Ковбойские панталоны

Лет 30 назад считалось, что самое интересное, самое важное для лексикологии — это описывать абстрактные слова. А конкретная лексика — что, там ведь никакой системности, красивого строгого толкования не составишь. А сейчас наука поворачивается лицом к конкретным словам. И вот тут возникает множество проблем, одна из которых -это проблема уходящей натуры.

Недавно я читала разбор некоторых ошибок словарей, написанный известным лингвистом В. И. Беликовым (он для лексикографов как та самая щука в море. А поисковая машина «Яндекс» уважительно спрашивает его: Вы робот?). Меня позабавил такой сюжет. В советском варианте русского языка слово панталоны в значении ‘мужские брюки’ быстро устарело, что и было отражено во всех толковых словарях, начиная с довоенного под ред. Д. Н. Ушакова; так во всех ленинградско-петербургских словарях, в частности, в БТС. Так было и в разных изданиях словаря Ожегова. Но в словаре с двойным авторством (С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова) и в последнем словаре Шведовой (2007) помета устар. пропадает, а толкование меняется: «Длинные мужские штаны (в прежнее время обычно белые)». Конечно, «устранение пометы — ошибка: панталонами брюки давно никто не зовет, но что относительно их цвета «в прежнее время»? У Гоголя в «Мертвых душах» упомянуты панталоны белые, красные и серенькие. Разнообразие цветов характерно и для всех текстов XVIII — начала XX веков, то же и в ранних текстах советского времени: у Александра Грина в «Блистающем мире» (1923) упомянуты черные панталоны, у Ильфа и Петрова в «Двенадцати стульях» (1927) — кофейные с черными лампасами.» От себя добавлю знаменитое ман-дельштамовское: И клетчатые панталоны, / Рыдая, обнимает дочь («Домби и сын», 1913, 1914?).

Конечно, в языке эмиграции это слово держалось дольше (как тут не вспомнить рассказ Е. А. Земской, гостившей в Америке у коллеги, которая была из старых эмигрантов. Та объясняла, что можно помыться в кадке, или в купели, -имея в виду джакузи). Беликов цитирует В. В. Набокова, который, кажется, последний раз воспользовался словом панталоны в собственном переводе «Лолиты» (1965): Она [Долорес] была в клетчатой рубашке, синих ковбойских панталонах и полотняных тапочках. «Чтобы яснее представить внешний вид этих синих панталон, стоит заглянуть в английский оригинал, где сказано: She wore a plaid shirt, blue jeans and sneakers; современный переводчик, не задумываясь, перевел бы в синих джинсах и кроссовках».

Безусловно, современный переводчик так бы и поступил, но был ли бы он прав? Нет, с джинсами-то все ясно, но кроссовки… Слово sneakers может обозначать разные вещи: кеды, теннисные туфли, обувь на каучуковой или резиновой подошве, кроссовки. Но что касается кроссовок, то тут важно иметь в виду, что действие у Набокова начинает разворачиваться в 1947 г. (не считая предыстории героя). При этом в течение первой половины XX века спортивную обувь использовали для занятий спортом. Только в 50-е годы возникла подростковая мода носить кроссовки с обычной одеждой. Особенно этому способствовал культовый фильм 1955 г. «Бунтарь без идеала» («Rebel without a Cause») с Джеймсом Ди-ном. Так что в 1947 г. на Лолите, видимо, были так называемые парусиновые туфли. Такая летняя обувь на плоской подошве, из грубой ткани. А до фильма «Бунтарь без идеала» (он же «Бунтовщик без причины») она и вовсе не дожила трех лет. И если бы даже не было собственного набоковского перевода с его полотняными тапочками, переводчик не должен был бы писать кроссовки. Но разве же за такими вещами можно уследить? И где тот словарь, в котором это сведение можно почерпнуть? Увы.

Вот вернемся к джинсам. Помню, в детстве было еще такое слово — техасы. Конечно, оно не успело получить лексикографической фиксации. И вот поди теперь узнай, что это было — то ли синоним джинсов, то ли название советской подделки под джинсы.

В связи с джинсами я задумалась еще о шароварах. Сейчас шаровары в большой моде; их еще называют афгани, али-баба, зуавы, алладины, а то и просто штаны с мотней. Но вот откуда-то из глубин детской памяти выплыли совсем другие шаровары: детские зимние штаны, у которых внизу были продернуты резинки, они натягивались на валенки, и можно было спокойно кататься с горки — снег в это сооружение не попадал. Шаровары, наверно, потому что свободные и внизу собранные на резинку. Я решила посмотреть, много ли людей помнит этот предмет. Поспрашивала ровесников — помнят. Собралась поискать в Интернете. Но как выловить нужные шаровары в мире современных зуавов? Поискала на шаровары с начёсом. Ну, разумеется: Зимой на детей надевали широкие шаровары с начёсом поверх валенок; Я еще помню (удивительно, что еще помню…), как девочки носили толстые шаровары с начёсом зимой, а поверх обязательно было надето платье с шерстяной кофтой или юбка с оной кофтой. Потому что как в шароварах и кофте вроде как не прилично (шаровары не брюки же); Бывало, прибежишь домой к ночи — шаровары «с начёсом» до того заледенеют, что ставишь их к печке вместе с примерзшими к ним валенками…; А одеться мне — раз плюнуть: шапка завязана, шарф на шее, ноги — в валенки, поверх — шаровары с начёсом…Ремни креплений покрепче застегнуть… И вперед! В памяти эти шаровары лежат где-то в соседней клетке с простыми колготками (простые противопоставлялись эластичным). Вот мы состаримся, умрем, и никто не вспомнит про шаровары с начёсом.

Проводя изыскания в Интернете, я обнаружила, что еще одни шаровары остались вне моего личного опыта. Это были свободные, собранные внизу на резинки, черные пузырящиеся трусы (можно было изготовить из сатиновых семейных трусов, вставив резинки), которые девочки носили на физкультуру. Когда я в 1970 г. поступила в школу, физкультурная форма была уже другой.

Говорят, шароварами называли еще такой жуткий предмет женского туалета: длинные, чуть не до колена, невероятных цветов штаны, которые носились под юбку «для тепла» (почему шаровары, а не панталоны? Ведь больше похожи!). Я, впрочем, их знала под названием штаны или теплые штаны. Но такие вещи вообще плохо отражаются в словарях. В свое время коллеги обнаружили, что слова трусы и майка не входят ни в какие лексические минимумы и не попадают даже в некоторые довольно большие словари.

Что до шаровар, то кто-то называл так и тренировочные брюки. Наверно, были и еще варианты. И всё это, всё это пропадет, как будто и не было. Современные шаровары соединятся — уже соединились — напрямую с шароварами Тараса Бульбы, а столь непохожие на них несчастные сиротские шаровары с начёсом, в которых миллионы детей проводили счастливые часы на горках, уйдут, не оставив следа. Потому что лексикография неповоротлива, а жизнь скоротечна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: