Растление совершеннолетних

Давным-давно, когда еще не было ЕГЭ, люди все равно подавали документы в несколько вузов одновременно. Логика простая: не поступишь в хороший институт — зато поступишь в плохой, можно будет перевестись или поступить заново в следующем году, во всяком случае будешь при деле. Все равно полноценно работать до 18 лет не получается — Трудовой кодекс защищает подростков так хорошо, что работодатели стараются с ними не связываться.

Поэтому я поступала не только в СПбГУ, но и в Ветеринарную академию. Экзаменаторы в ветеринарке выдали мне маленький кусочек бумаги с надписью «лист устного ответа», а когда я пошла с ним отвечать, сообщили мне тайное знание: экзамен было решено сделать письменным, и поэтому всё, что я не написала в своих заметках, считается мне не известным. И выгнали меня с экзамена по биологии с формулировкой «не знает, что лист делится на черешок и листовую пластинку». Экзаменаторы на биофаке сделали условия экзамена более прозрачными, и я без особых трудностей попала туда, на бюджетное отделение. Так я узнала, что поступить в хороший институт значительно проще, чем в плохой. А еще впервые заподозрила, что коррупция существует.

Дальнейшая жизнь, впрочем, моих подозрений не подтверждала. Как студент я была бы совершенно счастлива, если бы в университете принимали взятки: в фундаментальном биологическом образовании все-таки слишком много времени, на мой вкус, уделено изучению географии залегания руд, жизнеописанию Яна Амоса Каменского и кейнсианскому подходу к теории совокупного спроса. Мне было бы проще поддержать коррупцию, чем запоминать всю эту информацию. Такой возможности не было, и я только сейчас начала понимать, что это хорошо.

Скептическое отношение к распространенному мему «в высшей школе всё насквозь коррумпировано» позволило мне сэкономить 9 тыс. руб. при получении водительских прав. Утверждение «права без взяток не дают» было слишком похоже на уже опровергнутое на собственном опыте «диплом без взяток не дают» и оказалось столь же беспочвенным. То есть, да, с взятками это получилось бы слегка проще и быстрее, но зато к самостоятельно полученным правам прилагается уверенность в своей принципиальной способности к вождению — довольно ценная награда за личный вклад в борьбу с коррупцией.

Потому что с коррупцией борются именно так. Единственный способ искоренения коррупции — ее игнорирование. Мне трудно представить себе ситуацию, в которой дача взятки — единственный возможный способ решения проблемы, но зато это всегда самый простой способ, позволяющий обойтись без знаний/противопожарной безопасности/соблюдения правил дорожного движения/нужное подчеркнуть. Очень удобно. На практике это означает, что человек, который жалуется на коррупцию, которому, в его терминологии, приходилось давать кому-то взятку, сам выступает в качестве единственной причины существования коррупции.

Это как коллективный иммунитет. Для того, чтобы вирус перестал циркулировать в популяции, нужно, чтобы статистически значимая часть индивидов стала к нему невосприимчивой. Для того, чтобы в обществе исчезла коррупция, нужно, чтобы статистически значимая часть индивидов перестала давать взятки или, во всяком случае, делать это столь охотно. Человек один раз предложил дать взятку — его не поняли, второй раз попросил — поняли, но не согласились и напугали, в третий он уже и предлагать не будет.

Коррупция существует только благодаря тому, что все с ней согласны. Само слово «коррупция» происходит от латинского corrumpere — «растлевать», и это очень удачный термин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Попадают ли нетленки в научные новости?19.01.2010 Попадают ли нетленки в научные новости? О чем нам рассказывают в лентах научных новостей: о ярких, легко популяризируемых результатах или о работах, действительно наиболее важных для науки?
  • Уроки ФАНО. Впечатления простого научного сотрудника11.09.2018 Уроки ФАНО. Впечатления простого научного сотрудника В истории российской науки закончилась эпоха ФАНО, продолжавшаяся почти пять лет. В различных интервью можно услышать самые хвалебные (будем надеяться, что искренние) отзывы в адрес ФАНО, как правило, от руководителей учреждений. А я хочу высказать свои впечатления о времени ФАНО с позиций простого научного сотрудника.
  • Нормотворчество ФАНО, или Еще раз о любителях списывать. Часть 215.08.2017 Нормотворчество ФАНО, или Еще раз о любителях списывать. Часть 2 Перейдем теперь к «Кодексу этики и служебного поведения», основным источником для которого послужил уже упоминавшийся «Кодекс этики служебного поведения федеральных государственных гражданских служащих Федерального агентства научных организаций и территориальных органов Федерального агентства научных организаций» [2]. Я прекрасно понимаю, что задача перед его составителем стояла практически неразрешимая. Как можно составить единый этический кодекс для всех подведомственных ФАНО организаций? Ведь помимо федеральных государственных бюджетных учреждений науки есть еще федеральные государственные бюджетные дошкольные образовательные учреждения, федеральные государственные бюджетные учреждения культуры, научного обслуживания, здравоохранения и другие…
  • Нормотворчество ФАНО, или Еще раз о любителях списывать. </br>Часть 101.08.2017 Нормотворчество ФАНО, или Еще раз о любителях списывать.
    Часть 1
    В данной статье речь пойдет не о школьниках и студентах, списывающих на экзаменах, и не о героях расследований Диссернета, а о том, как Федеральное агентство научных организаций готовит некоторые свои документы. Представим такую ситуацию. Некоему государственному служащему поручили подготовить проект нормативного акта, регламентирующий, скажем, правила внутреннего распорядка в художественных колледжах. И вот он, чтобы не напрягаться и особо не заморачиваться, просматривает уже существующие похожие документы и выбирает один — например, «Правила внутреннего распорядка воспитательной колонии». Ну так вот, берет наш чиновник этот документ, где всё очень четко и ясно прописано, заменяет в тексте «несовершеннолетний осужденный» на «студент художественного колледжа», «воспитатель» — на «преподаватель», кое-что убирает, вставляет несколько фраз от себя — и всё, документ готов. А дальше начальник его подмахивает, и несчастным студентам колледжа приходится коротко стричься, ходить строем и что там еще положено в колониях для несовершеннолетних? ФАНО, как выясняется, зачастую проделывает с нами, то есть с сотрудниками и руководителями подведомственных ему организаций, такие же […]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: