Ненаучный подход как орудие просвещения

На прошлой неделе блогеры, интересующиеся наукой, с интересом наблюдали за развитием скандала в ЖЖ известного ученого-эволюциониста и популяризатора науки Александра Маркова. Его пригласили в передачу «Картина маслом» в качестве эксперта. Передача была посвящена дарвинизму и отношению к нему в обществе. Когда Марков пришел в студию, выяснилось, что почти никого из заявленных ранее участников-биологов не будет, зато будут не упоминавшиеся ранее антидарвинисты. Перед началом съемок Марков услышал разговор ведущего Дмитрия Быкова с кем-то из участников, причем разговор этот заставлял заподозрить ведущего в симпатиях к людям, не разделяющим учение Дарвина.

В результате Марков ушел, а чуть позже описал произошедшее у себя в блоге. Коллеги-биологи начали активно сочувствовать ученому, а еще чуть позже в комментариях появился Дмитрий Быков. Между ним и сторонниками хозяина блога развернулась нешуточная битва, но в итоге Быков и Марков сумели прийти к некоему подобию консенсуса.

Я не буду приводить доводы «за» и «против» одной из сторон. Любой желающий может сам составить мнение об этой истории. Я хотела бы коснуться другого ее аспекта. Обсуждая инцидент со своим знакомым, считающим популяризацию науки очень важным делом, я столкнулась вот с каким мнением: уйдя с передачи, Марков проявил слабость, потому что долг ученого — до конца отстаивать позиции рационального подхода к миру. «Но что если это типичный кабинетный ученый, который «заточен» под кропотливый поиск истины, а говорить он вовсе не умеет и вообще стесняется?», — спросила я (мы уже отошли от истории с Марковым и обсуждали ситуацию вообще). Мой собеседник был непреклонен: ученый должен уметь за себя постоять, а иначе он как бы действует заодно с шарлатанами, не донося до публики нечто очень важное. Настоящий ученый, продолжил он, не должен быть щепетильным, а должен бить врага его же оружием.

С таким доводом согласиться непросто — опускаться до уровня эмоций и намеренно искажать ситуацию, чтобы добиться нужного эффекта ученым как-то не к лицу. А пытаться объясняться с шарлатанами на языке разумных доводов бесполезно. Согласитесь, аргумент «Посмотрите на этот цветок! Он так совершенен, что может быть только разумным творением. Никакие пошлые мутации не могли бы создать такое чудо!» гораздо более убедителен, чем нудные рассуждения о постепенном накоплении изменений. И опять же, идею о том, что у цветка есть создатель, намного проще понять, а значит, у нее больше шансов запомниться.

Для парирования таким сильным аргументам ученый должен обладать особым даром — даром спорщика. И этот дар не обязательно сопутствует дару исследователя. Для того чтобы красиво спорить, нужно уметь быстро находить в словах соперника слабые места, к которым можно прицепиться и построить свой контраргумент, а еще лучше — чуять слабину оппонента в целом — например, вспыльчивость — и играть именно на ней, а не на логике и последовательности.

Дискуссии, которые умело ведутся в подобном ключе — это захватывающее зрелище, этакое состязание в искрометности, короче, настоящее шоу. А именно шоу требуется телеканалам, потому что оно привлекает зрителей. И вообще говоря, это неплохо — если ученому удастся победить шарлатана, пусть победа эта будет получена не совсем безупречными методами, зрители запомнят, что наука лучше ненауки. Именно об этом и говорил мой знакомый.

Но сочетание «убойного» спорщика и ученого в одном флаконе — это редкое совпадение. Получается, что телевизионные ток-шоу как способ популяризации науки являются делом крайне ненадежным и зависящим от случайного сочетания генов в ДНК конкретных людей. Возможным способом преодолеть этот «человеческий фактор» является более активное привлечение к публичным дискуссиям научных журналистов. Умение спорить является одним из их профессиональных качеств, но, к сожалению, многим из них не хватает квалификации для полноценного замещения ученых в спорах с шарлатанами. А те, у кого с квалификацией всё в порядке, нередко гнушаются подобных споров, потому что дело это неблагодарное и зачастую неприятное. Тщательное написание грамотных статей о научных открытиях в СМИ, основная аудитория которых имеет высшее образование и нередко научную степень, — дело значительно более приятное и, безусловно, важное. Но ведь кто-то должен объяснять важность науки людям, которые не имеют научных степеней и для кого ее преимущества перед чудесами и паранормальными явлениями неочевидны. Так что придется иногда и замараться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: