Открытое письмо редакции газеты «Троицкий вариант»

ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
«НЕЗАВИСИМАЯ ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ РОССИИ»
Член Всемирной психиатрической ассоциации с 1989 г.

Российский исследовательский центр по правам человека
Москва — 101000, Лучников пер., д. 4, подъезд 3
Тел.: (495) 625-06-20 E-mail: info@npar.ru Факс: (495)621-03-20

Первые выпуски вашего издания настолько порадовали, что я поместил в «Независимом психиатрическом журнале», отмечающем в этом году свое 20-летие, рекомендацию нашим читателям оформить подписку на вашу газету.

Однако во втором ее выпуске за этот год я обнаружил обширный текст, который не прошел элементарной научной проверки. Это Открытое письмо Константину Эрнсту. В нем во внешне привлекательном полемическом стиле придается благопристойная форма воинствующей политизированной псевдонаучности. Это касается буквально всех упоминаемых в тексте персоналий.

НПА России, представляющая с 1989 г. нашу страну во Всемирной психиатрической ассоциации, тесно сотрудничающая с правозащитными организациями, приняла участие во многих судебных процессах против религиозных организаций за, якобы, принесение грубого вреда психическому здоровью. Волна этих процессов прокатилась начиная с 1995 г. по всей стране — от Санкт-Петербурга и Москвы до Магадана. Их история освещалась на страницах нашего журнала.

«Обоснованием» этих процессов послужило совместное инструктивное письмо Минздрава и МВД, разосланное в прокуратуры и ректорам учебных заведений страны, дублирующее текст, который к этому времени был дезавуирован как не выдерживающий научной критики обеими всероссийскими психиатрическими организациями — Российским обществом психиатров и НПА России.

Во всех проводившихся нами конкретных исследованиях никакого «разрушительного влияния на психику и здоровье», никакой «деформации личности» мы не обнаружили, а самоубийств и разводов было значительно меньше, чем в общей популяции.

Громкий ажиотаж вокруг этой темы в США за 15-20 лет до аналогичного в России в 70-80-х годах закончился запретом Верховным Судом США по представлению Американской психологической и Американской социологической ассоциаций выступать в судах лидерам «депрограмматоров». Идея «программирования сознания», приписываемая ими новым религиозным организациям, оказалась их собственной практикой: они похищали молодых людей, ушедших в эти организации, и подвергали их специальной технологии депрограммирования.

В нашей стране сходные центры были созданы А.Л. Дворкиным при Московской Патриархии и в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. Сербского во главе с проф. Ф.В. Кондратьевым. Православная церковь, лишенная в период советской власти кадров и не имеющая опыта миссионерской деятельности, перед лицом наплыва протестантских и других проповедников прибегла к помощи государственной власти. Последняя использовала грубые технологии подавления.

Наши усилия, выступления и семинары в сотрудничестве с ведущими религиоведами, проф. А. Зубовым, Б. Фаликовым, проф. И. Кантеревым и др., привели только к словесному камуфляжу: вместо «грубого вреда здоровью» начали говорить о «незаконном использовании гипноза», потом о «внушающем действии» и, наконец, о «незаметном воздействии на подсознательном уровне» даже одних только текстов. Эти обвинения распространились и на некоторые общественные организации, в том числе ведущие антиалкогольную пропаганду. А вместо «тоталитарных сект» начали говорить о «деструктивных культах». Надо ли объяснять, что такой лексикой можно делать что угодно. Мощный государственный протекционизм сделал свое дело. Были изданы большим тиражом книги депрограмматоров, проведены широковещательные конференции, несколько известных психиатров написали требующиеся статьи и т.п. Многие религиозные организации были запрещены, живое разнообразие религиозной жизни загнано в подполье, причем преследования коснулись не только новых религиозных организаций, но и традиционных, например полуторастолетней церкви «Свидетели Иеговы», прошедшей гитлеровские и сталинские концлагеря. Предлогом послужил ее запрет своим членам переливания крови, вопреки тому, что ведущий гематолог страны акад. А.И. Воробьев признал рациональность такого запрета.

Апофеозом стала смена состава Экспертного совета по вопросам религии при Минюсте России в 2009 г. Вместо ведущих религиоведов, известных своими полевыми исследованиями, теперь там заседают активные деятели антикультистского движения во главе с А.Л. Дворкиным, не имеющие ничего общего с наукой.

Президент НПА России,
главный редактор «Независимого
психиатрического журнала»,
член Экспертного совета
при Уполномоченном по правам
человека в Российской Федерации,
канд. мед. наук Ю.С. Савенко

* * *

От редакции:

Редакция, конечно, не обязана полностью солидаризироваться со всеми публикуемыми в газете текстами. Особо сложные ситуации возникают с такими документами, как открытые письма. Рекомендовать их авторам выбирать «более правильный» способ изложения своих мыслей — манера и бестактная, и, мягко говоря, запоздалая. Направленность такого послания может быть в принципе полезной, ну а форма — вызывать у кого-то серьезные сомнения, как в случае с обращением к Константину Эрнсту, опубликованным в ТрВ № 46 от 2 февраля 2010 г.

Поддерживать или нет полезную инициативу — борьбу с рекламой шарлатанов под видом шоу на государственном канале? Казалось бы, ответ однозначен. Однако в стремлении организовать как можно более широкий «фронт сопротивления» авторы первого послания постарались записать в союзники и те силы и организации, деятельность которых далеко не все могут одобрить (например, большой соблазн в том, чтобы сослаться на РПЦ и тем самым заручиться поддержкой самых широких слоев православного населения). Не меньшие сомнения вызывает и пафос ответного послания, призывающего максимально лояльно относиться к «новым» и «нетрадиционным» религиозным организациям. Ведь вызван он, по-видимому, вовсе не особым вниманием к вопросам религии со стороны психолога Ольги Шиховой и прочих подписантов, а тем, что упоминанием конкретных имен и терминов оказались задеты интересы организации, представляемой господином Савенко.

К сожалению, автора второго письма также можно обвинить в тех же огрехах, в которых он винит авторов письма первого, — в односторонности и замалчивании «подвигов» противоположной стороны. Защищая действующие в стране секты от произвола РПЦ, автор ни словом не обмолвился о тех однозначно криминальных историях, в которых фигурировали религиозные адепты, — это и организация массовых самоубийств в США и в нашей стране (они обычно провоцируются бесплодным ожиданием «конца света», предсказанного тем или иным новоявленным мессией), и банальные мошенничества и удовлетворение властных амбиций (вспомним истории Григория Грабового и киевского «Белого братства»), и теракты (коими «прославились» японские адепты «Аум Синрикё» и российское представительство которых защищал в суде от обвинений в манипуляциях психикой Ю.С. Савенко).

Разумеется, все люди и все конфессии должны быть равны перед законом, ни у кого (в том числе и у представителей РПЦ, и у мусульман, и у «Свидетелей Иеговы» с «Белым братством») в этом смысле не должно быть никаких преимуществ и преференций. Все они обязаны подчиняться «светским» законам даже в тех случаях, когда последние входят в противоречие с религиозными доктринами. Судить можно не за идеологические прегрешения, а за дела, и без этих дел любой «сатанист» так же чист перед законом, как и священник. Да, известны случаи, когда «Свидетели Иеговы» запрещали лечить собственных детей, которым требовалось срочное переливание крови. И в России, и во всем мире (в том числе и в США) подобные случаи вполне естественным образом заканчивались судебными преследованиями. К «проискам» сторонников традиционных религий эти случаи отношения не имеют, это как раз «светские» законы «отказываются» принимать во внимание, что для спасения души нужно совершать самоубийства или убийства. Если в угоду «Свидетелям Иеговы» закрыть глаза и на медицину, и на науку, то наверняка сыщутся и представители более экзотичных культов, согласно которым, скажем, необходимо приносить в жертву людей. Всё равно терпение общества в этих вопросах не беспредельно.

Нельзя бросаться из крайности в крайность. Да, претензии со стороны «традиционных» конфессий, стремящихся не допускать лишней конкуренции «за души», вполне объяснимы и возмутительны. При этом они несут вред не только «сектантам», но и общественному «микроклимату», возрождая цензуру, порождая нетерпимость, обедняя культуру. Многообразие духовного опыта в обществе (в рамках разумного, конечно, — не приводящее к социальным катастрофам) имеет самостоятельную ценность (как, впрочем, и сугубо рациональное мышление, в том числе атеизм и полное равнодушие ко всем этим вопросам). Однако «выдача индульгенций» любым сколь угодно причудливым культам и «фрикам» и признание примата внутренних религиозных установлений над любыми светскими законами невозможны ни в одной стране.

Так или иначе, есть секты, которые практикуют насилие над человеком и человеческой личностью (вовлекая к тому же во все эти дела детей, не способных принимать самостоятельные решения). Особенно остро всё это чувствуется в случае «свежих» культов, проходящих свое становление и испытывающих характерные «болезни роста». Относиться к этому однозначно никак нельзя. Также и со стороны организаторов всяких загадочных «бизнес-тренингов» и «научно-религиозных» конференций хватает злоупотреблений, использования административного ресурса и некомпетентности. Это не означает, что всё новое и необычное нужно запрещать, и уж тем более недопустимо объявлять всех сектантов просто «психами», но необходимо тщательно контролировать их деятельность и не допускать ее перетекания в сферы науки, медицины, образования и управления государством.

Максим Борисов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: