Кто победил, не помню

И вот опять наш златоуст Грызлов всех насмешил своей фразой о Копернике, которого сожгли за то, что он говорил «А Земля всё-таки вертится!» Ну и что. Это типичный собирательный образ ученого, гонимого мракобесами: Коперник, Джордано Бруно и Галилей в одном флаконе. Такой же собирательный образ, как мое любимое Кровавое воскресенье на Ходынском поле. А то еще предлагаю всем желающим набрать в поисковой строке: десять заповедей Христовых. Вы удивитесь, как много людей пребывают, как выражался Некрасов, «в обаянии». Вообще язык многое способен рассказать о том, что в головах у его носителей. Перед празднованием 65-летия Победы на телевидении был такой проект «Личное отношение» (или что-то в этом роде): показывали всяких известных людей, которые высказывали свое личное отношение к Событию. И вот один человек, вероятно известный, хотя и не мне, и говорит, с большим, надо сказать, пафосом: «На примере победы в Великой Отечественной войне мы должны говорить и о других наших победах: Куликово поле, Александр Невский и псы-рыцари, битва при Калке». Да Бог уже с ними, с возникшими по недоразумению псами-рыцарями, это безнадежно. И в мыслях нет ввязываться в дискуссию о значении Куликовской битвы. Но называть битву при Калке примером победы русского оружия — это уж чересчур. Битва на реке Калке 1223 года — трагическое событие русской истории, сражение между соединенным русско-половецким войском и монгольским корпусом, в котором половцы и основные русские силы были наголову разбиты. В результате предательства русские князья и военачальники были пленены, положены под доски и задавлены победителями, усевшимися сверху пировать. Простых воинов уводили в рабство. После победы на Калке монголы вторглись на Русь. Так вот. У человека в голове осталось из школьного курса истории словосочетание «битва при Калке». И у него есть презумпция, что если битва, — значит наши победили. Что вообще наша история — это история наших побед. Пожалуй, как раз на этом примере можно многое понять и про 65-летие Победы.

Но я не об этом. Недавно произошел забавный случай. Россия согласилась предоставить Украине изрядную скидку на газ в обмен на разрешение базировать Черноморский флот в Севастополе до 2042 года. Собственно, забавно не это, а высказывания по этому поводу. В тот день по телевизору, естественно, показали Медведева, который говорил, как это будет волшебно. А потом вдруг слышу из телевизора голос Путина, который рассказывает, какова цена вопроса. И вот он заявляет: «Никакая военная база не стоит таких денег!» Я уставилась в телевизор, соображая, неужели я зря не принимала всерьез разговоры о титанической борьбе между Президентом и Премьером. Впрочем, из дальнейшего текста выяснилось, что Путину денег-то этих не жалко, он готов и больше выложить за дружбу с Украиной. Кстати, обсуждая эту историю с разными людьми, я обнаружила, что многие так и поняли, что Путин спорит с Медведевым: нечего, мол, такие деньжищи зазря тратить.

Меня, естественно, заинтересовала здесь лингвистическая коллизия. Очень много написано о поведении отрицания в естественных языках. Так, всем понятно, что во фразе Не могу выйти за тебя замуж, потому что я тебя не люблю говорится просто об отсутствии любви, а во фразе Как же я не люблю этого выскочку — о неприязни. Никому не придет в голову понять строчку Глаза повязка больше не томит в том смысле, что повязка удобная. Все поймут так, что ее нет вовсе (пример М.В. Панова). Я уже не могу сосчитать, сколько докладов и статей я за свою жизнь слышала и читала о предложении Мешок не весит 50 кг. Действительно, почему это значит, что мешок весит меньше и никто не подумает, что эта фраза может относиться к мешку, который весит 70 кг? Кстати сказать, на подобные «простые» вопросы ответ найти обычно труднее всего.

Впрочем, как заметил в свое время И.М. Богуславский, и без отрицания, если поставить слово весит под контрастное ударение, фраза Мешок ВЕСИТ 50 кг будет интерпретироваться только в одну сторону — без отрицания, естественно, в сторону увеличения. Таким образом, точным отрицанием фразы Мешок не весит 50 кг будет Мешок ВЕСИТ 50 кг, а для фразы Мешок весит 50 кг (без логического ударения) отрицанием будет не очень ловкая вне специального контекста фраза Мешок весит не 50 кг. Ю.Д. Апресян объясняет «одностороннюю» интерпретацию (только больше) во фразах типа Мешок ВЕСИТ 50 кг тем, что при постановке контрастного ударения возникает полемический контекст. При этом трудно себе представить, что кто-то оспаривает мнение, что вес мешка равен 50 кг, настаивая, то он непременно висит либо больше, либо меньше. Но почему не весит 50 кг -значит именно, что весит меньше, а не больше? А это уже объясняется прагматическими соображениями. Они очевиднее на примере нашего глагола стоить. Апресян отмечает, что если фразу Пальто СТОИТ 1000 рублей говорит продавец, то он преследует свою корыстную цель, а если покупатель — то он хочет убедить себя, что не зря потратился.

Так вот, вернемся к фразе Путина о Черноморском флоте — что военная база, мол, не стоит таких денег. Здесь ведь еще специфика глагола стоить, у которого на основе всех этих игр с ударениями и отрицаниями возникли особые значения: Он тебя не стоит, Стоит ли это делать?, да плюс еще специфика родительного падежа, который указывает на тотальность отрицания (таких денег), да плюс местоимение такой, которое легко превращается из указательного слова в показатель высокой степени, да плюс местоимение никакой. В общем, получилось, что фраза выражает досаду, что деньги ухнули зря. Что, вероятно, в виду не имелось. При этом на самом деле на естественном русском языке очень трудно построить фразу, которая не заключала бы в себе этих «лишних» смыслов. Ну, можно было бы сказать что-то вроде: Не существует такой военной базы, стоимость которой была бы больше или равна такой-то сумме. Но так же в жизни не говорят.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: