Начать с себя

Пару недель назад в Хельсинки проходил гей-парад, омраченный тем, что какие-то придурки кинули в толпу дымовые шашки и распылили перцовый газ из баллончиков. Этих людей задержала полиция. Когда мы обсуждали произошедшее с моей подругой, ходившей на парад, я упомянула, что мне как раз недавно попалась прекрасная и издевательская научная статья о гомофобах, и высказала искреннюю надежду, что полиция даст придуркам ее почитать.

Подруга ответила мне, что придуркам будет не научная статья, а уголовная — за проявление ненависти к социальной группе. И я с ужасом поняла, что на это я не рассчитывала. При всем однозначном осуждении этих людей я все же думала, что финская полиция помурыжит их и отпустит. Я совершенно забыла, что бывают нормальные страны. Потому что моя-то страна в смысле отношения к гомосексуализму ненормальна абсолютно, а я в ней живу. Конечно, в моем личном окружении гомофобия непредставима и воспринимается даже не с омерзением, а скорее с искренним изумлением — ну, как ненависть к людям с веснушками или там к любителям вишневого сока, — но достаточно открыть семейный кодекс (брак — это союз между мужчиной и женщиной), чтобы сразу же вспомнить, что моя страна гомофобна. Спасибо, хоть статью в уголовном кодексе отменили.

Сексуальная ориентация не является основанием для освобождения от уплаты налогов. Люди платят налоги для того, чтобы государство могло защитить их и их родственников в случае чрезвычайных ситуаций. Гетеросексуальные зарегистрированные союзы государство защищает. Доходы супруга учитываются при оформлении кредита. Есть семейное страхование (в том числе социальные выплаты при утрате кормильца). Есть автоматическое наследование имущества. Право на опеку над детьми супруга или на больничный по уходу за ними. Супруг -доверенное лицо в экстремальных ситуациях (при операциях и т.д.). Существует упрощенная процедура получения гражданства РФ для супругов российских граждан. Все эти пункты для гомосексуального союза неосуществимы, потому что регистрация брака (или признание брака, заключенного в другой стране) не предусмотрена семейным кодексом. Люди могут жить вместе, вести совместное хозяйство и выращивать детей тридцать лет, но они абсолютно чужие люди с точки зрения закона. Кто скажет, что это не дискриминация, пусть первым кинет в меня камень.

Кидать камень именно в меня — очень логично. Противники гомосексуальных браков обычно говорят о том, что брак предназначен для защиты интересов детей. Я живу в зарегистрированном браке, а детей у меня нет. Мы с мужем смогли сходить в ЗАГС в черно-белом и теперь пользоваться всеми вышеперечисленными гражданскими правами только благодаря тому счастливому обстоятельству, что у него есть Y-хромосома, а у меня ее нету. А могло бы так не повезти, особенно мне. Если мужской гомосексуализм еще хоть как-то биологически обусловлен (гены-кандидаты, пренатальный стресс, разница в размерах ядер гипоталамуса — куча всяких исследований разной степени достоверности), то женский, по всей видимости, определяется скорее средовыми факторами — а средовых факторов этих слишком много, и влияют они совершенно непредсказуемо. В детстве, допустим, меня очень пугала перспектива вырасти женщиной (столько же работы — плюс ещё дети, хозяйство, косметика и каблуки). В общем-то такая перспектива — с каблуками — меня до сих пор пугает. Если бы от нее можно было спастись только через гомосексуальные отношения — я бы согласилась. И тогда страдала бы от гомофобов не только из чувства справедливости, а непосредственно. Не любила бы их, надо полагать, еще больше. Хотя куда уж больше.

Да, а статья про гомофобию, которую я упомянула в начале колонки, совершенно прекрасная. Она называется «Is Homophobia Associated With Homosexual Arousal?», и ее полный текст легко найти в Интернете. В ней испытуемых, гетеросексуальных мужчин, разделили на две группы по степени их гомофобии и показывали им эротические видеоролики — про гетеросексуальные пары, пары лесбиянок и пары геев. И параллельно измеряли диаметр полового члена. Он, конечно, увеличивался. Примерно в равной степени у обоих групп в ответ на первые две группы роликов. И достоверно больше — у гомофобной группы при демонстрации роликов с геями.

Ну то есть это общее место. Острые негативные эмоции вызывает именно то, что человек пытается подавить в себе. Для этого начинает с других. Берет вот баллончик с перцовым газом. А лучше бы начинать с себя. Попробовать и успокоиться, в самом деле.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: