Научная журналистика Великобритании: надежды и перспективы

Логотип с сайта Science media center
Научными журналистами решили считать всех тех, кто освещает физические науки, технику, технологии., медицину, здоровье и экологию и работает при этом для самой широкой аудитории. Какую же поддержку должно оказать им правительство? Задаваясь этим вопросом, участники группы в 2009 г. провели шесть встреч и выпустили по их итогам отчет под названием «Science and the Media Report 'Securing the Future'», опубликованный на сайте BIS [3]. Этот отчет состоит из четырех разделов (по числу важнейших рекомендаций). По мнению авторов отчета, особые усилия необходимо направить на разработку специальных тренингов по научной журналистике, на поддержку и поощрение новых телепрограмм о науке, а также на обеспечение открытости и прозрачности во взаимоотношениях ученых и журналистов. Многие из рекомендаций, вероятно, будут весьма полезны и для российской аудитории, поэтому разберем их подробнее.

Научные тренинги

Было отмечено, что в журналистику чаще всего идут люди с гуманитарным образованием. Однако редакторы научных отделов больше всего ценят тех, кто обладает специальными знаниями в той или иной области науки. Авторы отчета не считают, что каждый научный журналист непременно должен иметь научное образование, однако сочетание журналистского мастерства с научными знаниями дает очевидное преимущество и позволяет делать свою работу более качественно. Восполнить пробелы в образовании можно за счет участия в специальном тренинге по науке для журналистов общего профиля.

Тренингов по научной журналистике очень мало, а спрос на них велик. В Великобритании лишь три университета могут предложить курсы по научной журналистике уровня master’s degree, в одиннадцати есть курсы по science communication, причем в восьми из них готовят master’s, а в трех — undergraduate. В организации тренингов по науке для журналистов есть договоренности с колледжем журналистики BBC и Reuters. Инициативу в данном вопросе проявляют и сами ученые. Так, Королевское статистическое общество проводит семинары и курсы по своей теме для СМИ, от их имени учрежден приз для журналистов. Science Media Center тоже проводит регулярные семинары для представителей масс-медиа.

Авторы отчета уверены, что помимо тренингов для журналистов нужны и тренинги для ученых по основам журналистики и коммуникации. Такие тренинги проводятся Королевским научным обществом и Исследовательскими советами Великобритании. В отчете рассказывалось о том, что ABSW организует стажировки для ученых в СМИ уже в течение 20 лет, поэтому их наработки и опыт обязательно надо использовать. Экспертная группа пришла к выводу, что руководить профессиональным образованием нужно на правительственном уровне, поэтому предложено ввести новую должность — национальный координатор тренингов по научной журналистике.

Телепрограммы о науке

По мнению авторов отчета, один из важнейших критериев правильного взаимодействия науки и общества — это представленность науки на ТВ, ведь телевидение — самый востребованный формат СМИ. За последний год 68% британцев посмотрели научные программы по ТВ, 17% - слушали их по радио. Печатная пресса даже близко не может приблизиться к этим показателям, а Интернет все еще уступает телевидению. Эксперты считают необходимым увеличить количество научных программ на ТВ.

Как это сделать? Один из путей — финансировать создание программ через научные фонды. Авторы отчета признают, что, с точки зрения журналисткой этики, это путь довольно сомнительный, так как СМИ требуется сохранять независимость, а финансирование из научных фондов подразумевает невольное навязывание чьих-то интересов. Однако положительные примеры тоже есть. Пионером в этой области выступает фонд Wellcome Trust, который в течение двух лет вел экспериментальный проект в Университете Бирмингема (Ideas Lab), а в настоящее время изучает вопрос о целесообразности создания у себя отдела научных программ.

Впрочем, многие опрошенные эксперты уверены в том, что деньги фондов — это не выход, а делу поможет, скорее, правильная коммуникация между наукой и ТВ — обмен идеями, планами, экспертами. Это означает улучшение взаимодействия научных пресс-служб с телевизионщиками.

Авторы отчета изучили опыт крупнейшей в стране и вообще в мире независимой телерадиовещательной корпорации — BBC. В ноябре 2009 г. корпорация объявила о запуске Buddy Scheme — новой инициативы, согласно которой телевизионщики и ученые договариваются встречаться по крайней мере четыре раза в год, чтобы делиться идеями, информацией и советами.

У BBC налажена хорошая связь с Королевским научным обществом, которое считается главным лоббистом науки в британских СМИ. Общество использует апробированные временем методы для возбуждения интереса публики к науке. Так, 2010 г. в Великобритании был назван Годом науки.

Для представления науки в СМИ часто используют известных людей, таких, например, как журналист и писатель Бил Брайсон (Bill Bryson) или известный телеведущий с BBC Мелвин Брег (Melvyn Bragg). Экспертная группа рекомендует правительству продолжить эту практику и создать группу лоббирования науки на ТВ. Необходимо проводить также постоянный мониторинг количества часов, отданных научным программам на тех или иных телеканалах.

Будущее научной журналистики

В последние годы среди профессионалов развернулись дебаты о кризисе научной журналистики как жанра, достигшие апогея во время упомянутой выше июльской конференции 2009 г. На глазах у всех о будущем профессии поспорили врач и колумнист газеты Guardian Бен Голдакр (Ben Goldacre), известный теперь и в России благодаря переводу книги «Bad science*, и министр науки (2008−2010), лорд Пол Драйсон (Paul Drayson).

Обложка отчета Mapping the Field
Авторы отчета решили проверить, насколько слова о кризисе соответствуют реальности, и заказали исследование в Университете Кардифа. Его провели Энди Уильяме (Dr. Andy Williams) и Сэди Клиффорд (Dr. Sadie Clifford) из отдела СМИ и культурных исследований в Школе журналистики. В ноябре 2009 г. они опубликовали отчет под названием «Map-ping the Field: Specialist science news journalism in the UK national media». Работа в своем роде уникальная, поэтому остановлюсь на ней подробнее [4].

Ученые опирались на данные опросов через Интернет, интервью с научными журналистами и главными редакторами, в том числе во время лондонской конференции, в которой участвовало более тысячи человек.

Согласно этим данным, в период с 1989 по октябрь 2009 г. число журналистов, постоянно освещавших науку, экологию и медицину, росло в стране беспрецедентными темпами. Так, в 13 изученных новостных общественно-политических СМИ число штатных сотрудников возросло с 43 до 82 человек. Больше всего их работает в BBC: в 1989 г. там было 2 научных журналиста, теперь — 30. Таким образом, BBC — это крупнейший работодатель для научных журналистов в UK. Второй по величине работодатель — газета Guardian, там было 6, а теперь работают 11 научных журналистов. Авторы исследования делают вывод, что рост их числа связан с востребованностью научных новостей. Раньше журналистам приходилось уговаривать редакторов поставить материал на научную тему, теперь от них требуют по нескольку научных новостей в день, журналисты очень загружены. Это приводит к потоку некачественных текстов, у авторов нет времени провести углубленное исследование темы, проверить факты.

Многие респонденты признались, что у них нет времени на настоящую журналистику, что они занимаются переписыванием пресс-релизов. В западном мире это занятие получило название churnalism. Недаром расцвет научных новостей совпал с расцветом научного пиара. 23% опрошенных признали, что слишком сильно полагаются на пресс-релизы. Обилие и общедоступность научных пресс-релизов создает напряженные отношения между редакторами и журналистами. Многим знакома ситуация, когда редактор спрашивает: почему ты то и дело переводишь пресс-релизы из Nature и Science, почему не найдешь что-то оригинальное? Если журналист решит не следовать за main stream новостями, то его упрекают: почему все дали эту новость, а мы нет? Это противоречие существует во всех ньюсрумах. Гонка за новостным мейнстримом приводит к другой проблеме. Боязнь упустить важное побуждает редакторов отдавать науку на откуп журналистам общего профиля, выпускающим слабые тексты по этой теме. В новостной ленте ведущего СМИ нередко можно встретить новости о снежном человеке или чудодейственном лекарстве.

Научные журналисты стараются не допустить этого, они по собственной инициативе встают на страже новостей и объясняют редакторам, почему нельзя давать заметку «об этом чудесном лекарстве». Эта охранная деятельность тоже становиться источником напряжения в редакции. Нагрузку на журналистов увеличивают и околонаучные пресс-службы, которые очень активны. Даже если стараться никогда не использовать пресс-релизы, избежать общения с пиарщиками сложно — они звонят на мобильный, заваливают электронный ящик анонсами и информацией о своих проектах.

Несмотря на довольно мрачную картину, получившуюся в ходе опроса, 53% респондентов не считают, что индустрия научных новостей в Великобритании находится под угрозой и что научные журналисты находятся в большей опасности, чем журналисты других специализаций. В то же время 45% опрошенных ответили отрицательно на вопрос о том, будет ли расти число научных журналистов в СМИ в ближайшие 10 лет.

Работу Университета Кардифа авторы правительственного отчета дополнили собственными выводами. Особое внимание они уделили профессиональной критике научной журналистики. Она сводится в основном к следующему: интуитивно журналисты склонны доверять ученым больше, чем специалистам других профессий, со временем специализирующиеся на науке журналисты становятся слишком близки со своими информаторами и теряют критический взгляд, они полагаются на источник новости, вместо того, чтобы его исследовать.

15 апреля 2010г. С.Сингх улыбается у дверей суда, он только что выиграл дело. Фото Fiona Hanson/PA с сай- та газеты Guardian (www.guardian. co.uk/science/2010/apr/15/ simon-singh-libel-case-dropped1)
Из-за научных пресс-релизов журналисты делают много рутинной работы, они просто транслируют новости, которые им передают. Больше того, среди ученых и журналистов распространена точка зрения о научной журналистике как составляющей пиара науки, в то время как обществу нужны другие научные журналисты, которые бы тщательно исследовали сферу науки, раз уж общество ей так сильно доверяет. Но расследования в журналистике — это дорого и по финансам, и по времени, и по людским ресурсам. Делать научные новости из пресс-релизов куда легче.

В отчете также подчеркивалось, что в кризисе находится не научная журналистка, а ее бизнес-модель. Неуверенности в будущем добавляют активные действия научного сообщества по созданию своих собственных новостных ресурсов, например Futurity.org (объединению пресс-служб нескольких университетов США), Cancer Research UK News and Resources, Planet Earth On Line.

Можно ли отнести такие ресурсы к средствам массовой информации? В самом деле, они очень похожи на СМИ: функционируют как СМИ, нанимают на работу профессиональных научных журналистов. В то же время многие опрошенные считают, что их нельзя считать полноценными СМИ, это пиар-службы.

В ходе опроса звучали также мнения, что такие ресурсы отнимают хлеб у профессиональных научных журналистов, составляя им конкуренцию. Они производят настоящие новостные статьи, которые распознаются Google news как новости. На конференции в Лондоне Джеф Несбит (Jeff Nesbit), начальник пресс-службы Национального научного фонда США (NSF), вызвал возмущение присутствующих признанием в том, что он взял к себе на работу нескольких журналистов, уволенных из CNN в прошлом году после ликвидации научного отдела. Теперь они делают новостной сайт NSF. Несбита обвинили в том, что он пиарит разработки фонда, и посоветовали вместо этого спонсировать CNN, чтобы возродить научный отдел. На что Несбит ответил: мы будем делать и то, и это.

Проекты, созданные научными организациями, такие как Futurity, действительно выглядят как СМИ, используют профессиональные журналистские технологии, но есть принципиальное отличие: они более зависимы в высказывании своего мнения. Руководство Futurity признает, что нанятые журналисты в основном переписывают университетские пресс-релизы. Пресс-секретари Cancer Research UK News and Resources проверяют статьи перед публикацией на сайте. Контент Planet Earth Online производится частично пресс-службой Исследовательского совета по экологии (NERC).

Открытость и прозрачность

У британских журналистов много претензий к ученым и правительству в плане открытости. Так, если ученый входит в какую-либо госкомиссию, то его связывают обязательством не общаться с прессой. Показательна история со свиным гриппом. Из-за обязательства не разглашать информацию широкая публика не смогла получить сведения из уст ведущих ученых (они участвовали в работе комиссии и должны были хранить конфиденциальность).

Подобная секретность приводит к тому, что СМИ черпают информацию из менее надежных источников или вообще от шарлатанов. В стране примерно 75 независимых научных комиссий (scientific advisory committees — SACs), изучающих продвижение науки по следующим направлениям: вакцины и вакцинация, ядерные отходы, генетическое тестирование и т. д. Для ученых, занятых в SACs, подписка о неразглашении — обычное дело. После изучения работы этих комиссий авторы отчета сделали вывод, что чаще всего в такой закрытости нет необходимости; по крайней мере не вся информация должна быть закрыта, а только некий обоснованный минимум.

Британские законы об ответственности за распространение клеветы (libel laws) также нуждаются в пересмотре. В отчете ссылаются на историю с известным британским научным журналистом и писателем Саймоном Сингхом (Simon Singh). В 2008 г. он опубликовал статью в Guardian, в которой поставил под сомнение эффективность использования хиропрактик в лечении детей, страдающих от астмы или кишечных колик. После чего Ассоциация хиропрактиков подала на него в суд за клевету. После двухлетних судебных тяжб иск против него был отозван (на фото). Все издержки стоили журналисту более 200 тыс. фунтов стерлингов.

Питер Уилмхерст – борец с «клеветническим туризмом». Фото с сайта http://pharmagossip.blogspot.com
Обвинения в клевете были предъявлены уже упомянутому выше Бену Голдакру и газете Guardian, опубликовавшей статью о деятельности одного врача в ЮАР, который пытался убедить ВИЧ-инфицированных пациентов принимать вместо специальных препаратов витамины (затем эти обвинения были отозваны). В настоящее время продолжается судебный процесс над британским врачом-кардиологом Питером Уилмхерстом (Peter Wilmhurst), критиковавшим заявления об эффективности сердечного имплантанта на кардиологической конференции в Вашингтоне в 2007 г. Его точка зрения затем была обнародована на новостном сайте www.theheart.org, что дало повод американской компании-разработчику подать в суд на врача, используя строгие британские законы (в комментариях прессе Питер называет происходящее «клеветническим туризмом» (libel tourism)). Ученый считает, что он имеет право высказывать свою точку зрения как эксперт, в то время как представители компании заявляют, что кардиолог несправедливо обвинил их в фальсификации исследования [5]. В случае проигрыша кардиолог может стать банкротом.

Подобные случаи, по мнению авторов отчета, вряд ли поощряют ученых к занятию журналистикой и взаимодействию с журналистами. Многие статьи, особенно в жанре расследований, не увидели свет из-за угрозы исков о клевете и последующих судебных издержек. Юристы иногда советуют научным журналистам не публиковать тот или иной материал из-за возможных проблем. В отчете выражается уверенность, что для расцвета научной журналистики в стране, особенно жанра расследований и освещения спорных научных проблем, необходима реформа закона о клевете.

Особое внимание авторов отчета привлекла ситуация в научных подразделениях различных частных корпораций. Не секрет, пишут авторы отчета, что в наукоемкий бизнес (химические, конструкторские, фармацевтические компании, пищевую промышленность) идут лучшие выпускники университетов, но дальше рассказ об их работе редко встретишь в СМИ. Причина тому — коммерческая тайна, которая препятствует распространению информации. Несмотря на понятное желание бизнеса сохранить свою интеллектуальную собственность и конкурентное преимущество на рынке, у авторов исследования создалось ощущение, что некоторые компании злоупотребляют своим правом. Экспертная группа полагает, что научные журналисты должны иметь возможность общаться не только со сверхактивными пресс-секретарями этих компаний, но и иметь более широкий доступ к их ведущим специалистам.

Учитывая, как много места занимают научные исследования в сфере бизнеса и как много из них спонсируются бизнесом, авторы отчета убеждены, что журналисты должны иметь равные возможности по анализу происходящего как в государственной, так и, частной науке.

Татьяна Пичугина,
главный редактор strf.ru

1. Блог Фионы Фокс — http://fionafox.blogspot.com/

2. Science media center — www.sciencemediacen-tre.org/pages/

3. Отчет — http://interactive.bis.gov.uk/scienceandsociety/site/media/files/2010/01/Science-and-the-Media-Securing-the-Future.pdf

4. Исследование «Mapping the Field: Specialist science news journalism in the UK national media» — www.cardiff.ac.uk/jomec/research/researchgroups/riskscienceandhealth/fundedprojects/mappingscience.html и сам отчет www.cardiff.ac.uk/jomec/resources/Mapping_Science_Journalism_Final_Report_2003−11−09.pdf

5. Подробнее о деле С. Сингха, П. Уилмхерста и ситуации c libel laws см. статьи http://business.timesonline.co.uk/tol/business/law/article6932252.ece и www.guardian.co.uk/science/2010/feb/25/simon-singh-silencing-scientists-libel-law

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: