Карандашные пометки биолога на полях книги Джареда Даймонда «Ружья, микробы и сталь. Судьбы человеческих обществ»

Джа­ред Дай­монд. Фото Aude с сай­та «Вики­пе­дии»

Когда уче­ный втор­га­ет­ся в чужую для себя область нау­ки, он рис­ку­ет стать посме­ши­щем для тамош­них спе­ци­а­ли­стов (как это про­изо­шло, напри­мер, с неко­то­ры­ми вполне ува­жа­е­мы­ми в про­фес­си­о­наль­ном сооб­ще­стве мате­ма­ти­ка­ми, решив­ши­ми «улуч­шить» исто­ри­че­скую хро­но­ло­гию). Есть, одна­ко, и удач­ные при­ме­ры таких втор­же­ний, напри­мер метео­ро­лог и физик атмо­сфе­ры Аль­фред Веге­нер (Alfred Lothar Wegener) – созда­тель тео­рии дрей­фа мате­ри­ков, про­из­вед­ший рево­лю­цию в исто­ри­че­ской гео­ло­гии. Ино­гда наблю­да­тель­ный «чужак» под­ме­ча­ет те стран­но­сти, на кото­рые дав­ным-дав­но «замы­лил­ся глаз» у «або­ри­ге­нов». Имен­но это про­изо­шло и с Джа­ре­дом Дай­мон­дом (Jared Diamond) – орни­то­ло­гом, сотруд­ни­ком Эрн­ста Май­ра (Ernst Walter Mayr), одно­го из отцов-осно­ва­те­лей СТЭ (син­те­ти­че­ской тео­рии эво­лю­ции). Дай­монд про­вел мно­гие годы в зоо­ло­ги­че­ских экс­пе­ди­ци­ях на Новой Гви­нее и ост­ро­вах Паци­фи­ки, где обра­тил­ся к исто­рии пер­во­быт­ных обществ.

Дай­монд начи­на­ет кни­гу с изло­же­ния сво­е­го дав­не­го диа­ло­га с папуас­ским вождем-рефор­ма­то­ром Яли, полу­чив­шим евро­пей­ское обра­зо­ва­ние; тот оза­да­чил сво­е­го моло­до­го бело­го при­я­те­ля про­стым вро­де бы вопро­сом: «Отче­го у вас, белых, столь­ко раз­но­об­раз­но­го кар­го, а мои чер­но­ко­жие бра­тья, хоть наизнан­ку вывер­нись, живут в нище­те, хво­ро­сти и неве­же­стве? Что мы делаем/​делали не так?» Или, в чуть дру­гой модаль­но­сти: отче­го в про­цес­се начав­шей­ся с 1492 г. евро­пей­ской экс­пан­сии при любых столк­но­ве­ни­ях евро­пей­цев с народами/​цивилизациями обе­их Аме­рик, Афри­ки к югу от Саха­ры и Австра­лии с Оке­а­ни­ей вопрос воз­ни­кал лишь о чис­ле раун­дов до нока­у­та?

Англо­языч­ное изда­ние кни­ги Джа­ре­да Дай­мон­да

Ина­че гово­ря, где там все-таки раз­ру­ха – «в сор­ти­рах или в голо­вах»? Что, у або­ри­ге­нов Аме­ри­ки, Афри­ки и Австра­лии руки рас­тут не из того места? Или же, напро­тив, наро­ды Евра­зии «роди­лись с сереб­ря­ной ложеч­кой во рту» в смыс­ле неких ланд­шафт­но-кли­ма­ти­че­ских, достав­ших­ся им на халя­ву бону­сов? Ну, а посколь­ку по нынеш­ним полит­кор­рект­ным вре­ме­нам любая попыт­ка ука­зать на раз­ли­чия меж­ду «циви­ли­зо­ван­ны­ми» и «отста­лы­ми» наро­да­ми (не антро­по­ло­ги­че­ские даже, упа­си бог, а чисто соци­о­куль­тур­ные!) одно­знач­но трак­ту­ет­ся как «расизм», это неждан­но-нега­дан­но сде­ла­ло респек­та­бель­ным дав­но, каза­лось бы, похо­ро­нен­ный исто­ри­ка­ми гео­гра­фи­че­ский детер­ми­низм. И неуди­ви­тель­но, что взгля­ды создав­ше­го новей­ший вари­ант это­го само­го гео­гра­фи­че­ско­го детер­ми­низ­ма Дай­мон­да – есте­ство­ис­пы­та­те­ля, про­фес­си­о­наль­но раз­би­ра­ю­ще­го­ся в вопро­сах био­гео­гра­фии и био­ло­ги­че­ской эво­лю­ции, ста­ли весь­ма попу­ляр­ны, а кни­га его удо­сто­и­лась Пулит­це­ров­ской пре­мии и сде­ла­лась миро­вым бест­сел­ле­ром.

Суть кон­цеп­ции Дай­мон­да в двух сло­вах тако­ва. Пово­рот­ным пунк­том в исто­рии чело­ве­че­ства стал про­изо­шед­ший в после­лед­ни­ко­вую эпо­ху пере­ход к про­из­вод­ству про­до­воль­ствия (в при­выч­ных нам тер­ми­нах – «пере­ход от при­сва­и­ва­ю­ще­го хозяй­ства к про­из­во­дя­ще­му»), сиречь от охоты/​собирательства к скотоводству/​земледелию. Пле­мя, рас­по­ла­га­ю­щее избыт­ком про­до­воль­ствия, обре­та­ет воз­мож­ность содер­жать неко­то­рое коли­че­ство «нахлеб­ни­ков», непо­сред­ствен­но не свя­зан­ных с добы­ва­ни­ем пищи, -спер­ва про­фес­си­о­наль­ных вои­нов, а затем управ­лен­цев, ремес­лен­ни­ков и проч. На мно­же­стве при­ме­ров из исто­рии меж­пле­мен­ных кон­флик­тов, глав­ным обра­зом в Паци­фи­ке (этот раз­дел кни­ги Дай­мон­да мне лич­но пока­зал­ся наи­бо­лее инте­рес­ным), автор убе­ди­тель­но демон­стри­ру­ет, что охотники/​собиратели не име­ют ни малей­ше­го шан­са побе­дить в столк­но­ве­нии с сосе­дя­ми, обза­вед­ши­ми­ся уже тако­го рода «про­фес­си­о­наль­ной арми­ей»; ну а даль­ше, когда «сытые» обза­во­дят­ся еще и цен­тра­ли­зо­ван­ным управ­ле­ни­ем (поз­во­ля­ю­щим кон­цен­три­ро­вать ресур­сы на стра­те­ги­че­ски важ­ных направ­ле­ни­ях), ремес­лен­ни­ка­ми-изоб­ре­та­те­ля­ми и т.п., поло­же­ние пер­вых ста­но­вит­ся совер­шен­но уже без­на­деж­ным.

Рус­ский пере­вод кни­ги (М.: АСТ, 2009)

Важ­но, что появ­ле­ние озна­чен­но­го излиш­ка про­до­воль­ствия созда­ет в систе­ме мно­же­ство поло­жи­тель­ных обрат­ных свя­зей – «авто­ка­та­ли­ти­че­ских петель» (напри­мер, свя­зан­ный с пере­хо­дом к зем­ле­де­лию пере­ход к осед­ло­сти поз­во­ля­ет жен­щине рожать без дли­тель­ных пере­ры­вов, что для коче­вых соби­ра­те­лей в прин­ци­пе невоз­мож­но из-за про­блем с транс­пор­ти­ров­кой мла­ден­цев; это созда­ет избы­ток насе­ле­ния, кото­рый в свой черед созда­ет еще боль­ший изли­шек про­до­воль­ствия, кото­рый… ну, и т.д.). При этом Дай­монд не забы­ва­ет опро­вер­гать неко­то­рые глу­бо­ко уко­ре­нив­ши­е­ся сте­рео­ти­пы (вро­де того, что «жизнь земледельца/​скотовода более сытая и лег­кая, чем у охотника/​собирателя»: ниче­го подоб­но­го, выиг­рыш зем­ле­дель­ца, во вся­ком слу­чае пона­ча­лу, не в коли­че­стве пищи, а лишь в ста­биль­но­сти ее источ­ни­ка). Как бы то ни было, в силу упо­мя­ну­тых поло­жи­тель­ных обрат­ных свя­зей раз­рыв меж­ду «сыты­ми-мно­го­чис­лен­ны­ми-тех­но­ло­ги­че­ски раз­ви­ты­ми» и «голод­ны­ми-мало­чис­лен­ны­ми-отста­лы­ми» с тече­ни­ем вре­ме­ни толь­ко уве­ли­чи­ва­ет­ся: «Кто не успел – тот опоз­дал». Так что клю­че­вым вопро­сом здесь ста­но­вит­ся то, кому какие кар­ты при­шли при пер­вой раз­да­че.

Дело в том, что виды живот­ных и рас­те­ний, потен­ци­аль­но при­год­ные для доме­сти­ка­ции (а их не так уж мно­го), рас­пре­де­ле­ны по пла­не­те весь­ма нерав­но­мер­но, и в неко­то­рых круп­ных реги­о­нах их может не ока­зать­ся вовсе (и реаль­но не ока­зы­ва­ет­ся). Кро­ме того, в силу раз­лич­ной кон­фи­гу­ра­ции мате­ри­ков и фраг­мен­ти­ру­ю­щих их пре­град (горы, пусты­ни, непро­хо­ди­мые джунгли) насе­ля­ю­щие их племена/​народы име­ют очень раз­ные воз­мож­но­сти для того, чтоб обме­ни­вать­ся с сосе­дя­ми тех­но­ло­ги­че­ски­ми дости­же­ни­я­ми, начи­ная с одо­маш­нен­ных живот­ных и рас­те­ний (это зна­ет вся­кий, кто играл в «Циви­ли­за­цию» Сида Мей­е­ра). Подоб­ная ситу­а­ция порож­да­ет еще одну – и как бы не самую важ­ную – «авто­ка­та­ли­ти­че­скую пет­лю».

Вот вам Евра­зия (в широ­ком смыс­ле): боль­шин­ство наших домаш­них живот­ных и рас­те­ний про­ис­хо­дят из окрест­но­стей Пло­до­род­но­го полу­ме­ся­ца в Перед­ней Азии (коро­ва-лошадь-овца-коза; ячмень-овес-обе пше­ни­цы) либо из Китая (сви­нья-кури­ца; рис-про­со), плюс кое-что доба­ви­ли вто­рич­ные цен­тры – Индия, Еги­пет, Абис­си­ния и т.п. Мате­рик ори­ен­ти­ро­ван широт­но и не раз­де­лен непре­одо­ли­мы­ми пре­гра­да­ми, так что доме­сти­ка­ты и сель­хоз­тех­но­ло­гии бес­пре­пят­ствен­но мигри­ру­ют по нему из кон­ца в конец вдоль по ланд­шафт­но-кли­ма­ти­че­ским зонам, фор­ми­руя «еди­ное сель­ско­хо­зяй­ствен­ное про­стран­ство» от Япо­нии до Ирлан­дии. Дово­ды Дай­мон­да тут вполне убе­ди­тель­ны: попу­ля­ци­он­но-гене­ти­че­ская струк­ту­ра аме­ри­кан­ских куль­тур­ных рас­те­ний (фасо­ли, пер­цев) пока­зы­ва­ет, что их виды выво­ди­ли из диких пред­ков в раз­ных местах кон­ти­нен­та парал­лель­но и неза­ви­си­мо, тогда как в Евра­зии все окуль­ту­ри­ва­ния были одно­крат­ны­ми: в повтор­ных попыт­ках уже не было нуж­ды.

Иное дело – Афри­ка («Афри­ка к югу от Саха­ры», в смыс­ле): она изо­ли­ро­ва­на от основ­ных евразий­ских «цен­тров про­из­вод­ства про­до­воль­ствия» той самой Саха­рой, а юг ее – еще и сплош­ной поло­сой мало­при­год­ных для хозяй­ства (да и вооб­ще для нор­маль­ной жиз­ни) эква­то­ри­аль­ных лесов. Мест­ная же мега­фа­у­на, при ее кажу­щем­ся раз­но­об­ра­зии, ока­за­лась непри­год­ной для одо­маш­ни­ва­ния; Дай­монд фор­му­ли­ру­ет на сей счет свой «прин­цип Анны Каре­ни­ной» (пара­фраз от «все несчаст­ные семьи несчаст­ны по-сво­е­му»): для одо­маш­ни­ва­ния живот­ное долж­но обла­дать целым набо­ром пара­мет­ров, и «неза­чет» хотя бы по одно­му из них дела­ет бес­по­лез­ны­ми все осталь­ные его досто­ин­ства (напри­мер: гепард пре­крас­но при­ру­ча­ет­ся и явля­ет собой вели­ко­леп­ное охот­ни­чье живот­ное, но все трех­ты­ся­че­лет­ние попыт­ки его раз­ве­де­ния в нево­ле ока­за­лись тщет­ны­ми; зеб­ры, напро­тив, отлич­но раз­мно­жа­ют­ся в нево­ле, но злоб­ны до пол­ной непри­ру­ча­е­мо­сти; сло­ны раз­мно­жа­ют­ся настоль­ко мед­лен­но, что про­ще их отлав­ли­вать в при­ро­де и инди­ви­ду­аль­но при­ру­чать; и т.п.). Ито­го­вый вывод Дай­мон­да: всё, что не одо­маш­не­но на сего­дняш­ний день, -неодо­маш­ни­ва­е­мо в прин­ци­пе (по тем или иным при­чи­нам)… Что же каса­ет­ся Аме­рик (обе­их), то там и одо­маш­ни­вать-то фак­ти­че­ски неко­го: всю под­хо­дя­щую мега­фа­у­ну там истре­би­ли еще пер­вые охот­ни­ки из куль­ту­ры Кло­вис – вот и при­шлось им, бедо­ла­гам, доволь­ство­вать­ся потом недо­ре­зан­ны­ми лама­ми да мор­ски­ми свин­ка­ми… Ну, а в Австра­лии и того-то не было. Такая вот печаль.

…Надо заме­тить, что био­ло­га, ори­ен­ти­ру­ю­ще­го­ся в зоо­гео­гра­фии, долж­ны исход­но насто­ро­жить неко­то­рые гео­гра­фи­че­ские постро­е­ния Дай­мон­да – ну, напри­мер, выше­при­ве­ден­ные его рас­суж­де­ния об Афри­ке. Вооб­ще-то Афро-тро­пи­че­ская область изо­ли­ро­ва­на от Голарк­ти­че­ской ничуть не силь­нее, чем Ори­ен­таль­ная (и объ­еди­ня­ет­ся с ними в соста­ве Арк­то­геи). Саха­ра на про­тя­же­нии боль­шей части ее исто­рии ника­кой пусты­ней не была (это не Ата­ка­ма с Нами­бом и даже не Гоби) и серьез­ной пре­гра­дой, соот­вет­ствен­но, ни для чего не явля­лась: фрес­ки Тас­си­лии и кро­ко­ди­лы, оби­тав­шие в реч­ках наго­рья Тибес­ти еще в нача­ле XX века, тому под­твер­жде­ние. В любом слу­чае, пусты­ня та про­ре­за­на не толь­ко степ­пинг-сто­у­на­ми обле­сен­ных в недав­нем про­шлом наго­рий (цепь Дафур – Энне­ду -Тибес­ти – Ахаг­гар), но и сквоз­ным «кори­до­ром» доли­ны Нила; даль­ше же к югу начи­на­ет­ся Абис­син­ское наго­рье и тяну­щи­е­ся дале­ко за эква­тор мери­ди­о­наль­но ори­ен­ти­ро­ван­ные горы Восточ­ной Афри­ки, явля­ю­щи­е­ся таким же «кори­до­ром» сквозь зону влаж­ных тро­пи­че­ских лесов (имен­но этим путем мно­го­чис­лен­ные сре­ди­зем­но­мор­ские фау­ни­сти­че­ские эле­мен­ты дости­га­ют Южной Афри­ки).

То же отно­сит­ся и к Ново­му Све­ту. Обе Аме­ри­ки про­ре­за­ны ров­но попе­рек широт­ных кли­ма­ти­че­ских зон Кор­ди­лье­ра­ми и Анда­ми с их пол­но­про­филь­ной вер­ти­каль­ной зональ­но­стью; таким обра­зом, живот­ные и рас­те­ния име­ют воз­мож­ность «про­са­чи­вать­ся» сквозь чуж­дую им кли­ма­ти­че­скую зону, меняя высот­ный пояс. Здесь есть свои огра­ни­че­ния (напри­мер, дли­на све­то­во­го дня для рас­те­ний), но то, что такие мигра­ции реаль­но про­ис­хо­ди­ли, мож­но видеть хотя бы из совре­мен­ных бипо­ляр­ных дизъ­юнк­тив­ных аре­а­лов так­со­нов низ­ше­го ран­га (Север­ная Аме­ри­ка – край­ний юг Южной)… Воз­вра­ща­ясь к «про­из­вод­ству про­до­воль­ствия»: ника­ким осо­бым изо­ля­том «Афри­ка к югу от Саха­ры» в дей­стви­тель­но­сти не явля­ет­ся; с уче­том нали­чия вто­рич­но­го Абис­син­ско­го цен­тра доме­сти­ка­ции, встро­ить­ся в «Еди­ную Евра­зию» этим тер­ри­то­ри­ям было ничуть не слож­нее, чем Индии, и намно­го про­ще, чем тро­пи­че­ской Юго-Восточ­ной Азии; но вот Азия -да, а Афри­ка – нет.

Что же каса­ет­ся одо­маш­ни­ва­ния, то тут Дай­монд пишет иной раз уди­ви­тель­ные вещи – вро­де того, что гепард яко­бы не раз­мно­жа­ет­ся в нево­ле, а анти­ло­па кан­на не при­ру­ча­ет­ся, и даже опи­сы­ва­ет пре­пят­ству­ю­щие это­му физио­ло­ги­че­ские меха­низ­мы. Опи­са­ния те подроб­ны и были бы весь­ма убе­ди­тель­ны, если бы не одно «но»: фер­мы, на кото­рых раз­во­дят канн, полу­чая от них мясо и моло­ко, реаль­но суще­ству­ют (в том чис­ле в запо­вед­ни­ке Аска­ния-Нова), а дете­ны­шей «нераз­мно­жа­ю­ще-гося в нево­ле» гепар­да уже мно­го лет может видеть въяве и вжи­ве любой посе­ти­тель Мос­ков­ско­го зоо­пар­ка. И про­бле­ма тут, похо­же, лежит в совер­шен­но иной плос­ко­сти, чем это пред­став­ля­ет­ся Дай-мон­ду: соб­ствен­но, зачем вооб­ще нуж­но такое домаш­нее живот­ное, как гепард? Что полез­но­го он может дать чело­ве­ку в обмен на несколь­ко кило­грам­мов еже­днев­но съе­да­е­мо­го мяса? В общем-то ниче­го сверх того, что может соба­ка… Имен­но поэто­му охот­ни­чьи гепар­ды (рав­но как лов­чие соко­ла) про­хо­дят по раз­ря­ду «бар­ской при­ду­ри», а те мизер­ные их коли­че­ства, на кото­рые есть потреб­ность, по-любо­му лег­че отлав­ли­вать в при­ро­де и при­ру­чать, чем заво­дить отдель­ный тех­но­ло­ги­че­ский цикл по одо­маш­ни­ва­нию.

Дай­мон­дов­ский «прин­цип Анны Каре­ни­ной» (сам по себе вполне пра­виль­ный) необ­хо­ди­мо допол­нить. ну, назо­вем его так: «прин­ци­пом совет­ско­го авто­про­ма». То оче­вид­ное обсто­я­тель­ство, что подер­жан­ные «фор­ды» и «той­о­ты» «выно­сят» «вол­ги» с «жигу­ля­ми» в тот самый миг, как откры­ва­ет­ся гра­ни­ца, не долж­но засло­нять от нас тот факт, что совет­ский авто­пром деся­ти­ле­ти­я­ми, пусть и со скри­пом, но обес­пе­чи­вал потреб­но­сти стра­ны в авто­мо­биль­ном транс­пор­те. Или, ска­жем, вос­пе­тая в кува­ев-ской «Тер­ри­то­рии» добы­ча оло­вян­ной руды на запо­ляр­ной Чукот­ке: совер­шен­ней­шая бес­смыс­ли­ца для стра­ны, нор­маль­но встро­ен­ной в миро­вую эко­но­ми­ку (где есть Малайя и Боли­вия с их неис­чер­па­е­мы­ми запа­са­ми оло­ва), но насущ­ная необ­хо­ди­мость для стра­ны «оса­жден­ной кре­по­сти». При­ме­ни­тель­но к нашей про­бле­ме: целый ряд живот­ных, судя по все­му, не был одо­маш­нен не пото­му, что это­го сде­лать нель­зя, а пото­му, что уже имел­ся в нали­чии ана­лог, луч­ший по каче­ству; но вот если выби­рать не из чего – тут уже начи­на­ет­ся совсем дру­гой раз­го­вор.

И если мы нач­нем раз­би­рать ситу­а­цию с циви­ли­за­ци­я­ми Ново­го Све­та, без «прин­ци­па совет­ско­го авто­про­ма» никак не обой­тись.

Инте­рес­нее все­го про­те­сти­ро­вать кон­цеп­цию Дай­мон­да на люби­мом им самим мате­ри­а­ле про­ти­во­по­став­ле­ния Евра­зии и доко­лум­бо­вой Аме­ри­ки, где всё же воз­ник­ли, хоть и с боль­шим запоз­да­ни­ем, боль­шие тех­но­ло­ги­че­ски раз­ви­тые импе­рии. Автор пола­га­ет, что исход­ный дефи­цит в Новом Све­те круп­но­се­мен­ных зла­ков (толь­ко куку­ру­за, замет­но усту­па­ю­щая пше­ни­це по содер­жа­нию бел­ка) и осо­бен­но при­год­ных для одо­маш­ни­ва­ния живот­ных (спи­сок их исчер­пы­ва­ет­ся ламой, мор­ской свин­кой, индей­кой и мускус­ной уткой, плюс соба­ки, раз­во­ди­мые ацте­ка­ми на мясо) крайне замед­лил рост чис­лен­но­сти насе­ле­ния; дело тут не толь­ко в дефи­ци­те мяса и моло­ка как тако­вом, а в отсут­ствии вьюч­ных и тяг­ло­вых живот­ных, исклю­ча­ю­щем пахо­ту, транс­пор­ти­ров­ку гру­зов и проч., что в свою оче­редь тор­мо­зит раз­ви­тие сель­хоз­тех­но­ло-гий. Кро­ме того, три основ­ных аре­а­ла тамош­них город­ских циви­ли­за­ций – Анды, Мезо­аме­ри­ка и доли­на Мис­си­си­пи – изо­ли­ро­ва­ны друг от дру­га непро­хо­ди­мы­ми маля­рий­ны­ми джун­гля­ми Панам­ско­го пере­шей­ка и пусты­ня­ми Север­ной Мек­си­ки соот­вет­ствен­но, что исклю­ча­ло меж­ци­ви­ли­за­ци­он­ный тех­но­ло­ги­че­ский обмен. Ну и итог: Писар­ро с тре­мя сот­ня­ми голо­во­ре­зов рушит, как кар­точ­ный домик, вели­кую импе­рию инков, посколь­ку име­ет за пле­ча­ми управ­ля­е­мое «пись­мен­ной» бюро­кра­ти­ей госу­дар­ство с метал­лур­ги­че­ски­ми и море­ход­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Довер­ша­ют дело болез­не­твор­ные мик­ро­ор­га­низ­мы, почерп­ну­тые неко­гда евро­пей­ца­ми от домаш­не­го ско­та; сами-то они за тыся­че­ле­тия коэ­во­лю­ции к тем болез­ням более или менее адап­ти­ро­ва­лись, а вот индей­цев (как поз­же жите­лей Паци­фи­ки) те выка­ши­ва­ют напрочь. Но нача­лось всё – еще раз! – с того, что индей­цам 15 тыс. лет назад, при засе­ле­нии кон­ти­нен­та, недо­да­ли мест­ных живот­ных и рас­те­ний с соот­вет­ству­ю­щи­ми ТТХ…

На самом деле аме­ри­кан­ская ситу­а­ция выгля­дит не столь пла­чев­но. По основ­ным груп­пам сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рас­те­ний (бах­че­вые, бобо­вые, мас­лич­ные, волок­ни­стые) наблю­да­ет­ся при­мер­ный пари­тет с Евра­зи­ей, а аме­ри­кан­ский дефи­цит по зер­но­вым вполне иску­па­ет­ся тамош­ним пре­иму­ще­ством по клуб­не­вым и кор­не­пло­дам (кар­то­фель и тро­пи­че­ские батат с манио­ком). Если при­плю­со­вать сюда потря­са­ю­щую мезо­аме­ри­кан­скую агро­тех­ни­ку (напри­мер, «пла­ву­чие огороды»-чинампы, даю­щие по 6 уро­жа­ев год), а так­же киша­щие рыбой и море­про­дук­та­ми воды Перу­ан­ско­го апвел­лин­га (счи­та­ет­ся, что пер­вые южно­аме­ри­кан­ские слож­ные обще­ства с мону­мен­таль­ной архи­тек­ту­рой сере­ди­ны III тыся­че­ле­тия до н.э. воз­ник­ли как раз на осно­ве высо­ко­раз­ви­то­го рыбо­лов­ства) – все не так уж страш­но. Кста­ти, любо­пыт­но: про воз­мож­ность сни­мать в тро­пи­ках, в том чис­ле в Аме­ри­ке, по несколь­ку уро­жа­ев в год гео­гра­фи­че­ский детер­ми­нист (так?..) Дай­монд умуд­ря­ет­ся не упо­мя­нуть в сво­ей 700-стра-нич­ной кни­ге стро­го ни разу! Так что тео­рии тео­ри­я­ми, а по фак­ту-то Ацтек­ская импе­рия с ее мно­го­мил­ли­он­ным насе­ле­ни­ем (от 5–6 до 12–15, по раз­ным оцен­кам) была одним из самых густо­на­се­лен­ных госу­дарств, а чет­вертьмил­ли­он­ный Те-ночтит­лан – одним из круп­ней­ших горо­дов тогдаш­не­го мира.

Ситу­а­ция с домаш­ни­ми живот­ны­ми в Новом Све­те и вправ­ду смот­рит­ся намно­го хуже Евразий­ской, одна­ко набор потен­ци­аль­но при­год­ных для доме­сти­ка­ции видов всё же не исчер­пы­ва­ет­ся ламой, мор­ской свин­кой, индей­кой и мускус­ной уткой.

Кари­бу. На тер­ри­то­рии Евра­зии север­ный олень был одо­маш­нен как мини­мум три­жды, неза­ви­си­мо: в Лаплан­дии, на Чукот­ке и в горах Восточ­ной Сиби­ри; оле­не­вод­ство состав­ля­ет осно­ву жиз­нен­но­го укла­да мно­гих насто­я­щих ско­то­вод­че­ских куль­тур, а у наро­дов Севе­ро-Восто­ка Сиби­ри (юка­ги­ров и чук­чей) оле­ней исполь­зо­ва­ли в вой­нах: нар­ты с воз­ни­цей и стрел­ком пред­став­ля­ли собой точ­ный ана­лог бое­вых колес­ниц. Есть точ­ка зре­ния, буд­то север­ный олень – это еще не насто­я­щее домаш­нее живот­ное, а так, полу­фаб­ри­кат, мало чем отли­ча­ю­щий­ся от дико­го пред­ка. Сто­рон­ни­ки этой точ­ки зре­ния, похо­же, в гла­за не вида­ли эвенк­ско­го ездо­во­го уча­га: он едва ли не вдвое круп­нее дико­го оле­ня и ходит под сед­лом (а не толь­ко в запряж­ке). Как домаш­нее живот­ное олень уж никак не усту­па­ет по цен­но­сти ламе. А вот ни еди­ной попыт­ки одо­маш­нить кари­бу по ту сто­ро­ну Берин­го­ва про­ли­ва, на Аме­ри­кан­ском кон­ти­нен­те, так и не пред­при­ня­то.

Капи­ба­ра. Фото с сай­та «Вики­пе­дии»

Лось. Вот тут – «прин­цип совет­ско­го авто­про­ма» в чистом виде. Одо­маш­нить лося – зада­ча слож­ная, но точ­но выпол­ни­мая: пет­ро­гли­фы из Фен­носкан­дии изоб­ра­жа­ют лосей как под сед­лом, так и в запряж­ке. До селек­ции дело не дошло, ибо в реги­оне появи­лись лоша­ди с коро­ва­ми, и домаш­ние лоси раз­де­ли­ли судь­бу оте­че­ствен­ных авто­мо­би­лей во Вла­ди­во­сто­ке. В новей­шие вре­ме­на было несколь­ко попы­ток доме­сти­ка­ции (в Скан­ди­на­вии и СССР); экс­пе­ри­мен­ты те неиз­мен­но демон­стри­ро­ва­ли прин­ци­пи­аль­ную выпол­ни­мость постав­лен­ной зада­чи и неиз­мен­но пре­кра­ща­лись вви­ду ее пол­ной эко­но­ми­че­ской бес­смыс­лен­но­сти. Одна­ко к ситу­а­ции в дои­сто­ри­че­ской Аме­ри­ке (где ни лоша­дей, ни коров нет и не пред­ви­дит­ся) эти огра­ни­че­ния никак не отно­сят­ся; но – нет, так и не попы­та­лись.

Овце­бык. Стад­ное копыт­ное, не слиш­ком круп­ное (200−250 кг), молод­няк при­ру­ча­ет­ся без про­блем. Экс­пе­ри­мен­ты по доме­сти­ка­ции нача­лись в 50-е годы, вполне успеш­ны: фер­мы в Кана­де и Нор­ве­гии высо­ко­рен­та­бель­ны (основ­ной про­дукт – тон­чай­шая шерсть, хотя и мясо весь­ма хва­лят). Нет ни малей­ших сомне­ний в том, что, не ока­жись овце­бык энде­ми­ком Север­ной Аме­ри­ки (в Азии он вымер в дои­сто­ри­че­ские вре­ме­на) и попа­ди он свое­вре­мен­но в руки селек­ци­о­не­ров Ста­ро­го Све­та, это копыт­ное дав­ным-дав­но уже ста­ло бы обыч­ным домаш­ним живот­ным с усто­яв­ши­ми­ся поро­да­ми.

Бизо­ны. Степ­ной бизон (как и наш зубр) вро­де бы счи­та­ет­ся не-при­ру­ча­е­мым; отно­си­тель­но более мел­ко­го канад­ско­го лес­но­го бизо­на есть сомне­ния. На сто­рон­ний взгляд, более опас­ным зве­рем, чем ази­ат­ский як, лес­ной бизон не кажет­ся; так что, за неиме­ни­ем выбо­ра, мож­но было бы и поэкс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с теля­та­ми.

Ошей­ни­ко­вый пека­ри (Pecari tajacu). Фото Adrian Pingstone с сай­та «Вики­пе­дии»

Пека­ри. Мел­кая сви­нья, веду­щая стад­ный образ жиз­ни. Отлич­но раз­мно­жа­ет­ся в нево­ле, но обла­да­ет сквер­ным харак­те­ром и доста­точ­но опас­на (для сво­их раз­ме­ров). Тем не менее, най­ти упра­ву на зве­руш­ку полу­мет­ро­во­го роста, раз­во­ди­мую на мясо (это ведь не вер­хо­вая зеб­ра, с кото­рой всад­ни­ку пред­сто­ит вести дол­гую сов­мест­ную жизнь) -зада­ча явно не запре­дель­ной слож­но­сти. Поче­му пека­ри не одо­маш­ни­ва­ют сей­час – вполне оче­вид­но: мясо его силь­но усту­па­ет по каче­ству сви­нине (т.е. «прин­цип совет­ско­го авто­про­ма» в чистом виде); а вот поче­му пека­ри не заин­те­ре­со­вал индей­цев – загад­ка.

Тапи­ры (3 вида). Кип­лин­гов­ский сло­не­нок с недо­хо­бо­том спи­сан явно с них. Лег­ко при­ру­ча­ет­ся, без про­блем раз­мно­жа­ет­ся в нево­ле. Про­дол­жи­тель­ная бере­мен­ность (13 меся­цев) дела­ет их мало­пер­спек­тив­ны­ми как источ­ник мяса, но как вьюч­ное и тяг­ло­вое живот­ное – поче­му бы и нет? Уж никак не хуже ламы.

Цен­траль­но­аме­ри­кан­ский тапир (Tapirus bairdi). Фото с сай­та «Вики­пе­дии»

Кави­о­морф­ные гры­зу­ны. Самая боль­шая для меня лич­но загад­ка, поче­му на роль тамош­не­го «кро­ли­ка» индей­цы из все­го раз­но­об­ра­зия тамош­них кави­о­мор­фов выбра­ли наи­ме­нее под­хо­дя­щих для это­го кавий (мор­ских сви­нок). Чем им не уго­ди­ла, к при­ме­ру, водо­свин­ка капи­ба­ра (метр дли­ны, пол­ста кило веса, чудес­ный харак­тер – бега­ет за при­ру­чив­шим ее чело­ве­ком как собач­ка, без про­блем раз­мно­жа­ет­ся в нево­ле)? Или хутия, раз­ме­ром почти с боб­ра (вымер­ших ныне еще более круп­ных антиль­ских хутий, похо­же, раз­во­ди­ли-таки тамош­ние индей­цы). Что одо­маш­ни­вать кави­о­мор­фов, склон­ных к жиз­ни груп­па­ми со стай­ной орга­ни­за­ци­ей, доста­точ­но про­сто, пока­зы­ва­ет при­мер выве­ден­ных в куль­ту­ру бук­валь­но за счи­тан­ные годы шин­шилл и нут­рий. А ведь круп­ных кави­о­мор­фов в Аме­ри­ке мно­же­ство.

Упо­мя­нем для поряд­ка стра­у­сов-нан­ду (вряд ли одо­маш­нить их прин­ци­пи­аль­но слож­нее, чем без про­блем раз­во­ди­мых на фер­мах афри­кан­ских стра­у­сов), мно­го­чис­лен­ных гусе­об­раз­ных (поми­мо мускус­ной утки) и перей­дем к про­ме­жу­точ­но­му резю­ме: Дай­монд несколь­ко сгу­ща­ет крас­ки, реаль­ный набор кан­ди­да­тов на одо­маш­ни­ва­ние в Аме­ри­ке был не столь уж мал, и по срав­не­нию с Евра­зи­ей это, как в извест­ном анек­до­те, – «да, ужас, но не ужас-ужас-ужас!». А если оце­ни­вать пер­спек­ти­вы «про­из­вод­ства про­до­воль­ствия» в целом, сплю­со­вав живот­ных (потен­ци­аль­ных и акту­аль­ных) с рас­те­ни­я­ми, – то не такой уж и ужас…

Так что же выхо­дит – в дей­стви­тель­но­сти при той «пер­вой раз­да­че» або­ри­ге­нам Ново­го Све­та кар­ты при­шли если и поху­же, чем евразий­цам, то совсем нена­мно­го?.. Не совсем так. Я ведь вполне созна­тель­но гово­рю всё вре­мя о «Евра­зии» и «двух Аме­ри­ках» как о чем-то еди­ном; но для Евра­зии такое един­ство (обес­пе­чи­ва­е­мое меж­ре­ги­о­наль­ны­ми обме­на­ми) было акту­аль­ным, а для «двух Аме­рик» -сугу­бо потен­ци­аль­ным! Ну, вот не сло­жи­лась в Новом Све­те прак­ти­ка меж­ре­ги­о­наль­ных обме­нов, и кар­то­фель с лама­ми так и не попа­ли в Мезо­аме­ри­ку, а мезо­аме-рикан­ская аква­куль­ту­ра – на Ти-тика­ку. Риск­ну пред­по­ло­жить, что, если б иро­ке­зам или черо­ки и уда­лось одо­маш­нить лося, оль­ме­кам -пека­ри, а майя – тапи­ра, эти дости­же­ния почти навер­ня­ка так и не вышли бы за гра­ни­цы соот­вет­ству­ю­щих реги­о­нов; да и с мест­ны­ми лошадь­ми (если бы они каким-то обра­зом избе­жа­ли истреб­ле­ния охот­ни­ка­ми Кло­вис), надо думать, была бы та же кар­ти­на. В том-то и дело, что на палео­ли­ти­че­ских (!) сто­ян­ках Сред­не­рус­ской воз­вы­шен­но­сти регу­ляр­но нахо­дят ракуш­ки-кау­ри из Южных морей, а крем­не­вое сырье (сырье! – не изде­лия), как выяс­ня­ет­ся, регу­ляр­но тас­ка­ли для даль­ней­шей обра­бот­ки через пол-Евро­пы, т.е. тогдаш­ний Ста­рый Свет был реаль­но гло­ба­ли­зо­ван; а вот в Новом Све­те – насколь­ко мож­но понять – ниче­го похо­же­го не наблю­да­ет­ся.

Поче­му? Ну, это вопрос уже не к био­ло­гам и гео­гра­фам, а к исто­ри­кам… Пред­по­ло­же­ние Дай­мон­да, буд­то фаталь­ную роль тут сыг­ра­ла непро­хо­ди­мость джун­глей Панам­ско­го пере­шей­ка и пустынь север­ной Мек­си­ки, явно «воды не дер­жит»: в Ста­ром Све­те сплош­ные джунгли от Южно­го Китая до Асса­ма и Тибет с Гоби поче­му-то ника­ким мигра­ци­ям и кон­так­там не меша­ли… Более того, кон­фи­гу­ра­ция кон­ти­нен­тов Ново­го Све­та тако­ва, что, каза­лось бы, доста­точ­но индей­цам осво­ить тол­ком одну-един­ствен­ную тех­но­ло­гию – море­пла­ва­ние (да не даль­ние пла­ва­нья, как у их совре­мен­ни­ков-поли­не­зий­цев, а сугу­бый кабо­таж), как транс­порт­ная связ­ность Аме­рик ста­нет несрав­нен­но выше, чем у Евра­зии: вод­ный-то транс­порт вся­ко луч­ше назем­но­го. Ан нет: и море­пла­ва­ние вро­де бы име­лось, и до Малых Антил доплы­ва­ли, и арте­фак­ты мезо­аме­ри­кан­ско­го про­ис­хож­де­ния на те Анти­лы попа­да­ли, а резуль­та­тов (по части «ново­свет­ской гло­ба­ли­за­ции») всё рав­но – почти ника­ких; и может, дело-то ско­рее в этом, чем в недо­бо­ре по части або­ри­ген­ных копыт­ных?

Желе­зо­пла­виль­ня гот­тен­то­тов нама. Рису­нок XVIII века (из кни­ги Пау­ля Вер­не­ра Лан­ге «Кон­ти­нент корот­ких теней», М.: «Про­гресс», 1990)

Одна из глав кни­ги Дай­мон­да назва­на «Ябло­ни или индей­цы» (с пара­фра­зом в дру­гом месте «Зеб­ры или афри­кан­цы»): здесь автор, рас­суж­дая о при­чи­нах дефи­ци­та или даже отсут­ствия соб­ствен­ных доме­сти­ка­тов в Новом Све­те и в Афри­ке, свя­зы­ва­ет их исклю­чи­тель­но (не пре­иму­ще­ствен­но – под­чер­ки­ваю! – а исклю­чи­тель­но) с осо­бен­но­стя­ми тамош­ней фау­ны и фло­ры. Мне же, при­зна­юсь, было бы очень любо­пыт­но почи­тать ана­ло­гич­ным обра­зом постро­ен­ную гла­ву «Индей­цы или желез­ки»; ну, где автор попы­тал­ся бы – с тех же пози­ций – объ­яс­нить, поче­му с метал­лур­ги­ей в Новом Све­те дело обсто­я­ло ничуть не луч­ше, чем с доме­сти­ка­ци­ей: инки дошли-таки до ран­ней брон­зы (бла­го у них медь с оло­вом бук­валь­но валя­лись под нога­ми), Мезо­аме­ри­ка не про­дви­ну­лась даль­ше меди, желе­зом вооб­ще нигде и не пах­ло. Осо­бен­но пора­жа­ет в этом плане мезо­аме­ри-кан­ская ситу­а­ция: обра­бот­ку меди здесь откры­ва­ли несколь­ко раз (тарас­ко, миш­те­ки), но ника­ких реаль­ных послед­ствий для реги­о­на это не име­ло, и все глав­ные тамош­ние госу­дар­ства (оль­ме­ков, майя, ацте­ков) так и оста­лись неме­тал­лур­ги­че­ски­ми (само­род­ные метал­лы не в счет) – при­том, что уж ацте­ки-то долж­ны были оце­нить мед­ные топо­ры тарас­ков, от коих они потер­пе­ли един­ствен­ное в сво­ей доис­пан­ской исто­рии стра­те­ги­че­ское пора­же­ние… Ну, и чем это объ­яс­нить «по Дай­мон­ду» – что вся­че­ских руд обо­им кон­ти­нен­там зло­на­ме­рен­но недо­да­ли? хими­че­ский состав их ока­зал­ся не тот? или тем­пе­ра­ту­ра их плав­ле­ния за 30-ым мери­ди­а­ном воз­рас­та­ет до недо­сти­жи­мо­сти?

Кста­ти, если кому срав­не­ния доко­лум­бо­вой Аме­ри­ки с Евро­пой пока­жут­ся оскор­би­тель­но непо­лит­кор­рект­ны­ми, пус­кай срав­нит с Чер­ной Афри­кой: там поче­му-то нор­маль­ная метал­лур­гия воз­ни­ка­ла повсе­мест­но и автох­тон­но. Сло­во само­му Дай­мон­ду: «Каким обра­зом в суб­эк­ва­то­ри­аль­ной Афри­ке в нача­ле I тыся­че­ле­тия до н.э. появи­лась желез­ная метал­лур­гия, уче­ным до сих пор не ясно. Вре­мя ее появ­ле­ния здесь подо­зри­тель­но сов­па­да­ет со вре­ме­нем осво­е­ния ближ­не­во­сточ­ных метал­лур­ги­че­ских тех­но­ло­гий в Кар­фа­гене, на север­ном побе­ре­жье Афри­ки. Вви­ду это­го сов­па­де­ния исто­ри­ки пола­га­ют, что уме­ние выплав­лять желе­зо про­ник­ло туда с севе­ра. С дру­гой сто­ро­ны, мед­ная метал­лур­гия, кото­рая суще­ство­ва­ла в запад­ных частях Саха­ры и Са-хеля как мини­мум с 2000 г. до н.э. вполне мог­ла быть пред­ше­ствен­ни­ком неза­ви­си­мо­го афри­кан­ско­го откры­тия желез­ной метал­лур­гии. Как под­твер­жде­ние этой гипо­те­зы мож­но рас­смат­ри­вать тот факт, что пла­виль­ные мето­ды куз­не­цов суб­эк­ва­то­ри­аль­ной Афри­ки суще­ствен­но отли­ча­лись от мето­дов куз­не­цов Сре­ди­зем­но­мо­рья: афри­кан­цы при­ду­ма­ли, как дости­гать высо­ких тем­пе­ра­тур в сво­их дере­вен­ских пла­виль­ных печах и изго­тав­ли­вать сталь, на две с лиш­ним тыся­чи лет рань­ше, чем в Евро­пе и Аме­ри­ке появи­лись пер­вые бес­се­ме­ров­ские печи». В ито­ге в Афри­ке желе­зо уме­ли выплав­лять даже гот­тен­то­ты, а древ­нее Зим­баб­ве экс­пор­ти­ро­ва­ло желе­зо и медь в Индию (и это опять – о реаль­ной гло­ба­ли­за­ции Ста­ро­го Све­та), а несо­по­ста­ви­мо более раз­ви­тые импе­рии Ново­го Све­та так и застря­ли по этой части на уровне Афри­ки нача­ла II тыся­че­ле­тия до н.э. Поче­му?..

Вот это, соб­ствен­но, и есть глав­ная пре­тен­зия, кото­рую сле­ду­ет предъ­явить Дай­мон­ду. Исход­ная идея авто­ра (что нео­ли­ти­че­ский пере­ход к про­из­во­дя­ще­му хозяй­ству есть авто­ка­та­ли­ти­че­ский про­цесс, кри­ти­че­ски зави­си­мый от исход­но­го набо­ра потен­ци­аль­ных доме­сти­ка­тов) кажет­ся вполне здра­вой. Автор, одна­ко, на этом не оста­нав­ли­ва­ет­ся и пыта­ет­ся дока­зать, что тот набор доме­сти­ка­тов пред­опре­де­ля­ет весь даль­ней­ший ход исто­ри­че­ско­го про­цес­са, как пишут в Интер­не­те, «чуть более, чем пол­но­стью». Ну, вро­де как преж­де у нас вся исто­рия «чуть более, чем пол­но­стью», сво­ди­лась к «про­из­во­ди­тель­ным силам и про­из­вод­ствен­ным отно­ше­ни­ям»… При­том, что и «про­из­во­ди­тель­ные силы с про­из­вод­ствен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми», и «исход­ный набор потен­ци­аль­ных доме­сти­ка­тов» – шту­ка чрез­вы­чай­но важ­ная, кто бы спо­рил.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
10 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
4 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
11 Авторы комментариев
Александр ДенисенкоАнтонАрхипВлад ЦепешДаниил Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
ОлегЪ
ОлегЪ

Ста­тья очень инте­рес­ная. Но вопрос все-таки оста­ет­ся – поче­му индей­цы не смог­ли:
– одо­маш­нить живот­ных?
– раз­вить метал­лур­гию?
– раз­вить море­пла­ва­ние и тор­гов­лю?
– создать пись­мен­ность?
– и т.д.
Может как раз пото­му и не смог­ли, что не созда­ли удоб­ную пись­мен­ность? Пет­ро­гли­фы для повсе­днев­ной дело­вой пере­пис­ки не очень-то под­хо­дят – слиш­ком слож­но.

Влад Цепеш
Влад Цепеш

Вопрос..а надо ли им ЭТО было?Они и так счаст­ли­во жили..).Если вспом­нитъ гре­че­скую легенду,все эти штуч­ки при­нес людям Про­ме­тей, украв­ший Небес­ный Огонъ…Активровавший Седеч­ный Источник,не будучи Боже­ствен­но чистым- украл..знания свя­то­го духа…и при­нес иску­ше­ние в Мир..За что и раскаивался…образно,был сам тот орел,что кле­вал печенъ..

Архип
Архип

Чепу­ху не пиши­те. Какая пись­мен­ность была у чук­чей, одо­маш­нив­ших север­но­го оле­ня?

кузбасс
кузбасс

Заме­ча­тель­ная ста­тья.

Игорь
Игорь

Хоро­шая кри­ти­ка, хотя это­го Дай­мон­да мож­но бы и по-жест­че. Все идеи у Д.Даймонда потёр­тые, марк­сист­ские и поэто­му науч­ной цен­но­сти не име­ю­щие. Мне, кажет­ся, это хоро­ший при­мер науч­ной симу­ля­ции. Это­му Д.Даймонду дают пре­мию – Пулит­це­ров­скую пре­мию, одну из наи­бо­лее пре­стиж­ных наград США в обла­сти лите­ра­ту­ры, жур­на­ли­сти­ки, музы­ки и теат­ра. Заметь­те: «в обла­сти лите­ра­ту­ры, жур­на­ли­сти­ки, музы­ки и театра»,т.е. не име­ю­щая отно­ше­ния к нау­ке, в то, вре­мя как про­дви­га­ет­ся она в СМИ как науч­ный труд.

Архип
Архип

Марк­сиз­мом там и не пах­нет. Обыч­ная «полит­кор­рект­ная» ахи­нея.

Виктор Сорокин
Виктор Сорокин

На мой взгляд, кни­га заме­ча­тель­ная, а что «не без тара­ка­нов» – так нель­зя объ­ять необъ­ят­ное. Конеч­но, у меня – как у вся­ко­го (хе-хе) диле­тан­та – есть мас­са сво­их сооб­ра­же­ний: Конеч­но, у меня мас­са… эээ… вопро­сов. Я бы пого­во­рил – эх, невоз­мож­но! – о неко­то­рых аспек­тах био­ло­ги­че­ской исто­рии чело­ве­че­ства (здесь, как мне кажет­ся, у Дай­мон­да мно­го излиш­не­го «сле­до­ва­ния тра­ди­ци­ям»). И о дати­ров­ках ран­ней исто­рии (предыс­то­рии), в соот­не­се­нии их с гео­гра­фи­ей (гео­ло­ги­ей) и эко­ло­ги­ей… Очень инте­рес­ные вещи: Пере­но­си­мость наро­да­ми Ста­ро­го Све­та («циви­ли­зо­ван­ны­ми») эпи­де­ми­че­ских хво­рей, как «болез­ней ску­чен­но­сти». Страш­ные выми­ра­ния вся­ко­го рода або­ри­ге­нов от «евро­пей­ских» болез­ней долж­ны были – логич­но пред­по­ло­жить – на заре зем­ле­де­лия и ско­то­вод­ства так же пора­жать «изоб­ре­та­те­лей» этих нов­шеств, про­пус­кать их… Подробнее »

Виктор Сорокин
Виктор Сорокин

Ещё один вопрос, вызван­ный этой кни­гой: Мы зна­ем, что корен­ные жите­ли Ново­го Све­та и неко­то­рых иных тер­ри­то­рий, нико­гда не знав­шие «ста­ро­свет­ско­го» живот­но­вод­ства, ока­за­лись без­за­щит­ны перед неко­то­ры­ми «ста­ро­свет­ски­ми» болез­ня­ми, чьи воз­бу­ди­те­ли, как счи­та­ет­ся, про­изо­шли от тех, что оби­та­ли на живот­ных. Так вот вопрос: нынеш­ние индей­цы – они так же под­вер­же­ны этим болез­ням, как их несчаст­ли­вые пред­ки? Или они, прой­дя узкое «буты­лоч­ное гор­ло», ста­ли – в этом плане – подоб­ны жите­лям Ста­ро­го Све­та (то есть из их гено­ма отсе­я­лись «забо­ле­ва­ю­щие» алле­ли)? Если да, то мож­но пред­по­ло­жить, что одо­маш­ни­ва­ние живот­ных в Ста­ром Све­те вызы­ва­ло подоб­ные же эпи­де­ми­че­ские вол­ны – эвон когда, ещё в местах пер­вич­но­го одо­маш­ни­ва­ния. И ещё:… Подробнее »

Анатолий Березкин
Анатолий Березкин

Подоб­ные вопро­сы подроб­но раз­би­ра­ют­ся у Е. Гай­да­ра в кни­ге «Дол­гое вре­мя».

Анатолий
Анатолий

Тех­но­ло­гии тол­ка­ет дефи­цит сырья; соб­ствен­но, на брон­зу Ближ­ний Восток пере­шел тогда, когда камен­но­го сырья нуж­но­го каче­ства не оста­лось вооб­ще, и воз­ник­ла реаль­ная потреб­ность его эко­но­мить и искать сур­ро­га­ты. Брон­зо­вые клин­ки куда как менее ост­рые чем камен­ные, а желез­ные куда как слож­нее в про­из­вод­стве и куда как менее дол­го­веч­ны, чем брон­зо­вые, и пере­ход с мате­ри­а­ла на мате­ри­ал – про­ис­хо­дит не от хоро­шей жиз­ни. В Мезо­аме­ри­ке дефи­ци­та сырья для камен­ных инду­стрий не было, и слож­ных ору­дий для сель­хоз­ра­бот тоже не тре­бо­ва­лось, для куку­ру­зы серп не нужен, как и плуг; ров­но та же ситу­а­ция и с кар­то­фе­лем, и с тома­том. А вот что каса­ет­ся одо­маш­ни­ва­ния жив­но­сти – тут как мне кажет­ся при­чи­на в том, что все опи­сан­ные… Подробнее »

Ростислав
Ростислав

Брон­зо­вые клин­ки, может, и не столь ост­ры, как могут быть камен­ные, но их остро­ты доста­точ­но для любых прак­ти­че­ских нужд того вре­ме­ни, они гораз­до надеж­нее и дол­го­веч­нее, зату­пив­шись точат­ся за пять минут, не гово­ря о том, что изго­то­вить из кам­ня сколь­ко-нибудь слож­ный меха­низм, ком­пакт­ную деталь, доспех, или же кли­нок длин­нее трид­ца­ти сан­ти­мет­ров в то вре­мя было реши­тель­но невоз­мож­но. Точ­нее, изго­то­вить из кам­ня корот­кий меч мож­но, но ана­ло­гич­ный метал­ли­че­ский его про­сто сло­ма­ет. Желе­зо же, хоть и под­вер­же­но кор­ро­зии, рас­про­стра­не­но на Зем­ле в пять­сот (Sic!) раз шире, а у кова­но­го и проч­ность выше. Тех­но­ло­гии тол­ка­ет не столь­ко дефи­цит сырья, сколь­ко исчер­па­ние воз­мож­но­стей раз­ви­тия преды­ду­щей тех­но­ло­гии. Суда из ста­ли стро­ят не пото­му,… Подробнее »

Даниил
Даниил

Ско­рее харак­тер раз­ви­тия опре­де­ля­ет­ся топо­ло­ги­ей гра­ниц и вза­и­мо­дей­ствий. Что­бы все оце­ни­ли желе­зо – нуж­но что­бы все вое­ва­ли друг с дру­гом, как на сты­ке Евра­зии и Афри­ки. А на сты­ке двух Аме­рик топо­ло­гия отно­си­тель­но про­стая…

Антон
Антон

По сель­ско­му хозяй­ству вопрос инте­рес­ный. Но тут есть пара момен­тов, вспаш­ка с домаш­ни­ми живот­ны­ми вся­ко про­ще и про­дук­тив­ней, чем руч­ной труд в ЮА, что может ниве­ли­ро­вать несколь­ко уро­жа­ев в год. Плюс у зла­ков Евра­зии есть неоспо­ри­мый плюс в хра­не­нии, пере­воз­ке и пере­ра­бот­ке в конеч­ный про­дукт пита­ния.
А кто-нибудь кро­ме Дай­мон­да зани­мал­ся срав­не­ни­ем и изу­че­ни­ем древ­не­го сель­ско­го хозяй­ства?

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Непло­хо вспом­нить в этой свя­зи и рабо­ту Г.В.Плеханова «Исто­рия рус­ской обще­ствен­ной мыс­ли».
А в соче­та­нии ещё и с тру­да­ми В.И.Вернадского рабо­та Дай­мон­да – яркий обра­зец так назы­ва­е­мо­го
гео­гра­фи­че­ско­го детер­ми­низ­ма. Хотя по нынеш­ним вре­ме­нам при­шить могут мно­го ярлы­ков – вплоть до расиз­ма.
Всё это непло­хо бы про­честь соста­ви­те­лям новых обра­зо­ва­тель­ных ини­ци­а­тив.
Ста­тья заме­ча­тель­ная.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (8 оценок, среднее: 4,88 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: