическая свобода явно важна для удовлетворенности собственной жизнью, но сама по себе приносит не так много счастья, если не подкреплена комплексом других свобод, необходимых для полноценной жизни человека и развития его потенциала.

1. www.forbes.com/2010/07/14/world-happiest-countries-lifestyle-realestate-gallup-table.html

2. www.freedomhouse.org/template.cfm?page=546&year=2010

* * *

Комментарий профессора факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимира Гельмана. Вопросы задавала Наталия Демина.

- Как бы Вы прокомментировали статью А. Киреева?

— Комментировать статью Киреева трудно — там всё сформулировано правильно, и мне особо нечего добавить. Конечно, я согласен с А. Киреевым: для того, чтобы судить о «вкладе» свободы в той или иной стране в уровень счастья ее жителей, корреляций недостаточно, да они к тому же могут быть и ложными.

Ответ на этот вопрос потребует многомерного статистического анализа первичных данных опроса Гэллапа с включением некоторого количества контрольных переменных, однако решение этой задачи потребует специального исследования. Кстати, отличная тема для курсовой или даже дипломной работы студентов!

- В таблице в «Форбс» верхние строчки занимают 17 стран, две из которых — Коста-Рика и Панама. Можно ли их отнести к свободным странам?

— Коста-Рика действительно относится к свободным странам, и для этого есть все основания (в частности, там с конца 1940-х годов проводятся конкурентные выборы, нет армии, etc.).

- Меня также удивило, что Freedom House посчитал Россию полностью несвободной страной на уровне Ирана, Камбоджи и Таджикистана. Я, конечно, понимаю, что у нас в стране с демократией не очень, но кажется, что не настолько…

— Что касается Freedom House, то к статье Киреева эта тема прямого отношения не имеет. Действительно, методика оценки уровня свобод, которую использует FH начиная с 1970-х годов (она, как и все данные, есть на www.freedomhouse.org), включает экспертный компонент, и потому она, как любая экспертная методика, несвободна от субъективизма, за что ее во всем мире и критикуют.

Однако, во-первых, достоинством FH является ежегодная публикация индексов, что уменьшает риск экспертных ошибок и влияния на результаты оценки краткосрочных флуктуаций, а, во-вторых, индекс FH показывает высокий уровень корреляции с другими индексами политических режимов, которые не опираются на экспертные оценки.

Россия с 2004 г. регулярно оценивается FH как «несвободная страна», и основания для таких оценок приведены в подробных страновых отчетах на сайте FH. Но ставить ее в один ряд с Ираном не вполне корректно.

Совпадение оценок FH говорит о том, что те или иные страны равно далеко отстоят от идеалов свободы, а не о том, что они несвободны одинаковым образом (ровно так же, как в отчетах FH 1970-х годов СССР и Саудовская Аравия получали одинаковые баллы, но речь всё же шла о разных видах несвободы). Это всё равно как повышенная температура: если у двух разных пациентов она близка к 40° С, не следует, что у них одно и то же заболевание.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *