Евреи и казаки

Пархатые большевистские
казаки? Это нечто новое!

Макс Отто фон Штирлиц

Свою лекцию об этносе в курсе «Основ культурной антропологии» я начинал с вопроса:

— Как по-вашему, какой я национальности?

Неуверенные голоса с мест:

— Вроде немец?.

— Нет, скорее еврей.

— Как вы это определили? — спрашиваю.

— Фамилия немецкая.

— Но имя и отчество еврейские.

— Ну, и какие-то внешние признаки: брюнет, нос с горбинкой, глаза на выкате.

Я продолжал:

— Фамилия моя может читаться с немецкого, может с еврейского — идиш, который есть в сущности диалект немецкого. Что касается имени и отчества, то имя чисто русское: Лев Толстой, Лев Гумилев, Лев Пушкин -это имя носили дед, дядюшка и брат поэта. Но после того, как Лев Толстой высказался против антисемитских погромов, имя стало очень популярным среди российских евреев. Отчество, конечно, библейское, а значит, еврейское, но вместе с другими библейскими именами — Иоанн, Иосиф, Мария, Гавриил, Даниил — оно было распространено и среди прочих наций, в том числе среди англичан и американцев (Сэмьюел, дядя Сэм) и среди русских — отсюда русская фамилия Самойловых. По паспорту я действительно еврей. Сказывается ли это как-то на моем поведении? На моих идейных позициях? На моем социальном положении? … (Молчание.)

Загвоздка в том, что я не чувствую себя евреем. Точнее, чувствую лишь иногда — когда сталкиваюсь с неудобствами, с проявлениями антисемитизма (это бывает крайне редко). В остальном же я русский. Русский язык -мой родной, это мой первый язык, язык моего детства. Я говорю на нескольких языках, но еврейского среди них нет — ни идиша (языка восточно-европейских евреев), ни иврита (реконструированного по древнееврейскому языка Израиля). Не было практической надобности изучать эти языки — нужнее были английский, немецкий, европейские. Я родился в Белоруссии, воспитан в русской культуре, мой дом — в Петербурге. Иудейской религии не придерживаюсь, потому как вообще атеист, и отец, и дед были атеистами.

Дед жил в Варшаве. До того, как стал фабрикантом, был заводилой в компании поляков, русских, евреев и стоявших в Варшаве казаков. За проделки, чувствительные для религии, был отлучен от синагоги. Отец поступил в Варшавский университет, а окончил его уже в Ростове-на-Дону: при наступлении немцев университет был эвакуирован, да там и остался до сих пор (в Варшаве создан поляками новый). По окончании оживил семейные связи с казаками — поступил в кавалерийскую школу, весь выпуск которой вступил в Добровольческую армию Деникина. С ней (с белыми то есть) и прошел Гражданскую войну. Но в конце ее перешел на сторону красных (с Врангелем в Крым не пошел).

Мои ближайшие друзья в основном русские. В Израиле евреев, прибывших из Советского Союза зовут русскими — они в Израиле говорят по-русски, читают (и издают) русские газеты, слушают русское радио, поют русские песни. В Америке американцы не различают среди приехавших из России русских и евреев — все они для американцев русские. Во всех странах, куда я приезжал с лекциями, я — русский ученый.

Исаак Левитан — русский художник (как и армянин Айвазовский); Марк Антокольский — русский скульптор; основатели Московской и Петербургской консерваторий братья Рубинштейны -русские музыканты; для всего мира Блок, Пастернак, Мандельштам, Бродский — русские поэты, Бабель и Эренбург — русские писатели. Вот Шолом Алейхем -еврейский писатель (он писал на еврейском для евреев), а они — русские писатели.

Те евреи, которые уехали в Израиль, сделали это не по этническим причинам, а по политическим. Бежали от притеснений, от экономических неурядиц, от неудобного для жизни режима. Как многие из них говорили, — ради детей. Значительная часть использовала выезд в Израиль как трамплин для эмиграции в Америку. Оставшиеся в Израиле (их много) постепенно будут включаться в народ Израиля, но очень долго будут в нем иммигрантами. Вот их дети органично войдут в народ Израиля. А те евреи, которые остались здесь, принадлежат русскому народу. Они различимы в русском народе, как различимы некоторые другие его части. Среди русского народа евреи сейчас — нечто вроде касты. Подобно казакам, но без выделенной территории. Как и тех, их отличает и объединяет особая историческая судьба. Есть у евреев и некоторые другие отличия: предпочитаемые профессии, опознаваемые фамилии, отличимые от остальной массы физические особенности. Но это всё.

Так что кто я по национальности? Я — русский еврейского происхождения. Как Пушкин — русский эфиопского происхождения. Как Фонвизин, Фет и Брюллов — русские немецкого происхождения. Как Тургенев, Рахманинов, Карамзин и Аксаков — русские татарского происхождения. У русского композитора Чайковского один дед — француз, другой — из поляков. Циолковский и Высоцкий, Дзержинский, Тухачевский и Рокоссовский — польские фамилии. Брюсов? Нет, шотландское звучание его фамилии обманчиво: его дед — из крепостных графа Брюса, петровского сподвижника. Этот-то был из Шотландии. Но вот Лермонтов, скорее всего, не без оснований вел свое происхождение от выходца из Шотландии Лермонта (хотя звучание фамилии — французское). Я уж не говорю обо всех Рюриковичах — датского или шведского происхождения (варяги). Русский народ обладает большими способностями ассимиляции инородных включений. В этом его особенность, его преимущество и его сила. Гонители инородцев были на Руси всегда, но всегда они выступали в сущности против торного исторического пути русского народа.

Парадоксальным образом «Россия для русских» означает «Россия без русских», потому что обособление и изоляция противоречат природе русского народа, его коренным историческим традициям. Включения инородцев — это его существенный источник роста. Русский народ всегда вбирал в себя все народы, попадавшие в его среду. Меря, мурома, весь, чудь, голядь, половцы, торки, берендеи — где они все? Они сейчас русские.

В историческое время в русский народ вошли частью скандинавы, татары, немцы, поляки, евреи, цыгане, корейцы (не говорю уж об украинцах и белорусах) — и все внесли в русскую культуру и в русский характер свои черты. Откуда нерусские названия наших городов — Москва, Рязань, Вологда, Пенза, Кострома, Кинешма, Вязьма, Тверь, Воронеж, Кимры, Арзамас? Я уж не говорю о названиях рек. Бесспорно наши народные кумиры — полуеврей Высоцкий, грузин Окуджава, кореец Цой. На моей лестнице полвека назад выделялся мальчик-бурят. Сейчас подросли его дети — русские, неотличимые от окружения. Сейчас создалась ситуация, в которой есть очередные претенденты на вхождение в русский народ -таджики, узбеки, молдаване, чеченцы. Нужно не пугаться этого (заполонят наркотиками или зальют вином!), а отнестись к ним с пониманием, облегчить им нормальную ассимиляцию. Хотите или не хотите, это и будут новые русские будущего.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Сергей Сидоров-Биармскийniknadbor Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
niknadbor
niknadbor

Очень хорошая статья. Многие, те мысли, которые бродили в голове, в каком-то хаотичном состоянии, обрели стройность и порядок. Автор, на мой взгляд совершенно прав. Но беда в том, что большая часть граждан, напугана массовым нашествием инородцев. Толерантность в их устах, страшное ругательство. Да и как быть с массой новых соседей, которые не желают ассимилироваться, в отличие от последних осташихся евреев, которые готовы сьесть собственную шляпу, только бы их считали русскими.

Сергей Сидоров-Биармский
Сергей Сидоров-Биармский

niknadbor, а зачем Вам, чтобы они ассимилировались? Главное, чтобы они не нарушали закон. А если они ассимилируются, то они и цены на свои услуги поднимут.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: