Смутные сомнения

В стране наблюдается новая тенденция: программы по поддержке науки и образования всё чаще организуют те, кто изначально не имел к этой сфере никакого отношения. Такие люди зачастую не знают базовых вещей ни об организации подобных мероприятий, ни о ситуации в науке и образовании в России и мире. Сообщения о том, что новые непродуманные прожекты получают поддержку на самом высоком уровне, вызывают тревогу. Обо всем этом размышляет Сергей Попов.

Плохо, когда люди, исповедующие по существу одни и те же принципы, начинают яростно спорить друг с другом по мелочам — по поводу конкретных методов, подходов и т.п. С другой стороны, все эти споры совершенно необходимы и неизбежны, если за внешне хорошими лозунгами скрывается плохое понимание истинных проблем.

Рис. М. Смагина

На мой взгляд, ситуация, когда Ксения Собчак рассуждает на ток-шоу о судьбах Академии наук, а Тина Канделаки, будучи членом Общественной палаты, претендует на руководство федеральным проектом «по молодым талантам», выглядит всё же несколько сюрреалистически. Остро чувствуется диссонанс между сложившимся (и старательно поддерживаемым) имиджем известных телеведущих и их новым амплуа. Однако постараемся быть как можно более объективными и от смутных ощущений перейдем к разбору конкретных инициатив Тины Канделаки.

Есть утверждение, что эти инициативы по отбору молодых талантов во многом опираются на опыт телевизионной программы «Самый умный». Для тех, кто ни разу ее не видел, поясним, что это по сути детский конкурс эрудитов. Здесь, по-видимому, как это часто бывает, возникла путаница между эрудицией на уровне ТВ-шоу и способностью заниматься серьезной творческой (например, научной) работой. Относясь с уважением (а иногда и с белой завистью) к людям с очень хорошей памятью и способностью быстро извлекать из нее нужные сведения (причем в стрессовой ситуации), не могу не обратить внимание на важный факт: победители подобных шоу для взрослых (к примеру, «Своей игры» и т.п.) крайне редко являются сильными учеными, инженерами и т.д. Примеры есть, но довольно очевидно (если смотреть на это вблизи), что эти два направления их деятельности друг с другом связаны крайне слабо. Надеясь на понимание и отсутствие обид, скажу, что из хорошего игрока «шоу эрудитов» получился бы прекрасный «секретарь гения». Но надеяться отобрать с помощью программ типа «Самый умный» действительно талантливых детей — очень наивно. Максимум, что такие программы могут, — это как-то стимулировать людей больше читать, узнавать. Но этим все и исчерпывается.

Что же делать? Канделаки предлагает «поиск талантов через Интернет», и ее предложения содержат три основных пункта: консолидация всех желающих, привлечение крупных интернет-игроков и получение поддержки бизнес-сообщества. Конечная цель — помощь талантливым школьникам, студентам и молодым ученым. Таким образом создается впечатление, что основные проблемы у последних связаны с отсутствием какого-то особого места для общения, а вовсе не с реальными проблемами (крайне узким спектром возможных приложений талантов в прикладной области, немыслимой бюрократизацией, когда у тех же химиков для использования марганцовки и ацетона имеются какие-то невообразимые правила, 500-долларовой зарплатой старшего научного сотрудника, отсутствием достаточного количества грантовых программ высокого уровня, распилом крупных средств, идущих якобы на поддержку науки…). У талантливых школьников и студентов реальные проблемы будто бы не в сложности получения качественного образования из-за массового отъезда профессоров, старения преподавательских кадров и отсутствия лабораторного оборудования и современных учебников, а в том, что про них просто в университетах «не знают».

Опасно механически переносить опыт из одной области человеческой деятельности в другую, совсем на прежнюю не похожую. Во многих областях (в том же шоу-бизнесе) очень важно в первую очередь громко заявить о себе. Причем некоторые из этих областей человеческой деятельности могут развиваться за счет весьма небольшого числа действующих лиц («звезд»). В современной науке ситуация иная. Во-первых, там работает очень большое число людей, и единицами тут мало что можно решить в масштабах страны. Во-вторых, мало просто заявить о себе, особенно совсем молодым людям, когда «заслуги» еще не сводятся к получению оригинальных результатов. Если сама система плохо работает, то даже очень талантливый человек зачастую просто не сможет себя в ней реализовать. Достаточно взглянуть на обладателей престижных молодежных премий и грантов и на их проблемы, пообщаться с ними. Еще лучше спросить у талантливых и молодых, уехавших за рубеж, почему они уехали и не торопятся возвращаться. Их работы уже известны в своей области, но…

Далее. В своей колонке в GZT.RU [1] Канделаки сетует на то, что невостребованными оказываются победители олимпиад, что школьники — победители олимпиад отправляются учиться не в российские вузы… Заметим, что по большому счету талантливый молодой человек (да и наука в целом) только выигрывает, если учится там, где лучше учат. И как-то специально удерживать его там, где учат хуже, — неправильно. Но отвлечемся от этого. Важно, что всё равно люди уезжают вовсе не потому, что нет «интернет-сайта и поддержки бизнес-сообщества». И есть ощущение, что Канделаки этого не понимает. Как не понимает и того, что дело не в единичных победителях олимпиад (можно еще порассуждать, насколько победы в олимпиадах указывают на будущие успехи в науке, но поскольку олимпиады — это всё-таки гораздо лучше псевдоинтеллектуальных ТВ-шоу, эти рассуждения продолжать не будем).

Что делать? Канделаки написала забавный пост в своем «Живом Журнале» [2]. Советую почитать. Как говорится, «комменты жжгут!». Основная идея — собраться со всеми желающими и обсудить «программинг и дизайн сайта». Это вместо того, чтобы собраться с сильными молодыми учеными и понять, какие проблемы их волнуют. Кто-то может сказать: «Зачем ругать, ведь человек пытается что-то хорошее сделать?». Да, но смутные сомнения начинают терзать душу, когда понимаешь, что это не рядовой человек, а член Общественный палаты, предпринимающий шаги по реализации проекта, который уже получил по крайней мере словесную поддержку на федеральном уровне.

На мой взгляд, превышать пределы своей компетенции просто опасно. Поэтому надо стремиться сделать максимум в той области, где человек хорошо ориентируется. И если у человека есть опыт и связи в ТВ-мире, то вполне можно было бы делать много хорошего там. Скажем, организовать принципиально новый цикл программ о российской науке. Можно пробовать новые схемы, еще не применявшиеся на нашем ТВ. Например, пойти таким путем. В начале проекта ученые направляют исчерпывающее эссе о своих работах, о которых они хотят рассказать. На первом этапе происходит отбор только по научным критериям, и производят его высококлассные специалисты (и совсем не обязательно только из России). Таким образом, после первого этапа есть группа заявок гарантированно высокого мирового уровня. На втором этапе авторы отобранных исследований делают короткий доклад о своей работе для аудитории из неспециалистов (или присылают видео). В итоге уже из заявок высокого уровня отбираются те, о которых можно интересно рассказать и авторы которых сами могут внести в это лепту. Наконец, с учеными, прошедшими и научный, и «шоу»-отбор, начинает работать съемочная группа. Итогом работы станет сюжет, созданный совместно учеными и телевизионщиками. Важно только не подавать отобранных ученых как «самых умных». Скорее, суть можно выразить лозунгом «интересно о серьезном». Программа, видимо, не должна создавать ощущение соревновательности в духе Runway project.

Другой возможный сценарий состоит в том, что выбранные ученые рассказывают о своей работе аудитории из неспециалистов. А потом жюри задает аудитории вопросы по презентации. У кого из ученых больше правильных ответов аудитории — тот и победил, так как смог внятно представить свою М работу. Такой проект был бы зрелищным и позволил бы реализовать людям из шоу-бизнеса свои благие намерения помочь российской науке, не нанося вреда созданием ложных приоритетов. Видимо, ключевой фигурой проекта должен быть хороший научный журналист, а не ученый или ТВ-ведущий. Наверное, можно так рассуждать и дальше, предлагая другие варианты, но это тоже было бы с моей стороны выходом за пределы компетенции.

Начнем подводить итоги. Во всей этой истории смущает то, что двери начинают открываться перед статусными гламурными персонажами, которые плохо разбираются в проблеме и своими подходами угрожают все совсем развалить. И это при том, что есть и люди, и проекты, которые успешно работают, есть те, кто в курсе всех основных проблем. Есть успешные частные фонды, у которых не только есть интернет-сайт и поддержка бизнес-сообщества, но даже реальные успехи в поддержке молодых ученых, преподавателей и т.д. Почему-то, правда, не их Президент приглашает в Общественную палату. Да дело и не в Палате. А в том, что на многочисленные предложения и призывы действительно компетентных людей в лучшем случае приходят отговорки. Невозможно нормально покупать реактивы, использовать гранты, плохо работает экспертиза государственных фондов и т.д., и т.п. Зато министр образования поддерживает общественный проект Тины Канделаки.

1. http://gzt.ru/topnews/education/-komu-nuzhny-zolotye-medali-rossiiskih-shkoljnikov—/305490.html

2. http://tikandelaki.livejournal.com/119670.html

* * *

Денис Денисенко, астроном, научный сотрудник ИКИ РАН (опыт игры в «Что? Где? Когда?» — 12 лет):

— Если любая игра — это модель жизни, то интеллектуальная игра — модель научной деятельности. В таких играх проявляются и развиваются способности и личные качества человека, которые могут помочь ему в занятиях наукой. Особняком тут стоят командные игры «Что? Где? Когда?» и «Брэйн-ринг», которые являются в чистом виде моделью работы в научном коллективе. Их главное отличие от игр и шоу на эрудицию («Своя игра», «Кто хочет стать миллионером», «Умники и умницы»…) в том, что они учат искать и находить решение любой, даже самой сложной проблемы, создавая новое знание в процессе обсуждения с товарищами по команде (коллегами) в условиях ограниченного времени и неполной информации. Эта пресловутая «минута на обсуждение», после которой надо обязательно выдать готовый вариант решения, — аналог мозгового штурма в группе ученых. В ходе обсуждения отчетливо и ярко проявляются индивидуальные особенности мышления каждого члена команды. Здесь, как и в научном коллективе, у каждого участника — своя роль. Кто-то выступает генератором идей, кто-то — «подносчиком патронов», корректором, критиком, адвокатом дьявола. Наконец, капитан команды внимательно слушает версии своих коллег, резюмирует сказанное ими и в итоге выбирает правильную версию ответа. Если бы руководители научных групп при приеме новых сотрудников (студентов, аспирантов) проводили с ними тестирование в виде игры «Что? Где? Когда?», они могли бы четко определить, к какому складу ума относится каждый из испытуемых. При грамотном подходе это позволит гораздо более эффективно распределить обязанности между членами коллектива и добиться более высоких результатов.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что индивидуальные игры и викторины бесполезны и неинтересны, потому что они основаны на чистом знании и успех в них зависит только от быстроты припоминания, реакции и скорости нажатия на кнопку. Безусловно, игры вроде «Своей игры» тоже учат человека размышлять, анализировать и даже считать, какую ставку сделать на аукционе. Это всё тоже качества, необходимые в индивидуальной работе. Но, как известно, истина рождается в споре, в общении, в обмене мнениями. А количество «каналов общения» в команде растет прямо пропорционально квадрату числа участников. Когда пятеро человек высказывают свое мнение и слушают друг друга, шестой скорее выхватит рациональное зерно в их потоке сознания и найдет правильное решение. Поэтому если научный руководитель является грамотным менеджером и хорошим психологом, он обязательно сделает для себя правильные выводы, наблюдая за обсуждением команды. Проводя аналогию со спортом, можно сказать, что ведущим научным коллективам стоит посылать своих «скаутов» в студенческие команды «Что? Где? Когда?» (а ведущим вузам — в школьные), чтобы отбирать и «задрафтовывать» талантливых игроков. Яркие личности, безусловно, проявят себя, но если бы в свое время Игоря Ларионова не поставили в одну тройку с Владимиром Крутовым и Сергеем Макаровым, мы бы не получили великое хоккейное звено. В интеллектуальной деятельности так же необходимо находить правильные сочетания «игроков», как и в хоккее. Наиболее полно реализовать себя яркие индивидуальности могут именно в коллективе. Поэтому очень важна роль руководителя, который, подобно хорошему капитану команды Знатоков, подмечает лучшие качества своих подчиненных и грамотно их использует.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: