Не пить со знанием дела

Глубокоуважаемая редакция!

В предыдущем номере (ТрВ № 44) была напечатана статья Льва Самуиловича Клейна «Пора бы и перестать». Вряд ли эта статья оставила кого-либо равнодушным. Со многим в ней можно согласиться. В чем Л.С. Клейн безусловно прав, так это в том, что алкоголизм в России — проблема сверхсерьезная.

Прав автор и в том, что алкоголь — наркотик и отношение к нему должно быть такое же, как к любому наркотику. Меня всегда поражала непоследовательность государства в этом вопросе. Алкоголь относится к тяжелым наркотикам. Он вызывает сильную физиологическую зависимость и наносит непоправимый ущерб здоровью. Марихуана — легкий наркотик. Она тоже пользы не приносит, но вред от неё в десятки раз меньше, чем от алкоголя. При этом человек, торгующий марихуаной, — преступник, его сажают в тюрьму. Людей, предлагающих ввести рекомендованную ВОЗ заместительную метадоновую терапию для героиновых наркоманов, наши чиновники обвиняют в пропаганде наркотиков. А на налоги от продажи водки живут те же чиновники. Логики тут нет ни на грош. Дело лишь в культурной традиции, которая считает вполне допустимой водку и менее допустимой марихуану.

Тем не менее, в этой статье есть серьезные недостатки. Чего можно ожидать от статьи, написанной ученым в газете для ученых? Прежде всего строгого научного подхода к излагаемым фактам и взвешенных, основанных на этом научном подходе рекомендаций. Ни того, ни другого эта статья, не содержит.

В статье излагаются представления о биологической основе алкоголизма, противоречащие научным данным. Автор (хотя и с оговорками) излагает идею о том, что народы Южной Европы и евреи, издавна культивировавшие виноград, приобрели в результате естественного отбора устойчивость к алкоголю. Напротив, русские устойчивостью к алкоголизму не обладают, и распространение алкоголя грозит им вымиранием. В качестве факторов, обуславливающих склонность к алкоголизму, в статье упомянут обмен серотонина, дофамина и эндорфинов.

Эта картина далека от реальности. Конечно, генетическая предрасположенность к алкоголизму существует. Например, люди с одним из вариантов гена дофаминового рецептора DRD2 имеют меньше рецепторов дофамина. Видимо, им не хватает «радостей в жизни», и они несколько чаще пьют, курят и заболевают алкоголизмом.

Обычно считается, что к алкоголизму предрасположены носители «плохого» варианта этого гена А1 (а вариант А2 — «хороший»). Частота «плохого» варианта в разных популяциях человека различна. Во всех европейских популяциях она сходна и составляет около 0,10,25. К примеру, из «южных» народов у басков она составляет 0,23, у французов — 0,27. У «северных» эстонцев эта частота — 0,20, у русских — 0,18, у коми — 0,12. Среди двух небольших выборок евреев из Эфиопии и Йемена эта частота существенно ниже (0,07 и 0,08), у евреев-ашкенази — 0,11 (как у коми) [1]. Идея об отборе по этим генам в Европе, видимо, не проходит. Интересно отметить, что частота «плохого» варианта заметно выше (0,35−0,6) во многих популяциях Восточной Азии, где алкоголизм редок.

Более четко установлена связь с алкоголизмом других генов, чьи продукты (ферменты) отвечают за химические превращения спирта. Фермент алкоголь-дегидрогеназа (ADH) превращает спирт в ядовитый ацетальдегид, а второй фермент — альдегид-дегидрогеназа (ALDH) — превращает ацетальдегид в безвредную уксусную кислоту.

Если первый фермент работает медленно, то «радость от водки» сохраняется дольше. Этот вариант свойственен большинству европейцев (а также таким народностям, как чукчи и эскимосы). «Быстрый» вариант ADH («радость от водки» быстро проходит) независимо возник в Юго-Восточной Азии и у арабов Ближнего Востока. У россиян частота этого варианта намного выше, чем у жителей Западной Европы.

Если медленно работает ALDH, то даже небольшая доза алкоголя вызывает крайне неприятные ощущения — «синдром вспыхивания» (прилив крови к лицу, тошноту, сердцебиение и т. д.). Такой ген «не дает стать алкоголиком». Этот вариант ALDH имеет высокую частоту в Юго-Восточной Азии (Япония, некоторые районы Китая), но, к сожалению, почти не встречается в других популяциях [2]

Нужно также заметить, что гены европеоидных (а отчасти — и монголоидных) этнических групп сильно перемешаны. Боюсь разочаровать Льва Самуиловича, но «биологически чистых евреев», к которым он относит себя, просто не бывает. Широко известен, например, тот факт, что в геноме Джеймса Уотсона был найден высокий процент «африканских» и «азиатских» генов, о чем он, судя по всему, не подозревал [3]. Кто знает, что скрывает наша ДНК…

Приходится признать, что большая генетическая предрасположенность к алкоголизму русских и малых народов Севера по сравнению с французами и итальянцами — это просто миф. Причем для борьбы с алкоголизмом он скорее вреден, чем полезен («разве я виноват, что я алкоголик? это мои русские гены виноваты!»).

Л.С. Клейн утверждает, ссылаясь на неназванных медиков, что 8 л чистого алкоголя на человека в год — тот предел, «за которым начинается деградация и вымирание всего народа». Это расхожее утверждение тоже не выдерживает критики. Это лишь рекомендации ВОЗ по «безопасному» употреблению алкоголя. То есть в ВОЗ считают, что если пить менее 8 л в год (равномерно распределив это количество по году), то серьезных проблем со здоровьем скорее всего не будет. Подчеркнем — «равномерно распределив» и «скорее всего». Но ни о каком вымирании народа речи не идет. По данным той же ВОЗ, в 1961 г. потребление чистого алкоголя взрослыми (15+ лет) во Франции превышало 25 (двадцать пять) литров на человека в год. С тех пор оно неуклонно снижалось и в 2001 г. составило «всего» 13 л [4]. В Германии за весь этот период потребление алкоголя составляло от 10 до 16−17 л. Кажется, Франция и Германия не вымерли, а остались процветающими странами с успешной экономикой.

Рис. В.Александрова
Проблема для России состоит не только в том, столько и чего пьют… Гораздо важнее — как пьют. По сравнению с Западной Европой в России во много раз чаще встречается опасное поведение, связанное с алкоголем (например, пьяные за рулем). Во много раз выше и «груз» заболеваний, связанных с алкоголем. Можно предположить, что в Европе даже пьяницы больше заботятся о своём здоровье, а медицинскую помощь им иногда оказывают лучше, чем в России. Так что причины проблем, связанных с алкоголем в России (прежде всего высокой смертности), — не генетические, а социальные. И с ними можно и нужно бороться.

Но самое удивительное в статье — предлагаемые Л.С. Клейном меры! Общая его идея, по-моему, состоит в том, что люди -это дети, малые и неразумные. Государство же — мудрый отец, который железной рукой должен вести их в светлое будущее и заставить жить долго и счастливо. Нам всем хорошо известно, что вырастает из такой установки.

Установить фактический сухой закон для большей части населения? Пробовали, и не раз. Не то что в США, но даже в Финляндии это вызвало рост самогоноварения, контрабанды и преступности. Сухой закон в Финляндии был отменен всеобщим голосованием.

Создать службы для борьбы с самогоноварением? С наркотиками такие службы борются уже не первый год, а рост потребления героина в России опережает рост потребления алкоголя. Зато подбросить пакетик с марихуаной — лучший способ, чтобы засадить «кого надо» в СИЗО… Проблема не в отсутствии службы, а в том, кто и как в ней работает. Легко представить себе, как будет бороться с самогоноварением «бухой милиционер — типичный представитель власти».

Отнимать за вождение в нетрезвом виде права пожизненно? Видимо, Лев Самуилович не читал статей в «Новой газете» о том, как нередко проводят у нас «медицинское освидетельствование» водителей и с какими целями.

Парадоксальным образом среди мер, предлагаемых автором, отсутствует пожелание усилить ответственность за продажу алкоголя детям (по данным ВЦИОМ, мера самая популярная среди россиян). Эта мера, безусловно, правильная. Но дело-то, опять-таки, не в отсутствии запрета, а в том, как перенести его с бумаги в реальную жизнь.

Ни одна из этих мер не сработает, если не будут перестроены сознание и политическая система общества. Если в нем все отдано на откуп чиновникам. Если ничего не значат ни общественное мнение, ни научные разработки. Благое пожелание «привлечь фармакологов, химиков, медиков.» и т. д., высказанное в конце статьи, к сожалению, радикально расходится с её стилем и содержанием, а главное, с реалиями.

Так что же делать? Не знаю. Думаю, что в первую очередь — изучить опыт тех стран, где потребление алкоголя удалось снизить за последние 20−30 лет. Интересно было бы прочитать статью, в которой специалисты анализируют этот опыт и оценивают его применимость в России.

С.М. Глаголев,
к.б.н.
(непьющий, алкогольное лобби не представляю)

1. http://alfred.med.yale.edu/alfred/SiteTable1A_working. asp? siteuid=S1000144J

2. http://bio.fizteh.ru/student/files/biology/biolections/presentation/mipt_20 090 408_alkogol.pdf

3. www.npar.ru/journal/2008/2/16-jupiterhtm

4. www.who.int/substance_abuse/publications/en/france.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: