Как я перестал беспокоиться за вечернее отделение и полюбил гречку

28 декабря 2009 г. в Санкт-Петербургском университете был издан приказ об отмене с 1 февраля 2010 г. вечерней формы обучения и второго высшего образования, а 9 февраля СМИ сообщили о решении СПбГУ расстаться и с заочной формой обучения. Два этих решения специально для ТрВ комментирует старший преподаватель кафедры общей психологии факультета психологии СПбГУ, создатель сайта spbgunews.ru Владимир Волохонский.

Процесс спуска по факультетской лестнице — дело ответственное. То с одним коллегой поздороваешься, то у другого спросишь, как их зав. кафедрой удаётся совмещать работу в СПбГУ с руководством Иркутской областью. Или вот ещё коллега идёт…

- Вов, а ты ничего не слышал про то, что у нас вечернее отделение закрывают?

- Да быть не может! А почему?

- Говорят, наш новый проректор против вечерних отделений. Хочет, чтобы всё было как на его факультете. А у них там никаких вечерних отделений нет, только бакалавриат и магистратура. Теперь хочет, чтобы везде как у них было.

- Ну, мало ли что он там хочет…

Однако прошла пара месяцев, и я с некоторым удивлением обнаружил, что такое решение и в самом деле принято. Без каких-либо голосований Учёного совета. Просто вышел приказ проректора (http://spbgunews.ru/2010/01/12/prikaz-o-likvidarii-vechernego-otdelemya-i-vtorogo-vysshego-v-spbgu/), который заканчивался лаконичной фразой «Основание: по представлениям деканов факультетов».

Кроме ликвидации вечернего отделения ликвидировалось также и второе высшее. Если бы про меня снимали мультики, в этот момент в моих глазах должны были начать крутиться цифры, как на кассовом аппарате. Но в другую сторону. Минус десяток-другой миллионов рублей в год только за счёт нашего факультета. Какова будет потерянная прибыль на юрфаке, даже и представить страшно.

Тут следует сразу оговориться: заочное отделение на нашем факультете закрыли ещё раньше. Но по нему мало кто горевал — денег оно практически не приносило, один стыд. И вот почему. Чтобы нормально организовывать занятия на заочном отделении, необходима куда более тщательная методическая работа. А вот никакой оплаты за эту методическую работу не предусмотрено. И вот преподавателю совершенно внезапно достаётся какой-нибудь курс на заочном. Только самые гиперответственные будут напрягаться, переделывая требования и формат занятий под заочную форму. Ведь администрация, конечно, заинтересована в качестве нашей работы. Но удовлетворится и некачественной.

Природа этой странной позиции была описана М.М. Соколовым в его анализе ситуации с соцфаком МГУ (см. http://polit.ru/analytics/2007/05/25/socfak.html). А такие безответственные лентяи, как я, разумеется, решат, что обойдутся просто сокращением и уменьшением программы студентов-очников. Ну, то есть если на дневном отделении на это отводится 16 часов, а на заочном 2 часа, то мы просто уменьшим программу в четыре раза и попробуем запихнуть её в эти аудиторные часы.

Студенты-вечерники на экзамене
А как прикажете, например, учить студентов заочно компьютерной программе статистической обработки данных? Для этого нужно, как минимум, выдать каждому студенту установочный диск с этой программой. Но требования лицензионного соглашения с разработчиком предполагают, что студентам лицензионный ключ не выдаётся, а они, видимо, должны принести свои компьютеры на факультет…

Соответственно, необходимо полностью перевести подготовку заочников на свободно распространяемое ПО. Только вот беда — по нему нет никаких учебников на русском языке! В итоге, хотя диплом у студентов-заочников выглядит точно так же, результат обучения отличается очень сильно. Даже при условии большого желания учиться и ответственного подхода к выполнению заданий.

Но вечерники-то в чём виновны? Да всё в том же — в том, что про них забывают преподаватели. А также в том, что заметная часть из них попала на вечернее не потому, что хотела учиться вечером, а потому, что не попала на дневное. Соответственно, качество контингента обучающихся заметно более низкое. И тут нашим уважаемым руководителям приходит в голову гениальная идея: вместо того, чтобы улучшать качество образования на вечернем отделении и ужесточать требования, его можно просто закрыть!

Испытанное оружие в борьбе за положительную оценку
Тем более в контексте того, что финансирование МГУ и СПбГУ отныне не связано напрямую с количеством обучающихся студентов -отдельная строка в государственном бюджете! В пределе можно вообще никого не учить, просто получать из бюджета деньги и делить их между собой! Особенно удачно такая идея смотрится в контексте того, что в некоторых международных рейтингах вузов большую роль играет отношение количества преподавателей к количеству студентов. В общем мы теперь будем меньше работать за те же деньги, не правда ли, чудесная перспектива?

Есть нюансы. Заметное количество вечерников было не на всех факультетах, а только на некоторых. И теперь непонятно, то ли мы будем очень сильно меньше других работать за те же деньги, то ли нам урежут зарплату. Впрочем, те же ли это деньги? Совсем недавно ещё один наш проректор в интервью телевидению заявил, что средний доход профессорско-преподавательского состава — 50 тыс. руб. в месяц. Мне вот очень интересно, с кем это нас так красиво усреднили? От любых предположений о грядущем сокращении кадров администрация приходит в неистовство — не бывать сокращениям!

В общем университету от ликвидации вечернего отделения — никаких особых проблем не предвидится. Но есть ещё всякие вражеские наймиты, которые не могут пройти мимо рациональных решений эффективного университетского менеджмента! Иду это я по Менделеевской линии. И вижу, что там большое скопление сотрудников милиции, только что шеренг ОМОНа нет. О, ужас! Там целый один оппозиционный активист — лидер петербургского молодёжного «Яблока» Гудимов! Он стоит перед дверью и демонстрирует выходящим студентам портреты тех, кому довелось поучиться на вечернем отделении. Например, Президента РФ Дмитрия Медведева. И говорит, что плохое качество образования — не повод закрывать вечернее отделение, а повод его, качество, улучшать. Или придётся вообще всё российское образование закрывать.

В общем если люди в университете и не переживают за вечернее отделение, то вот потребителям наших услуг, на чьи средства мы существуем, действительно можно было бы и задуматься — может быть, вечернее отделение всё-таки им нужно? Кстати, о средствах: за февраль я получил 7830 руб. чистыми. Перехожу до июньской премии на гречку…

Послесловие от редакции

10 февраля 2010 г. пресс-служба МГУ распространила сообщение, в котором от имени ректора МГУ Виктора Садовничего выражена поддержка действиям коллег из СПбГУ по отходу от заочной формы обучения как несовпадающей «с сегодняшней концепцией Университета и качеством образования».

В своем комментарии для СМИ Садовничий отметил, что МГУ полностью поддерживает такой подход к заочному обучению, давно отказавшись от этой формы обучения. «Точка зрения Московского университета такова, что дать фундаментальную научную подготовку заочно невозможно ни в одной из областей знаний. Физики должны научиться работать с приборами, проводить опыты, собирать установки, студенты полевых факультетов — на практике изучить строение земли, уметь отличать породы, измерять поля земли и т.п. Студенты, изучающие иностранные языки, должны общаться с носителями языка, общаться в группе, получить навыки сурдоперевода и так далее и так далее», — говорится в пресс-релизе.

В информации для СМИ также подчеркивается, что в МГУ развивается дистанционное образование, создан информационный портал Школы дистанционного образования (http://www.distance.msu.ru/), а заочное обучение существует в Московском университете лишь на факультете журналистики, где эта форма представляется руководству вуза оправданной.

* * *

В Санкт-Петербургском государственном университете больше не будут принимать на заочную форму обучения. Об этом 9 февраля 2010 г. сообщило информационное агентство РИА Новости. «Минувший, 2009-й год был последним годом, когда СПбГУ принимал студентов на первый курс заочного отделения. Забота о качестве образования заставила вуз отказаться от этого наследия советской эпохи», — сказал собеседник агентства.

Он уточнил, что в настоящее время в университете на различных специальностях заочно учатся в общей сложности более 2,8 тыс. человек. «Новые правила не помешают доучиваться на заочном отделении тем, кто поступил раньше, а также тем, кто хочет поступить в магистратуру, уже имея первое высшее образование», — подчеркнул представитель вуза. (…)

Он также отметил, что решение об отказе от заочной формы далось руководству университета нелегко, но сделать это было необходимо, поскольку в последние годы, а особенно после получения особого статуса, СПбГУ позиционирует себя как полноправный участник мирового рынка образовательных услуг.

Согласно информационной справке пресс-службы вуза, заочное образование — наследство 1930-х годов. Тогда, в период ускоренной индустриализации, проходила крайне болезненная реформа высшего образования, главной целью которой было максимально ускорить выпуск специалистов. Прочие нововведения, вроде запрета лекций и кафедрально-факультетской структуры, вскоре отменили, а вот заочное обучение осталось. В СССР «заочка» была неплохим социальным лифтом для молодых рабочих и крестьян и самым распространенным способом повысить квалификацию без отрыва от производства.

В то же время глава комитета Госдумы по образованию Григорий Балыхин заявил 11 февраля в комментарии РИА Новости, что заочная форма обучения в вузах должна остаться для молодых людей, которые работают и желают повысить свою квалификацию, тем более, что норма о заочном образовании предусмотрена законом.

«Я не вижу необходимости отказываться от заочного образования, тем более, что в законе такая норма предусмотрена. Если эта норма не будет изменена, то любой, кто захочет поступать в вуз на эту форму обучения, имеет на это право», — сказал Балыхин. По его мнению, качество образования заочников — это вопрос дискуссионный.

Депутат считает, что «учить вчерашнего школьника в какой-то мере даже сложнее, чем профессионала, который проработал на производстве и знает специфику своей профессии. Из него получится специалист не хуже, чем из того, который не нюхал пороху». Балыхин считает, что пока заочная и вечерняя формы обучения будут востребованы среди работающих молодых людей, от них не стоит отказываться.

Ранее глава Рособразования Николай Булаев сообщил РИА Новости, что в 344 вузах ведомства в этом учебном году спрос на заочную форму обучения был больше, чем в прошлом (ТрВ 6 марта 2010 г.: Роснаука и Рособразование упразднены указом Дм. Медведева, см./www.kremlin.ru/news/7048, а их функции переданы Министерству образования и науки).

По материалам
www.rian.ru/edu_news/20 100 209/208421810.html
и
www.rian.ru/edu_news/20 100 211/208765939.html

* * *

Пресс-служба петербургского «Яблока» сообщила, что 26 февраля 2010 г. у входа в СПбГУ лидер петербургского «Молодёжного Яблока» Александр Гудимов провел одиночный пикет: проходящим мимо студентам и сотрудникам предлагалось взглянуть на выпускной альбом студентов вечернего и заочного отделений, которые администрация СПбГУ собирается закрыть. Эта акция привлекла большое внимание сотрудников правоохранительных органов, однако задержания не производились.

В пресс-релизе отмечается, что «для многих обучение на вечернем отделении связано с необходимостью работать. Нужно дать молодым людям России и Петербурга возможность учиться». В ходе акции «яблочники» вспомнили известных людей, которые учились на вечернем отделении как в СПбГУ, так и в других вузах. «Мало кто знает, но даже нынешний президент Дмитрий Медведев проучился 1 год на вечернем. Как и министр финансов Алексей Кудрин. Просто не поступили сразу на дневное. А вот Галина Старовойтова в свое время, наоборот, перевелась с дневного на вечернее, чтобы работать».

По материалам
http://www.spb.yabloko.ru/pbl/4563.php

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: