Путин в гостях у академиков

Фото с сайта http://premier.gov.ru
Как это обычно случается в мае, 18-го числа в помпезном комплексе зданий на Ленинском проспекте, увенчанном золотого цвета фиговиной, чем-то напоминающей корону, состоялось очередное Общее собрание Российской академии наук. Собрание было коротким, но чрезвычайно насыщенным. Обычно если на весеннем собрании РАН не происходит каких-нибудь выборов, то оно превращается в жуткую рутину, как правило, слегка разбавленную выступлениями разгневанных академиков, и спасение от этой рутины — только в буфетах, где журналисту можно поболтать с коллегами и знакомыми академиками, узнать последние слухи, как правило, диковатые и несостоятельные, а то и взять у кого-нибудь интервью. Типа, и то хлеб. Но здесь все было не так.

Общее собрание началось еще до вешалки — с двухсотметровой очереди ко входу. Пройдя этот стандартный советский путь к мавзолею Владимира Ильича Ленина, журналисты узнавали, что им как людям другого сорта (что справедливо) надо вообще-то в другой подъезд, а там в обход, через третий этаж на второй, оттуда повернуть, толкнуться в какую-то белую дверь налево и без вывески — и ты на месте. Было понятно, что беспримерные меры безопасности означали прибытие какого-то очень важного випа. Заговорили о «Вове».

«Вова», т. е. Владимир Владимирович Путин, незримо присутствовал на Общем собрании уже в упомянутой очереди — могу ошибиться, но все ждали от него какого-то подарка для Академии, уж слишком много на нее наезжают в последнее время. Похоже, даже правильно порой наезжают, но все равно…

Многие от Общего собрания ожидали чего-то особенного, несмотря на то, что в этот раз оно уложилось в один день, а это редкость для главной майской тусовки академиков. В первую очередь академики ждали, что Владимир Путин расскажет им, на каком они свете и не забудет ли о них власть, сосредоточившись на университетской науке. Ожидали также дискуссии или хотя бы доклада о скандале со знаменитым Петриком. По кулуарам бродил вообще сумасшедший слух, что на этом собрании президент РАН Юрий Осипов досрочно подаст в отставку, сославшись на плохое здоровье. Ясно было, что слух недостоверный — потому что невозможно представить себе Юрия Сергеевича подающим в отставку. Но слух, пусть и явно недостоверный, бодрил и придавал пикантность происходящему.

Для начала академиков озадачили предложением создать новое Отделение — Отделение глобальных проблем и международных отношений. Как заявил академик Евгений Примаков, необходимость в создании такого Отделения объясняется вовлеченностью нашей страны в общемировые процессы, в «глобальную экономику». По словам президента РАН академика Юрия Осипова, мысль о новом Отделении зрела давно, к тому же и «власти попросили» об этом. Главное здесь, как мудро заметил Юрий Осипов, — союз «и», соединяющий глобальные проблемы и международные отношения.

Собственно, никто из членов РАН против нового Отделения не возражал, возражали только против названия. Им не понравились «глобальные проблемы». Получалось, что в глобальными проблемами будет заниматься это Отделение, а остальные — остальными проблемами, глобального масштаба не имеющими. «Привыкнете», — сказал Юрий Осипов и на том дискуссию прекратил.

Проголосовали единогласно.

Все ждали Путина.

В отставку Осипов, конечно, так и не подал, а Путин приехал, хоть и с большим опозданием. И охрана его уже все двери позакрывала в зал Президиума, не пуская никого ни внутрь, ни наружу и выступили уже все, кто собирался выступать, и те, кто, похоже, выступать даже не собирался, а премьера все не было. Просто сидели запертые и молча ждали.

Фото с сайта http://premier.gov.ru
Появившись, Владимир Владимирович, встреченный бурной овацией вставшего зала, сообщил собравшимся о том внимании, с которым правительство относится к нуждам и проблемам Академии, об обширных правительственных планах на нее и о том, каким он представляет себе будущее РАН. Говорил о необходимости смычки с университетской наукой. В частности, говорил о необходимости установления такой институции, как независимая экспертиза эффективности научных организаций. По мысли премьера, такая экспертиза должна начать свою работу именно в Академии. Критерии, лежащие в основе такой экспертизы, должны быть разработаны самим научным сообществом, они должны быть понятными и простыми, а результаты экспертизы могут стать основой для принятия решений — скажем, передачи части финансирования от слабого института более сильному, а то и вообще его закрытия.

Владимир Владимирович говорил много и по существу, правда, в целом ничего особенно нового не сказал, если не считать предложения строить жилье для молодых сотрудников РАН на академических землях. Предложение интересное, только непонятно пока, что из него получится. Мне показалось, что его речь не выбивалась из общего настроя выступавших в тот день с академической трибуны, который можно определить слоганом: «Мы быстро развиваемся и так же быстро отстаем от Запада».

Выступивший после Путина президент РАН Юрий Осипов посетовал премьеру на то, что в последнее время против Академии идет самая настоящая информационная война, ее предлагают то упразднить, то перевести на финансирование исключительно с помощью грантов, а то и вообще заменить университетской «альтернативной» наукой, что, дескать, в обществе к Академии начинает создаваться негативное отношение.

На что Владимир Владимирович тут же заверил Юрия Сергеевича, что ничего подобного в отношении РАН у правительства не возникает, а если кто-то говорит о РАН плохо, так есть хороший рецепт. Владимир Владимирович вспомнил о некоем генно-инженерном препарате, разработанном в РАН (о нем Юрий Осипов говорил в отчетном докладе) и предназначенном для усиления интеллекта.

— Вы им дайте этот препарат, и дело с концом, — посоветовал он.

Так под путинскую раздачу попал и его коллега по партии «Единая Россия», изобретатель и соавтор Петрика Борис Грызлов, который тоже в последнее время не жалует Академию.

Владимир Покровский, научный обозреватель «Независимой газеты»


Владимира Путина, прибывшего на Общее собрание РАН, ждали с двойственным чувством. С одной стороны ученые хотели, наконец, услышать мнение премьера о ситуации, сложившейся вокруг науки, а с другой — сомневались в обоюдности желания вести диалог. Ведь в прошлом году Президент Дмитрий Медведев так и не вышел на трибуну, ограничившись встречей «в узком кругу», подтвердив тем самым, что время для очного диалога не пришло.

Справа – С. Капица. Фото Н. Деминой
Поэтому появление в зале Владимира Путина вызвало глубокую тишину. Ключевым вопросом для академиков были деньги: все уже знали, что бюджетное финансирование РАН, вокруг которой с осени 2009 г. идет информационная война, урезается. В нынешнем году оно будет таким же, как и в 2008-м, т. е. уменьшится почти на полмиллиарда рублей.

Вступительная речь премьера была достаточно короткой и неожиданной для присутствующих. Едва ли не впервые на столь высоком уровне прозвучало заявление, что фундаментальные исследования — это не коммерческий проект, основанный на таких понятиях, как объем инвестиций или получение прибыли. Однако сразу же за этим премьер заявил, что для правительства принципиально значимы внутренние преобразования в отечественной науке и в системе РАН, которые позволят добиться более высокого качества исследований и разработок, причем они должны проводиться «не на бюрократических принципах, не по прихоти отдельных чиновников, а на основе выявления лидеров в ходе открытых и прозрачных конкурсных процедур». «Нам также предстоит активно внедрять институты независимой оценки деятельности научных организаций и научиться эффективно использовать этот инструмент для науки», — заявил Путин. При этом он добавил, что объемы финансирования научных организаций с каждым годом только увеличиваются. «Если посмотреть, как изменяется объем финансирования — да, да, да, он изменился, и изменился серьезно. Посмотрите, что было в начале 90-х и что сейчас происходит», — обратился премьер к академикам. Он заявил, что финансирование ученых всегда сопоставляется с ситуацией в бюджете и в экономике в целом. Как обычно, закончил свою речь премьер тем, что выразил пожелание получить большую отдачу от науки, призывая сосредоточить ресурсы на прорывных направлениях, «а не размазывать их тонким слоем по хлебушку так, что и масла не видно». Косвенной критике подверглась и подготовка специалистов. «Молодые ученые должны получить возможность работать в современных научных центрах, где идет настоящая научная жизнь, где для этого есть школа и необходимая техническая база, — напутствовал премьер. — И, конечно, недопустимо, чтобы они прозябали там, где плодятся лишь никому не нужные бумажки и осваиваются бюджетные ресурсы».

И. Хриплович и С. Беляев. Фото Н. Деминой
В ответном слове президент РАН Юрий Осипов не сразу перешел к главной теме. Вначале он проинформировал премьера об успехах РАН по всем научным направлениям, начиная от математики и заканчивая открытием нового подвида человека. Он заявил, что РАН категорически не согласна с тем, что фундаментальные исследования следует вести только по тем направлениям, где российская наука находится на передовом уровне. «Отставание — основание не для свертывания исследований, ликвидации так называемых неэффективных научных организаций, а для принятия мер по его преодолению. России нужна фундаментальная наука, покрывающая существенный, достаточно широкий спектр исследований. Только в этом случае Россия окажется во всеоружии при любых изменениях прорывных направлений в науке. Я имею в виду прежде всего принятие самим научным сообществом решений по выбору приоритетных направлений и, конечно, распределений выделяемых государством ресурсов на цели фундаментальной науки».
Продолжением разговора стало обращение Отделения физических наук РАН к Общему собранию, с которым выступил академик А. Славнов. Фото пресс-службы РАН
Только в самом конце своей речи Осипов приступил к главному. «Не могу не сказать еще об одной проблеме, — начал он, и по залу прокатился ропот одобрения. — С осени 2009 г. РАН стала объектом информационной атаки. Нас, фундаментальных ученых, противопоставляют прикладной науке. Между тем 45% научных публикаций написано в РАН, хотя у нас работает лишь 14% научных сотрудников России», — сказал президент Академии, настаивая на том, что не надо противопоставлять академическую и вузовскую науку.

Понятно, что без комментария Владимир Путин уйти не мог. «Конечно, главный вопрос, который волнует правительство, бизнес, да и всю страну, — это эффективность; применительно к РАН — эффективность научных разработок»", — снова напомнил премьер. Однако, по его мнению, это медаль с двумя сторонами. «С одной — качество разработок, с другой — восприимчивость государства и бизнеса к инновациям. Что же касается взаимного недоверия власти и фундаментальной науки, то оно надуманно», — считает премьер. Он призвал академиков не реагировать на критику и спокойно работать. «Меня за последние десять лет столько критикуют, что я даже уже устал реагировать», -признался он и посоветовал дать критикам «таблетку, стимулирующую мозговую деятельность».

Фёдор Капица (журнал «В мире науки»), канд. филол. наук, в.н.с. ИМЛИ РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: