Астрохиты последнего десятилетия

Ученый живет, конечно, не одним цитированием, однако возникает желание проанализировать выборки статей, которые по этому параметру выделяются среди прочих. Джей Фрогел (Jay Frogel) в своем недавнем е-принте [1] выделил по сотне самых цитируемых астрономических работ каждого года последнего десятилетия (2000−2009). Его анализ в основном связан не с содержанием статей, а с наукометрией. О том, что получилось, рассказывает Сергей Попов.

Цитирование на относительно коротком масштабе времени должно хорошо отражать, что сейчас является наиболее «горячими» темами, какие типы работ наиболее востребованы, т. е. наиболее влияют на развитие науки «прямо сейчас». Поэтому рассмотрение того, какие статьи становятся наиболее цитируемыми за несколько лет (скажем, теоретические или экспериментальные), как меняется вклад коллабора-ций разного типа и размера в наиболее цитируемые исследования, в каких журналах появляются эти статьи и т. п., — представляет интерес. Разумеется, рассматривать это надо отдельно для разных наук. Для астрономии это сделано в недавней работе Джея Фрогела [1].

Автор использовал данные из базы ISI. Им было выделено по сотне самых цитируемых статей за каждый год последнего десятилетия (20 002 009). Существенно, что цитируе-мость считалась на момент составления выборки (т.е. статьи 2009 г. имели меньше времени для набора ссылок, чем статьи 2000 г., этот эффект потом убирался нормализацией). Кроме этого, были добавлены самые цитируемые статьи за 1990 и 1995 гг., чтобы посмотреть тренды на большем масштабе времени. В итоге, рассмотрено 1200 статей.

Основная выборка (2000−2009 гг.) — 1000 статей. По статьям 2000−2006 гг. промежуточная выборка была составлена в 2007 г., что позволило изучить динамику (например, часть статей, входивших в топ-100 по данным на 2007 г., выпала по данным 2010 г., так как их вытеснили другие работы).

В основном это статьи из пяти ведущих международных изданий: Astrophysical Journal вместе с Letters (ApJ), Astrophysical Journal Supplements (ApJS), Astronomical Journal (AJ), Monthly Notices of the Royal Astronomical Society (MNRAS), Astronomy and Astrophysics (A&A). Кроме этого, конечно, добавились статьи из Nature, Science и обзорного издания Annual Reviews in Astronomy and Astrophysics (ARAA). Вклад других журналов невелик, хотя в исследовании так или иначе использовались данные по 34 журналам, классифицированным в 2000 г., как астрономические, а для 2008 г. — по 43.

Нормированное (на полное число ссылок топ-100 статей за данный год, а потом умноженное на 1000) среднее число ссылок за 2000-2009 гг. в зависимости от ранга статьи. Ранжирование проведено по цитируемости (из статьи Фрогела arXiv:1005.5377)
В выборку попали статьи из Solar Physics и Icarus. Но, видимо, сообщества ученых, занимающихся солнечными и планетными исследованиями, недостаточно велики, чтобы быстро набирать большое число ссылок.

Также в выборке есть новые издания, посвященные космомикрофизике и связанным темам. Например, Journal of Cosmology and Astroparticle Physics. Эти новые журналы смогли быстро набрать вес и авторитет благодаря тому, что привлекли ведущих авторов, работающих в бурно развивающихся областях науки.

Отдельно были просмотрены журналы «второго эшелона»: Acta Astronomica, Astronomy Reports, Astronomy Letters, Astronomische Nachrichten, Journal of Astrophysics, Revista Mexicana Astronomy & Astrophysics, Observatory и Baltic Astronomy. Но из них в окончательный список попало только две статьи из Acta Astronomica (обзор переменных звезд и OGLE) и две -из Astronomische Nachrichten, обе про SDSS (Sloan Digital Sky Survey -большой обзор неба в видимом диапазоне, этот массив данных крайне востребован в самых разных областях астрономии).

В исследовании не отбрасывалось самоцитирование. Ранее было показано, что самоцитируемость, независимо от области, страны, журнала и т. п., составляет (в астрономии) около 15% [2]. Сейчас, с ростом числа авторов, эффект должен расти, но в данной работе это никак не учитывалось, так как для самых цитируемых работ влияние должно быть относительно невелико.

Разумеется, в расчете на одну статью самыми представленными в списке стали ARAA, Nature, Science. В этих журналах печатается небольшое количество тщательно отобранных материалов. Так, Nature и Science публиковали в 2007—2009 гг. в среднем по астростатье в неделю. Основная же масса статей в списке обеспечивается вышеупомянутой пятеркой изданий.

Эти журналы (ApJ, ApJS, AJ, A&A и MNRAS) обеспечивали от 80 до 85% полного числа цитирований (имеется в виду цитирование на статьи, а не из статей) в течение рассмотренного интервала времени. В них было напечатано 77% из 1000 статей, попавших в список. С другой стороны, эта пятерка обеспечивает 70−80% всех астрономических публикаций (Фрогел, очевидно, не берет в расчет многочисленные «мурзилки»; речь идет лишь о журналах, индексируемых ISI и профильных для астрономии, плюс Nature и Science). Всего лишь 1,4% статей журналов топ-пятерки попало в рассматриваемые списки самых цитируемых.

Нормированное число ссылок на топ-8 статей каждого года (из статьи Фрогела arXiv:1005.5377)
Какими же свойствами обладают наиболее цитируемые (по горячим следам) работы? Первое, что бросается в глаза: почти все это — результаты работы больших коллабораций. Работ, подписанных лишь одним именем, с каждым годом все меньше и меньше. В 2007 г. Абтом [3] было показано, что, по данным о публикациях в четырех ведущих астрономических журналах (ApJ, AJ, MNRAS A&A) за период с 2000 по 2005 год, доля статей с одним автором упала с 11,7 до 10,3%. Для выборки самых цитируемых работ 2000−2009 гг. по тем же четырем журналам получается следующее: в 2000 г. доля статей с одним автором составляла 8%, а в 2005 г. упала до 3%.

В астрономии не только уменьшается доля статей с одним автором, не только падает их число среди высокоцитируемых статей, но и просто растет среднее число авторов на статью (хотя, конечно, это свойственно не только астрономии, как показано, например, в работе [4]). Но, тем не менее, статьи с одним автором все-таки изредка попадаются даже среди самых цитируемых и сейчас! В ApJ в 1990—1999 гг. в среднем у статьи было 3,8 автора. Спустя 10 лет среди статей из ApJ, попавших в список наиболее цитируемых, в среднем у статьи уже 8 авторов. Среднее число авторов растет потому, что уменьшается число статей с числом авторов менее 5. Кроме того, просто увеличивается число индивидуальных авторов (оно удвоилось за 10 лет), т. е. все больше людей попадает в число авторов статей, в том числе и среди самых цитируемых. Рост числа уникальных авторов превосходит рост числа членов МАС (Международный астрономический союз), числа членов ААО (Американского астрономического общество) и других подобных индикаторов числа астрономов в мире. Это может происходить в основном за счет включения в соавторы инженерных команд и молодежи. Среди 1000 рассмотренных статей 18% имели более 25 авторов, 6,5% - более 50, и 3,5% - более 100. Также в последние годы все чаще человек фигурирует в более чем одной работе из числа топ-100 за данный год.

Любопытно, что наиболее цитируемые статьи в среднем длиннее (разумеется, тут рассматривались только журналы типа ApJ, MNRAS, A&A, так как обзорные статьи в ARAA гораздо объемнее, а сообщения в Nature и Scienc, — наоборот, очень краткие; также не учитывались он-лайн-материалы, прилагаемые к статьям). Видимо, это связано с тем, что для описания представленных в них результатов требуется больше места, поскольку самые цитируемые работы — результат большого, часто многолетнего труда очень больших коллабораций. При этом в литературе уже отмечалось, что со временем объем статей в целом в астрономии растет.

Средний ранг статьи по цитируемости в зависимости от среднего ранга по числу авторов. Высокий (номер 1) ранг по цитируемости соответствует наибольшему числу ссылок на статью. Высокий ранг по числу авторов – наибольшему числу авторов (из статьи Фрогела arXiv:1005.5377)
В основном среди самых цитируемых работ, особенно на вершине годичных списков топ-100, наблюдательные работы больших коллабораций. Самый яркий пример — WMAP. Если бы какие-то премии выдавали, основываясь на цитируемости, то они взяли бы все. Статьи по результатам работы этого проекта, опубликованные в 2009 г. в ApJS, обладают аномально высокой цитируемостью. Вообще многие из статей по данным WMAP не только вошли в списки, но и показали результаты, выбивающиеся вверх из общей зависимости. Также среди лучших SDSS, 2MASS и другие аналогичные проекты. Отметим, что результаты эксперимента PAMELA также получили аномально высокую цитируемость за короткое время. Это все наблюдательные работы. Среди аномально высоко цитируемых работ была лишь одна работа, не связанная с наблюдениями. Это статья 2003 г. Bruzual и Charlot по звездному популяционному синтезу. Так что у теоретиков, как правило, мало шансов быстро попасть на вершину.

Быстрее всего вершин достигают наблюдатели в области внегалактической астрономии. Однако они довольно быстро с этих вершин скатываются. Их место занимают статьи по другой (не внегалактической) тематике. В том числе обзоры, которых в обсуждаемом списке около 5%.

Основные тенденции

1. Увеличение числа авторов (на статью). За десять лет это число утроилось! Причем особенно это коснулось статей с уже большим числом авторов, т. е. коллаборации стали еще больше.

2. Чем больше у статьи авторов, тем она более цитируема. Но это не эффект самоцитируемости!

3. Хорошо цитируемые статьи в среднем больше по объему. Видимо, это связано с представлением больших наблюдательных проектов.

4. Интересно, что статьи по внегалактической астрономии часто быстро становятся топ-цитируемыми, но через несколько лет выпадают из списка самых цитируемых, будучи замещенными, в среднем, статьями по другой (не внегалактической) тематике.

5. Сильно возросло число ссылок и обращений на интернет-ресурсы (базы данных, он-лайновые версии статей и т. п.). Фрогел полагает, что именно развитие интернет-коммуникаций способствует росту коллабораций и числа ссылок.

Само число статей в астрономии, конечно же, потихоньку растет. Темп составляет примерно 2% в год. Гораздо быстрее растет основная для астрономии библиографическая база данных NASA ADS. Число пользователей базы выросло за 10 лет на порядок, а количество абстрактов в базе увеличилось на полтора порядка! NASA ADS также лучше считает ссылки, чем ISI. Точнее, как удав был длиннее в попугаях, чем в слоненках, так и цитируемость (а также все остальные индексы: Хирш и т. д.) больше по данным NASA ADS. Связано это как с тем, что база учитывает ссылки из Архива и ряда материалов конференций (если они попали в базу), так и с тем, что «скорость реакции» выше, так как сразу же используются данные из доступных он-лайн-материалов.

Вообще Интернет сильно облегчил работу астрономов, сделав возможными проекты, которые раньше были трудноосуществимы. Именно рост возможностей по удаленному сотрудничеству, работа с данными и т. п. приводит, по мнению Фрогела, к росту числа и размера коллабораций и к увеличению их роли среди самых цитируемых статей. Наверное, российским астрономам следует обратить на это внимание, активнее участвовать в сотрудничестве и создавать международные коллаборации.

1. J. Frogel (2010) arXiv: 1005.5377.

2. V. Trimble (1986) Publ. Astr. Soc. Pac., 98, 1347.

3. H. Abt (2007) Scientometrics, 73, 281.

4. S. Wuchty, B.F. Jones, B. Uzzi (2007) Science, 316, 1036.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: