Научная диаспора и метрополия: как преодолеть взаимное недоверие?

24–25 июня 2010 г. в Санкт-Петер­бур­ге состо­ит­ся кон­фе­рен­ции «Науч­ная диас­по­ра и буду­щее рос­сий­ской нау­ки» [1]. Ее орга­ни­за­то­ры наде­ют­ся, что участ­ни­ки пред­сто­я­ще­го фору­ма смо­гут деталь­но обсу­дить и выра­бо­тать общие пред­став­ле­ния о пред­ло­же­ни­ях по созда­нию новой дру­же­ствен­ной сре­ды, поз­во­ля­ю­щей пред­ста­ви­те­лям диас­по­ры вза­и­мо­дей­ство­вать с рос­сий­ски­ми кол­ле­га­ми и раз­ви­вать оте­че­ствен­ную нау­ку и выс­шее обра­зо­ва­ние в миро­вом мас­шта­бе. Кон­фе­рен­ция про­во­дит­ся при под­держ­ке Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Петер­бур­ге, Фон­да «Дина­стия» и кор­по­ра­ции Рос­на­но.

Мы обра­ти­лись к ряду участ­ни­ков кон­фе­рен­ции с прось­бой рас­ска­зать о том, в чем им видит­ся глав­ная зада­ча дис­кус­сии; что может помочь сде­лать этот форум по-насто­я­ще­му эффек­тив­ным, а не оче­ред­ным меро­при­я­ти­ем по обсуж­де­нию про­блем диас­по­ры (за послед­ние два года про­шло несколь­ко круг­лых сто­лов по этой теме). Кро­ме того, мы попро­си­ли наших респон­ден­тов назвать наи­бо­лее ост­рые, по их мне­нию, про­бле­мы вза­и­мо­дей­ствия с нашей диас­по­рой. Пуб­ли­ку­ем в поряд­ке поступ­ле­ния откли­ков.

Кон­стан­тин Сонин, посто­ян­ный про­фес­сор Рос­сий­ской эко­но­ми­че­ской шко­лы (РЭШ):

Петер­бург­ская кон­фе­рен­ция – пер­вая за послед­ние сто лет (а воз­мож­но, и за всю исто­рию нашей стра­ны) кон­фе­рен­ция, на кото­рую соби­ра­ют­ся пред­ста­ви­те­ли и есте­ствен­ных, и обще­ствен­ных наук само­го высо­ко­го уров­ня – и те, кто рабо­та­ет в Рос­сии, и те, кто рабо­та­ет за гра­ни­цей. Таким соста­вом мате­ма­ти­ков мог бы гор­дить­ся и все­мир­ный мате­ма­ти­че­ский кон­гресс, в эко­но­ми­ке, финан­сах, управ­ле­нии собра­ны «звёз­ды». Про­ве­де­ние тако­го фору­ма – уже огром­ный успех Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та и его рек­то­ра Оле­га Хар­хор­ди­на.

Мне кажет­ся, что основ­ная про­бле­ма вза­и­мо­дей­ствия с «диас­по­рой» – рос­сий­ски­ми учё­ны­ми, рабо­та­ю­щи­ми за гра­ни­цей, состо­ит в том, что «гра­ни­ца» по-преж­не­му ощу­ща­ет­ся, при­том, что, конеч­но, у совре­мен­ной нау­ки нет и не может быть ника­ких наци­о­наль­ных гра­ниц. Мак­си­маль­ное инте­гри­ро­ва­ние рос­сий­ских уни­вер­си­те­тов и иссле­до­ва­тель­ских цен­тров в миро­вое науч­ное сооб­ще­ство – то самое «сти­ра­ние гра­ниц» – наша основ­ная зада­ча

Ири­на Дежи­на, веду­щий науч­ный сотруд­ник, зав. сек­то­ром эко­но­ми­ки нау­ки и инно­ва­ци­он­ных про­цес­сов, Отдел науч­но-тех­ни­че­ско­го про­грес­са и управ­ле­ния, Инсти­тут миро­вой эко­но­ми­ки и меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний РАН (ИМЭМО):

Мой доклад будет посвя­щен ана­ли­зу кад­ро­вой поли­ти­ки не толь­ко в отно­ше­нии диас­по­ры, пото­му что про диас­по­ру боль­ше раз­го­во­ров, чем реаль­ных дей­ствий. Я поста­ра­юсь рас­ска­зать не толь­ко о сути меро­при­я­тий, о кото­рых все уже слы­ша­ли, но и о неко­то­рых ито­гах.

Что же каса­ет­ся пред­сто­я­щей кон­фе­рен­ции, то, мне кажет­ся, ее зада­чи меня­лись по ходу под­го­тов­ки. Сна­ча­ла это анон­си­ро­ва­лось как обсуж­де­ние про­блем вза­и­мо­дей­ствия с диас­по­рой «узким кру­гом» – пред­ста­ви­те­ля­ми самой диас­по­ры и рос­сий­ски­ми уче­ны­ми из раз­ных обла­стей, с раз­ны­ми пози­ци­я­ми и виде­ни­ем ситу­а­ции. Ины­ми сло­ва­ми, это долж­но было стать чем-то вро­де экс­перт­но­го «моз­го­во­го штур­ма», без уча­стия чинов­ни­ков и офи­ци­аль­ных лиц.

Одна­ко потом я уви­де­ла в спис­ке и пред­ста­ви­те­лей Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния и нау­ки, и Рос­на­но – их при­сут­ствие понят­но и объ­яс­ни­мо (хотя бы пото­му, что, напри­мер, Рос­на­но – один из спон­со­ров это­го меро­при­я­тия), одна­ко новый состав участ­ни­ков вно­сит эле­мен­ты офи­ци­о­за. Поэто­му, на мой взгляд, цели ока­за­лись несколь­ко раз­мы­ты­ми.

Вы пра­вы, гово­ря, что у нас про­хо­дит мно­го меро­при­я­тий по теме диас­по­ры с непо­нят­ны­ми, а может быть, и ника­ки­ми ито­га­ми. К сожа­ле­нию, к этой теме сей­час при­вле­че­но какое-то ажи­о­таж­ное вни­ма­ние, что мне не очень понят­но. Ясно толь­ко, что это меша­ет выра­бот­ке кон­струк­тив­ных реше­ний.

От этой кон­фе­рен­ции, посколь­ку она про­во­дит­ся очень достой­ной орга­ни­за­ци­ей – Евро­пей­ским уни­вер­си­те­том, я ожи­даю инте­рес­ной, ана­ли­ти­че­ски глу­бо­кой дис­кус­сии о том, как может раз­ви­вать­ся сотруд­ни­че­ство с наши­ми уче­ны­ми, живу­щи­ми за рубе­жом, с выра­бот­кой в кон­це двух-трех воз­мож­ных «про­грамм» («про­грам­мой» я назы­ваю какую-либо фор­му вза­и­мо­дей­ствия – это могут быть и сов­мест­ные про­ек­ты, и обме­ны, и созда­ние инсти­ту­тов, и пакет нор­ма­тив­но-пра­во­вых мер) – не на кон­цеп­ту­аль­ном, а сле­ду­ю­щем, более деталь­ном уровне (зачем делать, кто что дела­ет, сколь­ко это может сто­ить, основ­ные прин­ци­пы и кри­те­рии, глав­ные пре­пят­ствия, кото­рые могут воз­ник­нуть и об устра­не­нии кото­рых надо поза­бо­тить­ся зара­нее).

Пред­по­сыл­ки для того, что­бы это сде­лать, есть: кон­фе­рен­ция пред­по­ла­га­ет фор­мат дис­кус­сий и круг­лых сто­лов, а не докла­дов, и состав участ­ни­ков обсуж­де­ния очень силь­ный.

Нако­нец, что каса­ет­ся «наи­бо­лее острой про­бле­мы вза­и­мо­дей­ствия» с диас­по­рой, то, обща­ясь доста­точ­но мно­го и часто с пред­ста­ви­те­ля­ми диас­по­ры, теперь уже – сво­и­ми хоро­ши­ми зна­ко­мы­ми, я вижу, как угне­та­ю­ще порой дей­ству­ет на них это неожи­дан­ное вни­ма­ние со сто­ро­ны самых раз­но­об­раз­ных рос­сий­ских ведомств и науч­ных групп, кото­рые все вдруг разом взя­лись изу­чать и анке­ти­ро­вать раз­ные груп­пы внут­ри диас­по­ры, появив­ши­е­ся спе­ку­ля­тив­ные оцен­ки и эпа­таж­ные мне­ния.

Это вызы­ва­ет оттор­же­ние и совер­шен­но не спо­соб­ству­ет нала­жи­ва­нию дове­ри­тель­ных отно­ше­ний. Чего толь­ко сто­ит соби­ра­ние пере­се­ка­ю­щих­ся меж­ду собой «баз дан­ных» – этим зани­ма­ют­ся и МОН, и Рос­на­но, и Росмо­ло­дежь, и РВК. Об этом заду­мал­ся РФФИ…, думаю, что не всех пере­чис­ли­ла. При этом часто одних и тех же людей пыта­ют­ся «посчи­тать», и это, вполне есте­ствен­но, может раз­дра­жать.

В ито­ге, напри­мер, недав­но меня попро­си­ли «дать сло­во», что если я буду что-то в этой обла­сти изу­чать и кого-то опра­ши­вать, то это не с целью «завлечь назад в Рос­сию». Поэто­му острой явля­ет­ся про­бле­ма коор­ди­на­ции: если уж госу­дар­ство начи­на­ет какую-то дея­тель­ность в отно­ше­нии диас­по­ры, то надо нала­дить хоть какое-то меж­ве­дом­ствен­ное вза­и­мо­дей­ствие.

Артем Ога­нов, про­фес­сор факуль­те­та наук о Зем­ле и факуль­те­та физи­ки и аст­ро­но­мии Уни­вер­си­те­та шта­та Нью-Йорк:

Насколь­ко я могу судить по моей пере­пис­ке с орга­ни­за­то­ра­ми кон­фе­рен­ции, они очень серьез­но отно­сят­ся к это­му меро­при­я­тию. В про­грам­ме фигу­ри­ру­ют как эми­гри­ро­вав­шие уче­ные, так и рабо­та­ю­щие в Рос­сии, а так­же пред­ста­ви­тель Мино­бр­на­у­ки.

Целью фору­ма, я думаю, явля­ет­ся выра­бот­ка идей о том, как вос­ста­но­вить рос­сий­скую нау­ку. Для опти­маль­но­го реше­ния этой зада­чи нужен обмен опы­том и иде­я­ми, поэто­му так цен­но уча­стие людей с раз­ным опы­том.

Даст ли эта кон­фе­рен­ция пло­ды? Это зави­сит почти цели­ком от рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства. Я уве­рен, что на этой кон­фе­рен­ции будет мно­го крайне полез­ных идей. Если пра­ви­тель­ство решит ими вос­поль­зо­вать­ся, кон­фе­рен­ция при­не­сет мно­го поль­зы. А если эти идеи будут про­игно­ри­ро­ва­ны вла­стью – пло­дов не будет ника­ких.

Самая ост­рая про­бле­ма вза­и­мо­дей­ствия с нашей науч­ной диас­по­рой, на мой взгляд, это воз­вра­ще­ние эми­гри­ро­вав­ших уче­ных. Чис­ло тех, кто еще рас­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность воз­вра­ще­ния, стре­ми­тель­но пада­ет. По моим наблю­де­ни­ям, уче­ные само­го высо­ко­го уров­ня, увы, очень часто нега­тив­но отно­сят­ся к Рос­сии. Полу­ча­ет­ся так, что сей­час власть не дела­ет кон­крет­ных шагов навстре­чу науч­ной диас­по­ре, а диас­по­ра все более уда­ля­ет­ся от Рос­сии.

Сер­гей Гури­ев, посто­ян­ный про­фес­сор, рек­тор РЭШ:

Эта кон­фе­рен­ция – логи­че­ское про­дол­же­ние той дис­кус­сии, кото­рая нача­лась на круг­лом сто­ле Рос­сий­ской эко­но­ми­че­ской шко­лы и Фон­да «Рус­ский мир» 24 октяб­ря 2009 г. (см. http://www.polit.ru/science/2009/10/24/ks_diaspora.html, http://ksonin.livejour-nal.com/262200.html).

Мно­гие из пред­ло­же­ний октябрь­ско­го круг­ло­го сто­ла уже реа­ли­зо­вы­ва­ют­ся, неко­то­рые будут реа­ли­зо­ва­ны в бли­жай­шем буду­щем. Напри­мер, уже реа­ли­зо­ва­ны пред­ло­же­ния по облег­че­нию визо­во­го режи­ма, заяв­ле­но гос­фи­нан­си­ро­ва­ние по повы­ше­нию мобиль­но­сти уче­ных, обсуж­да­ют­ся пред­ло­же­ния по при­зна­нию зару­беж­ных науч­ных сте­пе­ней.

В отли­чие от осен­не­го круг­ло­го сто­ла, июнь­ская кон­фе­рен­ция в Санкт-Петер­бур­ге вклю­ча­ет пред­ста­ви­те­лей не толь­ко обще­ствен­ных, но и есте­ствен­ных наук. Наша цель – рас­ска­зать рос­сий­ской ака­де­ми­че­ской диас­по­ре, что разум­ные пред­ло­же­ния мож­но, на самом деле, не толь­ко обсуж­дать, но и реа­ли­зо­вы­вать, убе­дить пред­ста­ви­те­лей диас­по­ры участ­во­вать в новых ини­ци­а­ти­вах Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния и нау­ки, кото­рые направ­ле­ны на при­вле­че­ние веду­щих уче­ных в рос­сий­ские уни­вер­си­те­ты.

Глав­ная про­бле­ма отно­ше­ний с диас­по­рой – это вза­им­ное недо­ве­рие. Един­ствен­ный спо­соб его пре­одо­леть – это чест­ный раз­го­вор о недо­стат­ках и потреб­но­стях рос­сий­ских обра­зо­ва­ния и нау­ки. Такая дис­кус­сия помо­жет убе­дить наших кол­лег в отсут­ствии скры­той повест­ки дня и в искрен­ней заин­те­ре­со­ван­но­сти в сотруд­ни­че­стве. А без тако­го сотруд­ни­че­ства у рос­сий­ской нау­ки и обра­зо­ва­ния нет буду­ще­го.

Мак­сим Франк-Каме­нец­кий, про­фес­сор факуль­те­та био­ме­ди­цин­ской инже­не­рии Бостон­ско­го уни­вер­си­те­та (США):

Я думаю, что кон­фе­рен­ция будет полез­ной. Уже нача­лась очень содер­жа­тель­ная дис­кус­сия меж­ду участ­ни­ка­ми на Facebook и на сай­те самой кон­фе­рен­ции [1]. Состав кон­фе­рен­ции очень силь­ный, хотя мы понес­ли страш­ную поте­рю: я имею в виду смерть Вла­ди­ми­ра Арноль­да.

Име­ют­ся кон­крет­ные идеи, как раз­ви­вать сотруд­ни­че­ство меж­ду мет­ро­по­ли­ей и диас­по­рой в обла­сти мате­ма­ти­ки, тео­р­фи­зи­ки и в смеж­ных обла­стях, где не тре­бу­ет­ся боль­ших денеж­ных вли­ва­ний. Дру­гое дело – «доро­гие» нау­ки, такие, как био­ме­ди­ци­на. Здесь ситу­а­ция выгля­дит гораз­до хуже. В этих обла­стях речь идет не о воз­рож­де­нии, а о созда­нии вновь рос­сий­ской нау­ки, так как в силу ряда хоро­шо извест­ных при­чин силь­ная и совре­мен­ная био­ме­ди­ци­на так нико­гда и не воз­ник­ла ни в СССР, ни тем более в Рос­сии.

В то же вре­мя за послед­ние 20 лет в диас­по­ре появи­лось очень мно­го выда­ю­щих­ся уче­ных, кол­лек­тив­ная мощь кото­рых неиз­ме­ри­мо пре­вы­ша­ет тако­вую в мет­ро­по­лии. Это обсто­я­тель­ство оста­лось либо неза­ме­чен­ным в мет­ро­по­лии, либо мет­ро­по­лия при­тво­ря­ет­ся, что не видит это­го.

Поэто­му глав­ное пре­пят­ствие на пути сотруд­ни­че­ства меж­ду мет­ро­по­ли­ей и диас­по­рой в обла­сти био­ме­ди­ци­ны, на мой взгляд, состо­ит в актив­ном про­ти­во­дей­ствии «эли­ты» мет­ро­по­лии тому, что­бы диас­по­ра была допу­ще­на в любой фор­ме к уча­стию в про­цес­се воз­рож­де­ния рос­сий­ской нау­ки.

Арка­дий Цейт­лин, веду­щий науч­ный сотруд­ник Отде­ле­ния тео­ре­ти­че­ской физи­ки ФИАН, про­фес­сор тео­ре­ти­че­ской физи­ки физи­че­ско­го факуль­те­та Imperial College (London), один из веду­щих в мире спе­ци­а­ли­стов по тео­рии супер­струн.

- Какой Вам видит­ся глав­ная зада­ча этой дис­кус­сии?

- Зада­ча – в обсуж­де­нии путей укреп­ле­ния вза­и­мо­дей­ствия рос­сий­ских уче­ных с рос­сий­ской нау­кой и обра­зо­ва­ни­ем для повы­ше­ния уров­ня науч­ных иссле­до­ва­ний и при­вле­че­ния талант­ли­вой моло­де­жи в нау­ку.

В мире есть цен­ный опыт успеш­но­го вза­и­мо­дей­ствия с науч­ной диас­по­рой, с мет­ро­по­ли­ей – новый при­мер – Китай. Финан­си­ро­ва­ние, конеч­но, игра­ет важ­ную роль, но не менее важ­на пра­виль­ная орга­ни­за­ция это­го вза­и­мо­дей­ствия – и это долж­но быть цен­траль­ной темой кон­фе­рен­ции.

Как сде­лать эту кон­фе­рен­цию по-насто­я­ще­му про­дук­тив­ной, а не оче­ред­ным меро­при­я­ти­ем с непо­нят­ным ито­гом?

- Мне кажет­ся, что орга­ни­за­то­ры выбра­ли хоро­шую фор­му обсуж­де­ния – в виде докла­дов и круг­лых сто­лов, так что я ожи­даю, что кон­фе­рен­ция будет успеш­ной. Успех будет изме­рять­ся тем, насколь­ко чинов­ни­ки при­слу­ша­ют­ся к реко­мен­да­ции уче­ных и насколь­ко широ­ко кон­фе­рен­ция будет осве­щать­ся в СМИ.

- Какая из про­блем вза­и­мо­дей­ствия с нашей диас­по­рой кажет­ся Вам наи­бо­лее острой?

- Отсут­ствие зна­чи­тель­ной госу­дар­ствен­ной под­держ­ки это­го вза­и­мо­дей­ствия, а там, где она есть, – бюро­кра­ти­за­ция. Напри­мер, при­гла­ше­ние уче­ных из диас­по­ры про­чи­тать серию лек­ций или курс в уни­вер­си­те­те долж­но быть не толь­ко разум­но опла­че­но, но и хоро­шо орга­ни­зо­ва­но, без зна­чи­тель­ной бюро­кра­ти­че­ской воло­ки­ты.

Сер­гей Лан­до, декан факуль­те­та мате­ма­ти­ки ГУ-ВШЭ, вице-пре­зи­дент Неза­ви­си­мо­го мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та:

- На сле­ду­ю­щей неде­ле в Санкт-Петер­бур­ге состо­ит­ся кон­фе­рен­ция «Науч­ная диас­по­ра и буду­щее рос­сий­ской нау­ки». Какой Вам видит­ся глав­ная зада­ча этой дис­кус­сии?

- Зада­чи дис­кус­сии сфор­му­ли­ро­ва­ны ее орга­ни­за­то­ра­ми так: «поста­вить вопрос о леги­ти­ма­ции науч­ной диас­по­ры и ее парт­нер­ских отно­ше­ний с рос­сий­ски­ми науч­ны­ми и обра­зо­ва­тель­ны­ми учре­жде­ни­я­ми и сфор­му­ли­ро­вать наи­бо­лее важ­ные прин­ци­пы и фор­мы дол­го­сроч­но­го вза­и­мо­дей­ствия и уча­стия пред­ста­ви­те­лей диас­по­ры в росте чис­ла жиз­не­спо­соб­ных науч­ных кол­лек­ти­вов и под­держ­ке пер­спек­тив­ных рос­сий­ских иссле­до­ва­те­лей». Мне пред­став­ля­ет­ся суще­ствен­ным отде­лить то, что мож­но сде­лать без уча­стия госу­дар­ства, – по мое­му опы­ту, подоб­ные про­ек­ты ока­зы­ва­ют­ся реа­ли­зу­е­мы­ми и эффек­тив­ны­ми, – и те направ­ле­ния, где уча­стие госу­дар­ства необ­хо­ди­мо. Ясно, что сколь-нибудь зна­чи­тель­ные по мас­шта­бу про­ек­ты вза­и­мо­дей­ствия невоз­мож­но реа­ли­зо­вать без госу­дар­ствен­ной под­держ­ки.

- Как сде­лать эту кон­фе­рен­цию по-насто­я­ще­му про­дук­тив­ной, а не оче­ред­ным меро­при­я­ти­ем с непо­нят­ным ито­гом?

- Мне кажет­ся, что по край­ней мере один шаг в этом направ­ле­нии уже сде­лан: орга­ни­за­то­рам уда­лось собрать для уча­стия в ней людей выда­ю­щих­ся. Во вся­ком слу­чае, «мате­ма­ти­че­ская часть» диас­по­ры, о науч­ном уровне кото­рой я могу судить, пред­став­ле­на, в част­но­сти, посто­ян­но рабо­та­ю­щи­ми за гра­ни­цей Вое­вод­ским, Зель­ма­но­вым (оба – лау­ре­а­ты меда­ли Фил­дса), Реше­ти­хи­ным.

Суще­ствен­но, что авто­ри­тет этих людей не сво­дит­ся к при­зна­нию их былых заслуг, а под­креп­лен теку­щей иссле­до­ва­тель­ской рабо­той. Самый их инте­рес к уча­стию в подоб­ной кон­фе­рен­ции слу­жит зало­гом того, что в науч­ной диас­по­ре име­ет­ся тяга к тес­но­му вза­и­мо­дей­ствию с иссле­до­ва­те­ля­ми, посто­ян­но живу­щи­ми в Рос­сии, с под­рас­та­ю­щей моло­де­жью. Я не хотел бы пред­ре­шать выво­ды кон­фе­рен­ции и наде­юсь, что интел­лек­ту­аль­ная мощь ее участ­ни­ков поз­во­лит обна­ру­жить неожи­дан­ные пути подоб­но­го вза­и­мо­дей­ствия, нетри­ви­аль­ные под­хо­ды к реше­нию име­ю­щих­ся про­блем.

- Какая из про­блем вза­и­мо­дей­ствия с нашей диас­по­рой кажет­ся Вам наи­бо­лее острой?

- Про­блем, в том чис­ле и тех, кото­рые бро­са­ют­ся в гла­за, – мно­же­ство. Одна из самых ост­рых – нерав­но­вес­ность поло­же­ния иссле­до­ва­те­ля в Рос­сии и в стра­нах с бла­го­по­луч­ной эко­но­ми­кой, кото­рая и созда­ет раз­ность потен­ци­а­лов. В то же вре­мя мне хоте­лось бы обра­тить вни­ма­ние на дру­гую про­бле­му. Науч­ные сто­ли­цы Рос­сии – Москва, Петер­бург, до неко­то­рой сте­пе­ни Ново­си­бирск, несмот­ря на оче­вид­ные труд­но­сти, сохра­ни­ли пря­мые и пло­до­твор­ные кон­так­ты с теми, кто уехал на посто­ян­ную рабо­ту за гра­ни­цу. Но раз­ви­тие нау­ки в такой стране, как Рос­сия, не может и не долж­но сво­дить­ся к ее кон­цен­тра­ции в трех-четы­рех цен­трах. Зада­ча рас­про­стра­не­ния кон­так­тов за пре­де­лы сто­лиц пред­став­ля­ет­ся мне одной из наи­бо­лее важ­ных и наи­бо­лее труд­но реша­е­мых.

Стра­ни­ца кон­фе­рен­ции (вклю­чая спи­сок участ­ни­ков и про­грам­му) см. на сай­те http://www.eu.spb.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2423&Itemid=779

* * *

Уни­вер­си­тет диас­по­ры: авто­но­мия на осно­ве сети

ТрВ пуб­ли­ку­ет тези­сы извест­но­го рос­сий­ско­го социо­ло­га, Почет­но­го рек­то­ра, одно­го из осно­ва­те­лей Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Петер­бур­ге Бори­са Мак­си­мо­ви­ча Фир­со­ва, под­го­тов­лен­ные им для кон­фе­рен­ции.

Сего­дня мы име­ем шанс начать рабо­ту «с чисто­го листа» и уже на стар­те эли­ми­ни­ро­вать вли­я­ние арха­и­че­ских пра­вил, по кото­рым была постро­е­на и экс­плу­а­ти­ру­ет­ся вся систе­ма обра­зо­ва­тель­ных и науч­ных учре­жде­ний нашей стра­ны. В после­во­ен­ном СССР ака­де­ми­че­ские инсти­ту­ции было при­ня­то сда­вать едва ли не под ключ. Одна­ко цена за госу­дар­ствен­ное обес­пе­че­ние и содер­жа­ние была высо­кой. За «бусы» при­хо­ди­лось пла­тить «сло­но­вой костью» – ослаб­ле­ни­ем кол­ле­ги­аль­ных меха­низ­мов управ­ле­ния эти­ми струк­ту­ра­ми.

Рос­сий­ский социо­лог нау­ки А.Бикбов назвал этот про­цесс «инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ци­ей наобо­рот», когда созда­ние орга­нов управ­ле­ния, рас­по­ря­ди­тель­ства и пред­ста­ви­тель­ства опе­ре­жа­ло фор­ми­ро­ва­ние ака­де­ми­че­ской сре­ды, глав­но­го дей­ству­ю­ще­го лица обра­зо­ва­тель­но­го или науч­но­го учре­жде­ния. (Заме­чу здесь, что высо­кая репу­та­ция ЕУСПб во мно­гом опре­де­ле­на тем, что факуль­те­ты, а не рек­то­рат, опре­де­ля­ют фор­ма­ты обу­че­ния, про­грам­мы, состав пре­по­да­ва­те­лей.)

Обра­ща­ясь к исто­рии уни­вер­си­те­тов, полез­но вспом­нить, что уни­вер­си­те­ты Боло­ньи, ряд немец­ких уни­вер­си­те­тов воз­ник­ли задол­го до наци­о­наль­ных госу­дарств. Их пита­тель­ной сре­дой была кос­мо­по­ли­ти­че­ская диас­по­ра лати­но­языч­но­го ака­де­ми­че­ско­го мира. Рос­сия – одно из немно­гих исклю­че­ний, здесь сна­ча­ла воз­ник­ла абсо­лю­тист­ская власть, а сле­дом – уни­вер­си­те­ты как дети­ще абсо­лю­тист­ско­го госу­дар­ства.

Авто­но­мия зако­нов и пра­вил науч­но-обра­зо­ва­тель­но­го сооб­ще­ства, на кото­рые будет опи­рать­ся уни­вер­си­тет диас­по­ры, пред­став­ля­ет­ся вполне леги­тим­ной. Загля­ды­вая в бли­жай­шее буду­щее, я не вижу пре­пят­ствий к тому, что­бы такой уни­вер­си­тет стал гиль­ди­ей пре­по­да­ва­те­лей и уче­ных со сво­и­ми кор­по­ра­тив­ны­ми нор­ма­ми, про­фес­си­о­наль­ным кодек­сом и кодек­сом чести, цемен­ти­ру­ю­щи­ми сооб­ще­ство, кото­рое поста­ви­ло перед собой цель заво­е­вать достой­ную репу­та­цию в гла­зах «горо­да и мира».

Сете­вой харак­тер это­го уни­вер­си­те­та учи­ты­ва­ет появ­ле­ние новых и эффек­тив­ных форм науч­ной ком­му­ни­ка­ции, поз­во­ля­ю­щих пре­одо­ле­вать про­стран­ствен­ные и вре­мен­ные барье­ры на пути к зна­ни­ям. Когда созда­вал­ся Евро­пей­ский уни­вер­си­тет, то его орга­ни­за­то­ры заня­ли амби­ва­лент­ную пози­цию. Они хоте­ли пре­одо­леть раз­рыв меж­ду обра­зо­ва­ни­ем и нау­кой, харак­тер­ный для Рос­сии. С дру­гой сто­ро­ны, они попы­та­лись обосо­бить­ся (до извест­ной сте­пе­ни, конеч­но), создать свое­об­раз­ную «резер­ва­цию» для под­го­тов­ки науч­ной эли­ты, но на вполне демо­кра­ти­че­ских нача­лах, отда­вая пред­по­чте­ние талан­ту и спо­соб­но­стям моло­дых людей вне зави­си­мо­сти от их соци­аль­но­го поло­же­ния, наци­о­наль­но­сти и т.д.

Жизнь помог­ла избе­жать этой амби­ва­лент­но­сти. ЕУСПб толь­ко выиг­рал отто­го, что быст­ро стал при­тя­га­тель­ным узлом (node) в огром­ной и очень подвиж­ной сети, охва­ты­ва­ю­щей более 100 рос­сий­ских и зару­беж­ных контр­аген­тов; уни­вер­си­те­тов, науч­ных цен­тров, меж­ду­на­род­ных про­грамм под­держ­ки обра­зо­ва­ния и нау­ки, бла­го­тво­ри­тель­ных фон­дов, иссле­до­ва­тель­ских групп и ассо­ци­а­ций. Эти кон­так­ты помог­ли сфор­ми­ро­вать сете­вое созна­ние, создать новую сете­вую мен­таль­ность как суще­ствен­ную пред­по­сыл­ку раз­ви­тия нау­ки и обра­зо­ва­ния.

Про­грам­ма неот­лож­ных дей­ствий состо­ит в том, что­бы преж­де все­го реани­ми­ро­вать свя­зи с пред­ста­ви­те­ля­ми рус­ской диас­по­ры и начать серию натур­ных экс­пе­ри­мен­тов (пилот­ных про­ек­тов), обес­пе­чи­ва­ю­щих их уча­стие в раз­ви­тии рос­сий­ской нау­ки и обра­зо­ва­ния «сей­час», а не «зав­тра». Путь к сете­во­му уни­вер­си­те­ту диас­по­ры лежит через гар­мо­ни­за­цию свя­зей гума­ни­тар­ных и точ­ных наук, через отра­бот­ку вза­и­мо­дей­ствия в рос­сий­ских усло­ви­ях трех основ­ных субъ­ек­тов, от кото­рых зави­сит судь­ба обра­зо­ва­ния и оте­че­ствен­ной нау­ки: сооте­че­ствен­ни­ков, рабо­та­ю­щих в запад­ных уни­вер­си­те­тах, зару­беж­ных уче­ных и рос­сий­ских уче­ных. Ничто не меша­ет таким про­ек­там полу­чить ста­тус ини­ци­а­тив­ных про­ек­тов наци­о­наль­но­го зна­че­ния.

Идея само­сто­я­тель­ной обра­зо­ва­тель­ной и науч­но-иссле­до­ва­тель­ской инсти­ту­ции, опи­ра­ю­щей­ся на интел­лек­ту­аль­ный потен­ци­ал уче­ных рос­сий­ско­го про­ис­хож­де­ния (диас­по­ру), вряд ли может быть оспо­ре­на. Рус­ская диас­по­ра пред­став­ля­ет прак­ти­че­ски все отрас­ли совре­мен­но­го науч­но­го зна­ния. Это поз­во­ля­ет наде­ять­ся, что учре­жде­ние, лицен­зи­ро­ва­ние, аккре­ди­та­ция этой инсти­ту­ции в ран­ге уни­вер­си­те­та полу­чит вся­че­скую под­держ­ку.

На нынеш­ней ста­дии обсуж­де­ния идеи контр­про­дук­тив­но отда­вать пред­по­чте­ние одним сце­на­ри­ям перед дру­ги­ми. Пото­му счи­таю пред­ло­же­ние о созда­нии Рос­сий­ско­го науч­но-тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та (РНТУ) чрез­вы­чай­но важ­ным. Одна­ко созда­ние такой струк­ту­ры будет делом дли­тель­ным и слож­ным. Допус­каю, что про­ек­ту РНТУ будут оппо­ни­ро­вать выс­шие учеб­ные заве­де­ния, воз­ве­ден­ные в ранг наци­о­наль­ных иссле­до­ва­тель­ских уни­вер­си­те­тов. Хотя я не отри­цаю, что РНТУ отве­ча­ет стра­те­гии выво­да точ­ных наук из серьез­но­го кри­зи­са.

* * *

Алек­сей Ара­вин, Assistant Professor California Institute of Technology

Мне кажет­ся, кон­фе­рен­ция будет про­дук­тив­ной в том смыс­ле, что «науч­ная диас­по­ра» лег­ко при­дет к кон­сен­су­су в том, что мож­но и нуж­но пытать­ся изме­нить в рос­сий­ской нау­ке. Резуль­тат будет зави­сеть от того, хочет ли кто-нибудь в Рос­сии при­слу­шать­ся к наше­му мне­нию.

Ниже мы пуб­ли­ку­ем тези­сы, кото­рые А. Ара­вин пред­ста­вил на кон­фе­рен­цию.

Воз­мож­ные фор­мы уча­стия науч­ной диас­по­ры в рос­сий­ской нау­ке

Науч­ная диас­по­ра долж­на начи­нать с пред­ло­же­ния реаль­ной помо­щи, а не с кри­ти­ки орга­ни­за­ции нау­ки в Рос­сии. Дей­стви­тель­но, эта орга­ни­за­ция дале­ка от совер­шен­ства, одна­ко сове­ты, подоб­ные разо­гнать РАН, – это контр­про­дук­тив­ный под­ход, кото­рый часто вызы­ва­ет оттор­же­ние в Рос­сии и ско­рее пре­пят­ству­ет вза­и­мо­дей­ствию науч­ной диас­по­ры с рос­сий­ской нау­кой, чем помо­га­ет ей. Сле­до­ва­тель­но, я пред­ла­гаю заду­мать­ся в первую оче­редь о том, что мы можем пред­ло­жить рос­сий­ской нау­ке, и оста­вить дру­гой сто­роне решать, вос­поль­зо­вать­ся этой помо­щью или нет. Вой­на с РАН – это не наша вой­на.

Успеш­ное вза­и­мо­дей­ствие меж­ду диас­по­рой и рос­сий­ской нау­кой зави­сит от мно­гих фак­то­ров, и мно­гие воз­мож­ные про­ек­ты тре­бу­ют боль­ших финан­со­вых затрат. Далее я изло­жу несколь­ко про­стых вари­ан­тов, кото­рые не тре­бу­ют боль­ших рас­хо­дов. Я счи­таю, что важ­но начать имен­но с таких про­стых форм, кото­рые поз­во­лят опро­бо­вать вза­и­мо­дей­ствие меж­ду диас­по­рой и рос­сий­ской нау­кой (как ее науч­ной, так и чинов­ни­чьей состав­ля­ю­щей). Это создаст пони­ма­ние и вза­им­ное дове­рие, кото­рые необ­хо­ди­мы для того, что­бы перей­ти на сле­ду­ю­щий уро­вень. Сей­час доволь­но слож­но пред­ста­вить, что люди, руко­во­дя­щие успеш­ны­ми лабо­ра­то­ри­я­ми в США и Евро­пе, при­едут в Рос­сию, что­бы посто­ян­но рабо­тать здесь, даже если пред­ло­жить им зар­пла­ты и гран­ты, кото­рые боль­ше тех, что они име­ют за рубе­жом; при­чи­на про­ста – неуве­рен­ность в тен­ден­ци­ях и дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве. Так что давай­те начи­нать с мало­го.

Итак, какую помощь мы, уче­ные, рабо­та­ю­щие за рубе­жом, можем пред­ло­жить рос­сий­ской нау­ке:

1. Мы можем участ­во­вать в экс­пер­ти­зе науч­ных про­ек­тов для гран­то­вых орга­ни­за­ций и рецен­зи­ро­вать ста­тьи в рос­сий­ских жур­на­лах. Как и мно­гие дру­гие, я счи­таю, что экс­пер­ти­за гран­тов и ста­тей, кото­рая бы выпол­ня­лась неза­ви­си­мы­ми экс­пер­та­ми на миро­вом уровне, – самое глав­ное, что сей­час необ­хо­ди­мо рос­сий­ской нау­ке, когда в ней появи­лось отно­си­тель­но ста­биль­ное финан­си­ро­ва­ние. Уча­стие в такой экс­пер­ти­зе зару­беж­ных уче­ных прак­ти­че­ски ниче­го не будет сто­ить, так как боль­шин­ство гото­во делать это бес­плат­но, и в боль­шин­стве слу­ча­ев это воз­мож­но без непо­сред­ствен­но­го при­сут­ствия в Рос­сии. Важ­но, что такая помощь не отни­ма­ет мно­го вре­ме­ни и не отры­ва­ет от функ­ци­о­ни­ру­ю­щей лабо­ра­то­рии. С дру­гой сто­ро­ны, такое вза­и­мо­дей­ствие пока­жет реаль­ную волю рос­сий­ской сто­ро­ны (в первую оче­редь науч­ных чинов­ни­ков) к при­вле­че­нию потен­ци­а­ла науч­ной диас­по­ры и готов­ность к обнов­ле­нию и созда­нию более откры­той систе­мы рас­пре­де­ле­ния финан­сов.

2. Мы можем при­ез­жать на кон­фе­рен­ции, читать лек­ции, корот­кие кур­сы, орга­ни­зо­вы­вать прак­ти­ку­мы и лет­ние шко­лы. Это тоже не тре­бу­ет огром­ных вло­же­ний и боль­ших затрат вре­ме­ни, но ока­жет огром­ную помощь в обра­зо­ва­нии и нала­жи­ва­нию кон­так­тов с рабо­та­ю­щи­ми кол­ле­га­ми в Рос­сии.

3. Мы можем высту­пать сору­ко­во­ди­те­ля­ми и руко­во­ди­те­ля­ми диплом­ных и аспи­рант­ских про­ек­тов рос­сий­ских сту­ден­тов и аспи­ран­тов. Этот есте­ствен­ный про­цесс про­ис­хо­дит и сам по себе, но его надо раз­ви­вать и поощ­рять с помо­щью спе­ци­аль­ных сти­пен­дий аспи­ран­там и сту­ден­там, кото­рые будут при­ез­жать рабо­тать в наши лабо­ра­то­рии. Вполне объ­яс­ни­мо, что выго­да от таких про­ек­тов не оче­вид­на рос­сий­ским науч­ным чинов­ни­кам и про­стым нало­го­пла­тель­щи­кам: сту­дент будет рабо­тать за рубе­жом за день­ги рос­сий­ской сто­ро­ны. Сле­до­ва­тель­но, надо объ­яс­нять смысл таких про­грамм и делать их дей­стви­тель­но выгод­ны­ми для рос­сий­ской нау­ки: аспи­рант дол­жен про­во­дить какое-то вре­мя в Рос­сии и пере­да­вать свой опыт, полу­чен­ный за рубе­жом. Это мож­но сде­лать с помо­щью корот­ко­сроч­ных сти­пен­дий (3 меся­ца – 1 год) и дол­го­сто­роч­ных, кото­рые будут выде­лять­ся с усло­ви­ем про­ве­де­ния опре­де­лен­но­го вре­ме­ни в Рос­сии. Важ­но, что­бы усло­вия таких про­грамм были доста­точ­но гиб­ки­ми, напри­мер три года, из кото­рых мини­мум один дол­жен быть про­ве­ден в Рос­сии. Все мы зна­ем, что такие про­грам­мы суще­ству­ют в боль­шин­стве раз­ви­тых стран: сту­ден­ты из Евро­пы и Япо­нии едут в США и полу­ча­ют сти­пен­дии сво­их стран.

Мы долж­ны думать и о более слож­ных (и доро­го­сто­я­щих) фор­мах вза­и­мо­дей­ствия, в том чис­ле о про­грам­мах, рас­счи­тан­ных на при­вле­че­ние уче­ных, рабо­та­ю­щих за рубе­жом, в Рос­сию. Такие про­грам­мы могут суще­ство­вать для уче­ных на раз­ных уров­нях науч­ной карье­ры: моло­дых сотруд­ни­ков (пост­до­ков), начи­на­ю­щих и сфор­ми­ро­вав­ших­ся руко­во­ди­те­лей лабо­ра­то­рий. Каж­дая из этих ста­дий тре­бу­ет сво­их под­хо­дов, напри­мер, руко­во­ди­те­ли лабо­ра­то­рий долж­ны иметь воз­мож­ность сохра­нять свои лабо­ра­то­рии за рубе­жом.

Одна­ко мне кажет­ся важ­ным не пытать­ся фор­си­ро­вать этот про­цесс, так как это может при­ве­сти к вза­им­но­му разо­ча­ро­ва­нию. Рос­сий­ская сто­ро­на может быть разо­ча­ро­ва­на, что боль­шие затра­ты не при­ве­дут к немед­лен­но­му и ощу­ти­мо­му резуль­та­ту: прой­дет доста­точ­но боль­шой срок, пока нако­пит­ся кри­ти­че­ская мас­са «воз­вра­щен­цев», кото­рые смо­гут зна­чи­тель­но изме­нить рас­клад сил в рос­сий­ской нау­ке. Вер­нув­ши­е­ся уче­ные, с дру­гой сто­ро­ны, могут столк­нуть­ся с отсут­стви­ем дол­го­сроч­ной под­держ­ки и непри­выч­ной бюро­кра­ти­зи­ро­ван­но­стью и закры­то­стью рос­сий­ской нау­ки.

* * *

Андрей Ста­ри­нец, Центр тео­ре­ти­че­ской физи­ки им. РЛай­ерлса, Окс­форд­ский уни­вер­си­тет, Окс­форд, Вели­ко­бри­та­ния:

- На сле­ду­ю­щей неде­ле в Пите­ре состо­ит­ся кон­фе­рен­ция «Науч­ная диас­по­ра и буду­щее рос­сий­ской нау­ки». Какой Вам видит­ся глав­ная зада­ча этой дис­кус­сии? Как сде­лать эту кон­фе­рен­цию по-насто­я­ще­му про­дук­тив­ной, а не оче­ред­ным меро­при­я­ти­ем с непо­нят­ным ито­гом?

- Я счи­таю, что глав­ная зада­ча кон­фе­рен­ции заклю­ча­ет­ся в обсуж­де­нии сце­на­ри­ев рефор­мы рос­сий­ской нау­ки, вклю­чая вопро­сы ее более плот­ной инте­гра­ции в нау­ку обще­ми­ро­вую, и той воз­мож­ной роли, кото­рую рус­ская науч­ная диас­по­ра мог­ла бы сыг­рать в соот­вет­ству­ю­щих про­цес­сах. Науч­ная диас­по­ра обла­да­ет очень серьез­ным меж­ду­на­род­ным опы­том, как чисто науч­ным, так и орга­ни­за­ци­он­ным. Речь идет о прин­ци­пах орга­ни­за­ции неза­ви­си­мой экс­пер­ти­зы, отбо­ра кад­ров, о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии науч­ных цен­тров меж­ду­на­род­но­го уров­ня и мно­гом дру­гом.

Этот опыт мож­но и нуж­но гра­мот­но исполь­зо­вать, тем более, что мно­гие чле­ны диас­по­ры рады бес­ко­рыст­но им поде­лить­ся. Сама рефор­ма, разу­ме­ет­ся, ини­ци­и­ру­ет­ся пра­ви­тель­ством и под­дер­жи­ва­ет­ся коге­рент­ны­ми уси­ли­я­ми все­го госу­дар­ства, это ведь не суб­бот­ник по убор­ке пар­ка, но в ее под­го­тов­ке лиди­ру­ю­щую роль долж­ны играть актив­но рабо­та­ю­щие уче­ные с меж­ду­на­род­ной репу­та­ци­ей, а не ано­ним­ные чинов­ни­ки, науч­ные адми­ни­стра­то­ры или аре­о­паг из чле­нов Пре­зи­ди­у­ма РАН.

Сре­ди этих уче­ных логич­но было бы видеть и пред­ста­ви­те­лей нашей науч­ной диас­по­ры. На кон­фе­рен­ции в Ленин­гра­де будут пред­ста­ви­те­ли пра­ви­тель­ства, ака­де­ми­ки РАН. Мы рас­счи­ты­ва­ем на серьез­ный раз­го­вор всех заин­те­ре­со­ван­ных сто­рон о том, как луч­ше орга­ни­зо­вать под­го­тов­ку рефор­мы рос­сий­ской нау­ки, что может сде­лать диас­по­ра.

В послед­ний год было выска­за­но нема­ло пред­ло­же­ний, мно­гие из кото­рых пере­се­ка­ют­ся. Такая уни­вер­саль­ность дает надеж­ду на то, что будут выра­бо­та­ны кон­крет­ные реко­мен­да­ции. Пред­ло­же­ния, в част­но­сти, нашей груп­пы сфор­му­ли­ро­ва­ны в извест­ном Откры­том пись­ме Мед­ве­де­ву и Пути­ну «Фун­да­мен­таль­ная нау­ка и буду­щее Рос­сии» (www.hep.phys.soton.ac.uk/~belyaev/open_letter) и в после­ду­ю­щей ста­тье в «Ведо­мо­стях» (http://old.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2010/02/18/226147), где выска­за­на идея созда­ния на новых прин­ци­пах Феде­раль­ных науч­ных цен­тров (ФНЦ).

Конеч­но, все выше­ска­зан­ное мол­ча­ли­во пред­по­ла­га­ет, что сло­жив­ша­я­ся в Рос­сии в послед­ние 20 лет обще­ствен­но-эко­но­ми­че­ская фор­ма­ция в прин­ци­пе сов­ме­сти­ма с суще­ство­ва­ни­ем в стране серьез­ной нау­ки и что поли­ти­че­ское руко­вод­ство, или, более общо, поли­ти­ко-эко­но­ми­че­ский истеб­лиш­мент, дей­стви­тель­но заин­те­ре­со­ва­но в раз­ви­тии стра­ны (в част­но­сти, в раз­ви­тии нау­ки), а не зани­ма­ет­ся гран­ди­оз­ной ими­та­ци­ей. К сожа­ле­нию, это толь­ко гипо­те­за, но мне все же хоте­лось бы наде­ять­ся на луч­шее.

- Какая из про­блем вза­и­мо­дей­ствия с нашей диас­по­рой (т.е. полу­ча­ет­ся, что в какой-то мере и с Вами лич­но) кажет­ся Вам наи­бо­лее острой?

- Я не вижу здесь каких-либо по-насто­я­ще­му ост­рых про­блем. Диас­по­ра может сыг­рать серьез­ную кон­суль­та­тив­ную роль (если, конеч­но, госу­дар­ство по-насто­я­ще­му зай­мет­ся под­держ­кой и раз­ви­ти­ем нау­ки). Но поми­мо это­го диас­по­ра игра­ла и игра­ет роль, так ска­зать, «пере­нос­чи­ка науч­но­го вза­и­мо­дей­ствия» через уча­стие в кон­фе­рен­ци­ях, науч­ных про­грам­мах, шко­лах и лек­ци­он­ных кур­сах на тер­ри­то­рии РФ и дру­гих (пост) совет­ских рес­пуб­лик.

К сожа­ле­нию, инфра­струк­ту­ра для подоб­но­го уча­стия в Рос­сии очень пло­хо раз­ви­та. Напри­мер, для уча­стия в кон­фе­рен­ции в Рос­сии ино­стран­цу часто тре­бу­ет­ся запла­тить аст­ро­но­ми­че­ский (не толь­ко по рос­сий­ским, но и по запад­ным мер­кам) взнос, при­чем не все­гда оче­вид­но, на что, соб­ствен­но, тра­тят­ся эти день­ги.

Суще­ству­ют неко­то­рые про­бле­мы с виза­ми для тех, у кого нет пас­пор­тов РФ: при­гла­ше­ния оформ­ля­ют­ся дол­го, визы доста­точ­но доро­гие (напри­мер, виза для поезд­ки на дан­ную кон­фе­рен­цию диас­по­ры обой­дет­ся мне при­мер­но в 250 фун­тов стер­лин­гов, вклю­чая две неиз­беж­ные поезд­ки в Лон­дон). Уча­стие в финан­си­ру­е­мых науч­ных про­грам­мах порою сопро­вож­да­ет­ся стран­ны­ми тело­дви­же­ни­я­ми и пояс­не­ни­я­ми с при­ме­не­ни­ем пост­со­вет­ских нео­ло­гиз­мов «raspil» и «otkat», смысл кото­рых мне до сих пор не вполне поня­тен.

Глав­ная про­бле­ма, одна­ко, заклю­ча­ет­ся в очень боль­шой сте­пе­ни науч­ной изо­ля­ции Рос­сии от осталь­но­го мира. Мы счи­та­ем, что созда­ние с нуля хотя бы неболь­шо­го чис­ла совре­мен­ных «науч­ных плат­форм» с пози­ци­я­ми пост­до­ков и дру­гих науч­ных сотруд­ни­ков на меж­ду­на­род­ном уровне, с совре­мен­ной инфра­струк­ту­рой для визи­тов и кон­фе­рен­ций, без вся­ких «raspil» и «otkat», было бы важ­ным шагом на пути к пре­одо­ле­нию этой изо­ля­ции. Диас­по­ра мог­ла бы содей­ство­вать это­му и играть, при умной поли­ти­ке пра­ви­тель­ства, роль свое­об­раз­ной соеди­ни­тель­ной тка­ни меж­ду рос­сий­ской и миро­вой нау­кой.

Пуб­ли­ку­ет­ся сов­мест­но с «Полит.ру»

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: