Большие гранты. Большие игры?

Рис. И. Кийко
Наблюдения над государственной политикой в области науки показывают исключительную непоследовательность государства. Говорится о том, что деньги следует расходовать эффективно, что существующие структуры не дают ожидаемого результата, и миллиарды рублей закачиваются в организации, которые по уровню бестолковой расточительности оставляют все традиционные структуры далеко позади (см. статью «Танки грязи не боятся?» в № 51 «Троицкого варианта» от 13 апреля 2010 г.). Говорится о том, что необходимо привлекать молодежь в научно-образовательную сферу, принимается специальная федеральная целевая программа — и она реализуется по правилам, непригодным для финансирования научных исследований, причем ухудшающимся год от года (см. статью «ФЦП „Кадры“ — от плохого к худшему» в этом номере «Троицкого варианта»).

В последнее время наблюдается особенно бурная активность в плане генерации такого рода судьбоносных решений. Одним из примеров этого является недавно принятое правительством решение о поддержке вузовской науки.

«С 2009 года начнется реализация Федеральной целевой программы „Научные и научно-педагогические кадры инновационной России“. Рассчитываю, что это позволит нам повысить качественный уровень профессионализма отечественных специалистов, создаст четкую систему стимулирования притока и закрепления молодых перспективных ученых».

В.В. Путин

9 апреля 2010 г. были приняты два постановления правительства РФ: № 218 «О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства» [1] и № 220 «О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования» [2]. Первое предусматривает выделение 19 млрд руб. в период с 2010 по 2012 г. на совместные проекты вузов и организаций по созданию высокотехнологичных производств. Второе учреждает гранты правительства РФ для работающих в вузах российских и иностранных ученых, «занимающих лидирующие позиции в определенной области наук», и предусматривает выделение на эти цели 12 млрд руб. в период с 2010 по 2012 г.

«Курчатовский институт» призван стать площадкой, на которой мы должны отработать все аспекты формирования национальных исследовательских центров. … По сути, речь идёт о принципиально новых элементах формирования инновационной инфраструктуры России, о внедрении современных методов управления, организации и работы в научной сфере, формировании единой цепочки — от фундаментальных разработок до технологий, имеющих перспективы на высокотехнологичных, наукоёмких рынках".

В.В. Путин

Рассмотрим последнее поподробнее, в том числе — его предысторию. Достоянием широкой общественности эти планы стали в начале 2010 г., когда на сайте strf.ru было опубликовано интервью с начальником управления программ и проектов Роснауки Геннадием Шепелевым [3]. Геннадий Васильевич сказал, что на гранты для поддержки исследований в российских вузах в ближайшие три года будет выделено 12 млрд руб., что исследования планируется проводить под руководством приглашенных ученых (под которых будут создаваться лаборатории) и ориентировочно на один проект предполагается выделять до 60 млн руб. Что новые гранты будут распределяться специальным советом по особой процедуре. На вопрос, что потребуют от ученых в качестве результата использования невиданных по российским масштабам средств, Геннадий Шепелев ответил: «Научный результат мирового уровня. Это, например, публикации в высокорейтинговых журналах. На самом деле есть достаточно большой спектр оценки критериев, мы их сейчас тоже будем отрабатывать применительно к данному мероприятию».

Обратим внимание на последнее. Что бы сказали, если бы какой-нибудь ученый написал в своей заявке, что он собирается проводить исследования мирового уровня в определенной области, получить на выходе публикации в высокорейтинговых журналах и т. д. без всякой конкретизации, и запросил бы несколько миллионов рублей? Над ним бы посмеялись: никто не выделяет деньги под общие благие намерения, требуется конкретика, а в случае лотов Роснауки — еще и техническое задание с календарным планом работ. А тут принято решение о выделении более 10 миллиардов по сути «на хорошее дело»: еще три месяца назад не было известно, каков точно будет размер грантов, какова будет процедура распределения средств, каковы будут требования. И это считается нормальным. Как и в случае выделения миллиардов на строительство «города Солнца» в Сколково, когда деньги выделяются под идею «а не замутить ли у нас что-то типа Кремниевой долины», а уже потом первый заместитель главы администрации президента РФ Владислав Сурков призывает научную молодежь дать предложения по концепции развития иннограда.

«Учреждаются специальные гранты в размере до 150 млн руб. каждый. Они предназначены для финансирования научных исследований, проводимых в наших вузах. … Это гранты не учреждениям, это гранты не высшим учебным заведениям — это гранты конкретным исследователям, ученым. Ученым, которые представят наиболее перспективные и интересные, с точки зрения развития российской науки и экономики, проекты».

В.В. Путин

Но вернемся к большим грантам. Немалое число ученых проявило интерес к «большим грантам для возвращенцев», всех интересовали детали. Через некоторое время появилась информация, что финансирование проекта может составить до 90 млн руб. Директор департамента стратегии и перспективных проектов Минобрнауки Сергей Иванец в начале апреля сказал в Томске, что в первую очередь речь будет идти не о поддержке существующих групп, а о создании новых, и высказал мнение, что «большинство нынешних российских руководителей вузовских научных коллективов не смогут пройти конкурс, так как требования будут очень высоки» [4]. Также он отметил, что «ведущих мировых ученых из-за рубежа будет трудно переманить в Россию на полную ставку. Здесь планируется дать определенную свободу: конкретные условия участия лидера в работе в РФ будет определять его соглашение с вузом. Иностранец может провести в РФ «хоть всего два дня в год». Итак, гранты стали еще более «жирными», а требования к присутствию приглашенных ученых в России стали весьма невысокими.

Вышедшее постановление правительства внесло окончательную ясность. Финансирование проекта может составить до 150 млн руб. на три года, в состав коллектива ведущего ученого должно входить «не менее 2 кандидатов наук, не менее 3 аспирантов и 3 студентов, обучающихся в высшем учебном заведении, на базе которого осуществляется научное исследование», а «общий размер вознаграждения ведущему ученому и членам научного коллектива не может превышать 60% суммы гранта Правительства Российской Федерации». Деньги, даже по западным меркам, серьезные, в том числе и на зарплату. А что взамен? В Положении о выделении грантов правительства РФ говорится [2]: «Обязательными результатами осуществления научного исследования являются публикация статьи по направлению научного исследования и (или) подача заявки на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец по истечении 18 месяцев после начала осуществления научного исследования, а также публикация статьи по направлению научного исследования, и (или) подача заявки на выдачу патента, и (или) получение патента по истечении 30 месяцев после начала осуществления научного исследования».

Итого, на выходе мы имеем очень большие гранты для абстрактных «ведущих ученых», а в качестве минимального обременения требуется опубликовать пару статей в российских или зарубежных журналах (а может, и в сборниках?) и (или) получить пару каких-нибудь патентов. Такой «мировой уровень» несложно обеспечить подавляющему большинству хотя бы как-то работающих российских групп.
Эволюция идеи «больших грантов» наводит на определенные мысли. Опыт учит нас, что столь большие деньги у нас стране честно не распределяются. Глядя на происходящее при дележе гораздо менее денежных проектов, очень сложно поверить, что 150 млн руб., особенно в кризис, будут распределяться на основе честной и объективной экспертизы, а не на основе конкурса административных ресурсов и связей ректоров вузов. Дежурные же слова про мировой уровень могут так и остаться словами, как это и бывает обычно.

Но, допустим, случится чудо, и удастся провести честные конкурсы, привлечь работающих за рубежом ученых и организовать хорошие новые лаборатории в вузах. Стоит ли игра свеч в этом случае, разумно ли вводить какие-то большие гранты в принципе? Если деньги на эти гранты идут как дополнение к системным механизмам поддержки результативных научных исследований, то такое решение можно было бы приветствовать. В ситуации же, когда одновременно с выделением больших грантов происходит удушение системного механизма поддержки результативно работающих групп, научных фондов, назвать это решение разумным уже сложнее.

Удивляет нежелание чиновников просто посчитать — похоже, для них главным является стремление положить на стол премьеру или президенту красивый прожект и произнести много духоподъемных слов. Что ж, посчитаем мы. РФФИ в рамках инициативных проектов, основного направления работы Фонда, поддерживает работу более 8 тысяч научных групп, причем для многих групп, особенно вузовских, гранты РФФИ являются основным или даже единственным источником финансирования научных исследований. На финансирование инициативных проектов в 2009 г. было выделено примерно 4 млрд руб. [5]

Ровно столько, сколько будет ежегодно выделяться на примерно сотню новых грантов.

Каков же «выход»? По итогам поддержанных РФФИ исследований публикуется не менее половины статей российских ученых в ведущих научных журналах. Конечно, меньшая их часть публикуется в высокорейтинговых журналах, но очевидно, что даже в самом благоприятном случае новые группы дадут на порядок меньший «высококлассный выход», чем уже работающие. Какой же тогда смысл срезать финансирование РФФИ (финансирование инициативных проектов РФФИ в этом году сокращено на 20−30% по сравнению с прошлым)? И уж тем более странно сокращать финансирование РФФИ (кстати, и существование Фонда после 1 января 2011 г. в плотном «законодательном» тумане) ради гипотетической возможности, что с новыми большими грантами все сложится как нельзя лучше — нормой будет создание новых групп мирового уровня, а не обычный распил под шумок о грядущих успехах? Пока у научных групп есть возможность получить деньги на исследования в рамках ФЦП «Кадры», сколь бы ни был забюрократизирован и уродлив механизм распределения средств в рамках ФЦП, но следующий год будет последним годом массовых конкурсов этой программы. Так что удушать фонды крайне недальновидно в любом случае: нельзя жертвовать институциональным механизмом, уповая на временные меры.

Даже если думать только о вузовской науке, то удушение фондов глупо. Проанализировав список победителей конкурсов инициативных проектов за 2007 г. (это последний год, для которого на сайте Фонда опубликован этот список), я установил, что примерно 30% грантов получили группы из вузов. Таким образом, РФФИ поддерживает примерно 2,5 тысячи вузовских научных групп. Так что вопрос остается: разумно ли идти на финансовое удушение тысяч работающих вузовских групп ради гипотетической возможности формирования нескольких десятков хорошо работающих групп, или в первую очередь нужно поддержать имеющиеся лучшие группы, а в уж дополнение к этому создавать хорошие новые группы? Нет сомнения, что и большинство ученых мирового уровня, и большинство рядовых работающих научных сотрудников безусловно поддержали бы увеличение бюджета научных фондов, которое должно быть направленно в первую очередь на финансирование нормальных инициативных проектов (проекты типа «а»). Но наверху думают не так и считают нормальным снижение размера грантов РФФИ до смехотворного уровня (в полтора раз ниже, чем президентский грант для молодого кандидата наук с одним соисполнителем, аспирантом или студентом) одновременно с учреждением новых грантов, размер которых в несколько сотен раз выше.

Подобные странности в логике принятия решений наводят меня на одну простую мысль: реальный результат мало кому интересен. Мы, скорее, имеем дело с цепью создания видимостей: у нас будет как бы Кремниевая долина, как бы Национальная лаборатория, занимающая лидирующие позиции в мире, как бы система привлечения ученых мирового уровня из-за рубежа и подъема вузовской науки и т. д. Видимости эти служат одновременно демонстрацией работы чиновников и прикрытием более или менее интенсивного процесса «освоения» бюджетных средств. Ну, а непричастным к этому увлекательному процессу предлагается наблюдать весь этот театр и, следуя старому анекдоту, стараться получить удовольствие. Хотя бы эстетическое.

[1] government.ru/gov/results/10 196/
[2] http://government.ru/gov/results/10 209/
[3] www.strf.ru/organization.aspx?CatalogId=221&d_no=27 051
[4] http://blogs.strf.ru/blog/24.html
[5] www.rfbr.ru/default.asp?doc_id=29 580


Обсудить статью в ЖЖ-сообществе
trv_science_ru.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: