Соискатель, покажите язык и скажите «А-а-а-а-а»

Недавно на Украине было принято более чем спорное постановление правительства относительно роли украинского языка при получении кандидатской степени. По просьбе ТрВ-Наука решение комментируют физик Владислав Кобычев и биолог Руслана Радчук.

Владислав Кобычев, к.ф.-м.н.

с.н.с Института ядерных исследований НАН Украины

Уходящий кабинет министров Украины напоследок принял решение, которое вряд ли обрадует украинских аспирантов и соискателей кандидатской степени. Пресс-служба министерства образования и науки опубликовала на своём сайте следующее сообщение: «2 марта 2010 года Правительство поддержало новые инициативы Министра Ивана Вакарчука… [который] внёс на рассмотрение Правительства постановление „Об утверждении Положения про подготовку научно-педагогических и научных кадров“. Это постановление предусматривает обязательный экзамен по украинскому языку (по профессиональной направленности) при вступлении в аспирантуру и сдачу кандидатского экзамена по украинскому языку на соискание учёной степени кандидата наук. Во всех странах мира для того, чтобы получить докторскую степень, необходимо надлежащим образом владеть государственным языком, знание которого проверяет стандартизированный тест типа TOEFL в Британии и США. Кабинет министров Украины проголосовал введение такого мирового стандарта, который также поддержали Национальная академия наук Украины, Высшая аттестационная комиссия и Союз ректоров высших учебных заведений». (www.mon.gov.ua/newstmp/20101/0303/).

На сегодня принятое положение пока не опубликовано, однако его проект можно найти по адресу: www.mon.gov.ua/gr/obg/2009/2708_09.doc.

Разумеется, «такого мирового стандарта» не существует: получить степень Ph.D. в Германии, Италии, Швеции, Финляндии и даже Франции можно, зная один лишь английский язык — де-факто мировой язык науки, владение которым и проверяется с помощью теста TOEFL, лукаво упомянутого в пресс-релизе. Непонятно, каким образом это решение правительства Украины согласуется с его же декларациями о приверженности европейскому выбору и Болонскому процессу. Ведь одной из главных целей Болонской системы является академическая мобильность: в идеале ничто не должно мешать студенту получить бакалаврскую степень в одной стране, магистерскую — в другой, а докторскую — в третьей. А в указанном положении никаких послаблений для иностранцев не предусмотрено: хочешь защитить диссертацию в украинском университете — учи украинский язык.

Что ж, в конце концов аспирантов-иностранцев на Украине немного (а теперь, вероятно, будет ещё меньше). Но и для украинских молодых учёных пользы в нововведении не усматривается. Лучше или хуже, но украинским языком владеют все, кто закончил на Украине школу, а для примерно половины населения он родной. Аспирант уже сдал его в школе, сдавал при поступлении в вуз. Более того, стараниями этого правительства украинский язык стал обязательным предметом в программе подготовки всех бакалавров, по нему сдаётся госэкзамен. Наверное, после всех этих тестов можно было бы поверить молодому учёному, что он достаточно сведущ в дисциплине, не имеющей никакого прямого отношения к его специальности. Но нет, аспиранту-физику или биологу приходится ещё дважды подтверждать своё владение украинским языком, как будто ему нечем заниматься, кроме филологических штудий, и расходовать время и ресурсы, которые с куда большей пользой могли бы быть потрачены на совершенствование английского, профессиональную подготовку или в конце концов просто на занятия наукой.

Dr. Руслана Радчук, Институт генетики культурных растений, Гатерслебен, Германия

Похоже, что украинской науке и образованию, как пациенту в реанимации, опять вместо дефибрилляции прописали горчичники. И, конечно же, с благими намерениями.

Пресс-служба пишет, дескать, во всех странах мира для того, чтобы получать докторскую степень, нужно должным образом владеть государственным языком, знание которого проверяет стандартизированный тест вроде TOEFL в Британии и США.

Это они сказали не подумав. Во-первых, не во всех странах существуют подобные требования. Во-вторых, не надо забывать, что это языковой тест для иностранцев, а не для коренных жителей. Так что это утверждение на солидное обоснование не тянет. Будем считать, что пресс-служба сама его придумала, очередной раз сев в лужу. Однако, даже если не принимать во внимание отсебятину пресс-службы министерства образования, инициатива Ивана Вакарчука вызывает удивление.

Министр Иван Вакарчук оперирует в своих обоснованиях сухими цифрами: дескать, остались еще в Украине несознательные вузы, где технические дисциплины в половине случаев преподаются на русском языке. Вот беда. Казалось бы, выдать правильный указ, приказать всем выучить язык — и дело в шляпе. Однако возникает вопрос: а действительно ли экзамен по украинскому языку нужен будущим преподавателями и ученым? Для того чтобы правильно ответить на этот очевидный вопрос, приведу в пример несколько фактов:

Я, украино- и русскоязычная, написала диссертацию на английском и защитила на немецком языке в Германии. Никто от меня никаких кандминимумов, TOEFL и прочих языковых экзаменов Института Гёте для этого не требовал.

В немецком научно-исследовательском учреждении, где я тружусь, рабочий язык английский. В университете лекции читаются как на немецком, так и на английском. Проекты на финансирование из государственного фонда также могут подаваться на английском.

Мое докторское звание и квалификация признается в большинстве развитых стран мира. Но не в Украине.

Для того чтобы Украина признала мою диссертацию, мне надо пройти процедуру нострификации, что подразумевает помимо всего прочего также перевод работы на украинский язык. Понятно, что этого я делать не собираюсь, но не потому, что мне неохота переводить или я не знаю языка.

Подавляющее большинство коллег, которые выехали из Украины за рубеж работать в науке, в быту украиноязычные. Возвращаться не собираются. И не потому, что не смогут сдать экзамен по украинскому языку.

Напрашиваются выводы. Коль скоро от украинского аспиранта требуется кандминимум по родному языку, то возникает подозрение, что в школе и в университете украинскому языку не обучали должным образом. Латать языковые дыры в «преклонном» аспирантском возрасте уже как бы поздно. Это раз.

Во-вторых, как минимум на примере Германии можно с уверенностью утверждать, что английский язык в науке доминирует. А в образовании? В образовании пробуют восполнить пробел: углубленное изучение английского языка часто начинается уже в детском саду и начальной школе. В гимназии сын посещает двуязычный класс: кроме ежедневных упражнений в грамматике некоторые общеобразовательные предметы преподаются на английском с целью (цитирую концепцию европейской гимназии) расширить культурный кругозор, увеличить доступность информации, а также дать возможность для полноценной интеграции в современное европейское сообщество.

И наконец, я выучила немецкий язык, несмотря на то, что никаких указов из министерства не поступало, объективных причин для этого нет и можно было бы вполне обойтись английским. Значит, существуют другие факторы мотивации. И раз я, украиноязычный ученый, не собираюсь работать там, где говорят на родном мне языке; значит, не в языке дело.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: