Горизонты наук о мозге и интеллекте

Мы попро­си­ли лек­то­ров все­рос­сий­ской науч­ной шко­лы «В буду­щее наук о моз­ге и интел­лек­те», про­шед­шей в нача­ле нояб­ря под Моск­вой, поде­лить­ся с наши­ми чита­те­ля­ми сво­им виде­ни­ем пер­спек­тив ней­ро­на­ук, отве­тив на сле­ду­ю­щие вопро­сы:

Назо­ви­те, пожа­луй­ста, наи­бо­лее пер­спек­тив­ную и важ­ную, на Ваш взгляд, про­бле­му в обла­сти иссле­до­ва­ний моз­га. Поче­му Вы так счи­та­е­те?

Какие новые мето­ды могут в бли­жай­шее вре­мя пере­вер­нуть наши пред­став­ле­ния о рабо­те моз­га?

Какие иссле­до­ва­ния моз­га могут в буду­щем изме­нить жизнь про­сто­го чело­ве­ка?

В чем, на Ваш взгляд, силь­ные сто­ро­ны рос­сий­ских школ ней­ро­на­ук и когни­тив­ной нау­ки?

Павел Мило­сла­во­вич Бала­бан, докт.биол.наук, проф., зав. лабо­ра­то­ри­ей кле­точ­ной ней­ро­био­ло­гии обу­че­ния, дирек­тор Инсти­ту­та выс­шей нерв­ной дея­тель­но­сти и ней­ро­фи­зио­ло­гии РАН, Москва

Наи­бо­лее важ­ная и пер­спек­тив­ная про­бле­ма – фор­ми­ро­ва­ние, хра­не­ние и извле­че­ние памя­ти. Пони­ма­ние на моле­ку­ляр­ном уровне этих про­цес­сов даже в огра­ни­чен­ных жест­ки­ми рам­ка­ми моде­лях может открыть пути к регу­ля­ции памя­ти, пони­ма­нию меха­низ­мов пато­ло­гий. Если мы научим­ся лег­ко метить инте­ре­су­ю­щие нас инди­ви­ду­аль­ные моле­ку­лы и смо­жем в живой клет­ке про­сле­дить их «жиз­нен­ный» путь, это поз­во­лит отве­тить на мно­же­ство вопро­сов о меха­низ­мах пла­стич­но­сти моз­га, по пово­ду кото­рых мы сей­час толь­ко стро­им гипо­те­зы и моде­ли. Иссле­до­ва­ния репа­ра­тив­ных воз­мож­но­стей нерв­ных кле­ток на моле­ку­ляр­но-гене­ти­че­ском уровне и отра­бот­ка тех­но­ло­гии направ­лен­но­го изби­ра­тель­но­го изме­не­ния экс­прес­сии генов в ней­ро­нах раз­ных функ­ци­о­наль­ных типов откро­ют новую область био­ме­ди­цин­ских при­ло­же­ний.

Рос­сий­скую шко­лу ней­ро­на­ук отли­ча­ют ана­ли­ти­че­ский ком­плекс­ный под­ход к про­бле­мам и тра­ди­ция про­во­дить сов­мест­ные иссле­до­ва­ния, несмот­ря на раз­ли­чия в систе­мах финан­си­ро­ва­ния, и, вооб­ще, рабо­тать невзи­рая на нали­чие или отсут­ствие денег.

Рита Уше­ров­на Ост­ров­ская, докт.биол.наук, проф., засл. дея­тель нау­ки Рос­сии, глав­ный науч­ный сотруд­ник лабо­ра­то­рии пси­хо­фар­ма­ко­ло­гии, НИИ фар­ма­ко­ло­гии им. В.В. Заку­со­ва РАМН, Москва

Одной из важ­ных, на мой взгляд, про­блем в обла­сти иссле­до­ва­ний моз­га явля­ет­ся даль­ней­шая раз­ра­бот­ка средств кор­рек­ции его пато­ло­гии. Во всем мире наблю­да­ет­ся зна­чи­тель­ный и быст­рый рост чис­ла людей пожи­ло­го и стар­че­ско­го воз­рас­та. К 2020 г. ожи­да­ет­ся, что во мно­гих стра­нах лица стар­ших воз­раст­ных групп соста­вят 20–30% насе­ле­ния. Дра­ма­ти­че­ским обра­зом нарас­та­ет коли­че­ство боль­ных с ост­ры­ми нару­ше­ни­я­ми моз­го­во­го кро­во­об­ра­ще­ния. Нарас­та­ет так­же чис­ло боль­ных раз­лич­ны­ми фор­ма­ми демен­ции, вклю­чая болезнь Альц­гей­ме­ра. Эти обсто­я­тель­ства дик­ту­ют необ­хо­ди­мость поис­ка средств эффек­тив­ной тера­пии ука­зан­ных состо­я­ний.

Одна­ко иссле­до­ва­ни­я­ми, выпол­нен­ны­ми к насто­я­ще­му вре­ме­ни, уста­нов­ле­на малая эффек­тив­ность тера­пии раз­ви­тых форм подоб­ных забо­ле­ва­ний. Ста­но­вит­ся оче­вид­ной так­же недо­ста­точ­ная эффек­тив­ность тех видов лече­ния, кото­рые направ­ле­ны лишь на один из меха­низ­мов забо­ле­ва­ния. Пре­па­ра­ты, при­год­ные для тера­пии раз­лич­ных форм когни­тив­ной недо­ста­точ­но­сти, долж­ны отве­чать, как мини­мум, двум тре­бо­ва­ни­ям: мно­же­ствен­ность мише­ней воз­дей­ствия и при­год­ность для дли­тель­ной пре­вен­тив­ной тера­пии. Этим тре­бо­ва­ни­ям в пол­ной мере отве­ча­ют пеп­ти­ды как мно­го­ком­по­нент­ные регу­ля­то­ры меди­а­тор­ных и сиг­наль­ных систем, харак­те­ри­зу­ю­щи­е­ся высо­кой эффек­тив­но­стью и низ­кой ток­сич­но­стью. Пола­гаю, что не будет слиш­ком нескром­ным, если я ска­жу, что пио­нер­ский харак­тер иссле­до­ва­ний ноотроп­ных и ней­ро­про­тек­тив­ных дипеп­ти­дов, раз­ра­бо­тан­ных в Инсти­ту­те фар­ма­ко­ло­гии РАМН, под­твер­жден не толь­ко нали­чи­ем патен­та США, но так­же и ста­тьей в жур­на­ле Fortune. Думаю, что этот факт может быть одной из иллю­стра­ций к отве­ту о силь­ных сто­ро­нах рос­сий­ской ней­ро­на­у­ки.

Дру­гой под­ход в лече­нии ней­ро-деге­не­ра­тив­ных забо­ле­ва­ний – это исполь­зо­ва­ние вирус­ных век­то­ров, несу­щих ген пеп­ти­да, спо­соб­но­го скор­рек­ти­ро­вать забо­ле­ва­ние. Рабо­ты на живот­ных пока­за­ли, что такой метод поз­во­ля­ет полу­чить хоро­шие резуль­та­ты. Сего­дня для борь­бы с воз­раст­ны­ми нару­ше­ни­я­ми памя­ти актив­но исполь­зу­ет­ся транс­план­та­ция ней­ро­нов и дру­гих кле­ток, напри­мер аст­ро­ци­тов, «нагру­жен­ных» гена­ми росто­во­го фак­то­ра. Гово­ря о буду­щих направ­ле­ни­ях поис­ка средств когни­тив­ной пато­ло­гии, сле­ду­ет ука­зать так­же на такое направ­ле­ние, как вли­я­ние на сиг­наль­ную систе­му ней­ро­на, осу­ществ­ля­е­мое одним из сле­ду­ю­щих трех путей: уси­ле­ни­ем пре­си­нап­ти­че­ско­го рели­за глю­та­ма­та, уcи­ле­ни­ем функ­ции NMDA рецеп­то­ров и, нако­нец, акти­ва­ци­ей тран­скрип­ци­он­но­го фак­то­ра, свя­зы­ва­ю­ще­го­ся с цик­ли­че­ский АМФ (CREB).

Новый аспект воз­дей­ствия на когни­тив­ные функ­ции состо­ит в уче­те того фак­та, что геном не явля­ет­ся ста­ти­че­ским депо гене­ти­че­ской инфор­ма­ции. Под вли­я­ни­ем внеш­них фак­то­ров он под­вер­га­ет­ся струк­тур­ным и функ­ци­о­наль­ным изме­не­ни­ям, кото­рые име­ют кри­ти­че­ское зна­че­ние как для ней­ро­ге­не­за, так и для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния голов­но­го моз­га во вре­мя раз­ви­тия и в тече­ние всей жиз­ни. В насто­я­ще­ее вре­мя эпи­ге­не­ти­че­ским меха­низ­мам, напри­мер моди­фи­ка­ции хро­ма­ти­на, при­да­ет­ся все боль­шее зна­че­ние. Моди­фи­ка­ции хро­ма­ти­на изме­ня­ют доступ­ность ДНК для тран­скрип­ци­он­ной маши­ны. Воз­дей­ствие на эти меха­низ­мы может вос­ста­но­вить ней­ро-наль­ную пла­стич­ность, нару­шен­ную при когни­тив­ной пато­ло­гии.

Одной из важ­ней­ших про­блем, сто­я­щей перед иссле­до­ва­те­ля­ми моз­га, явля­ет­ся ран­няя диа­гно­сти­ка его пато­ло­гии, кото­рая соста­вит осно­ву един­ствен­но эффек­тив­но­го под­хо­да к лече­нию – пре­вен­тив­но­го при­ме­не­ния раз­ра­бо­тан­ных лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов. К чис­лу наи­бо­лее пер­спек­тив­ных спо­со­бов ран­ней диа­гно­сти­ки забо­ле­ва­ний моз­га сле­ду­ет отне­сти совре­мен­ные мето­ды ней­ро­и­ми­джин­га. Они име­ют опре­де­ля­ю­щее зна­че­ние для оцен­ки соот­но­ше­ния функ­ци­о­наль­ных и струк­тур­ных изме­не­ний моз­га при инсуль­тах, трав­ме моз­га, инток­си­ка­ци­ях.

Дмит­рий Анто­но­вич Саха­ров, докт.биол.наук, про­фес­сор, ака­де­мик РАЕН, зав. лабо­ра­то­ри­ей срав­ни­тель­ной физио­ло­гии, Инсти­тут био­ло­гии раз­ви­тия им. Н.К. Коль­цо­ва РАН, Москва

Уве­рен, что важ­ней­шая сего­дняш­няя про­бле­ма – обра­зо­ва­ние. Нау­ко­ве­ды спра­вед­ли­во счи­та­ют, что тек­то­ни­че­ские сдви­ги ста­но­вят­ся воз­мож­ны­ми тогда, когда новую пара­диг­му вос­при­мет науч­ная моло­дёжь, кото­рую не успе­ли зом­би­ро­вать ста­ры­ми дог­ма­ми. В ней­ро­био­ло­гии из поко­ле­ния в поко­ле­ние вос­про­из­во­дят­ся спе­ци­а­ли­сты, кото­рых учи­ли и про­дол­жа­ют учить в рам­ках рефлек­тор­ной пара­диг­мы и её дочер­не­го пред­при­я­тия – синап­ти­че­ской док­три­ны. Нача­лось это дав­но. Резуль­та­ты экс­пе­ри­мен­тов Г. Гельм­голь­ца и дру­гих ран­них иссле­до­ва­те­лей живот­но­го элек­три­че­ства были оши­боч­но интер­пре­ти­ро­ва­ны, поро­див иллю­зию, что нерв­ная систе­ма постро­е­на из про­вод­ни­ков элек­три­че­ско­го нерв­но­го импуль­са -носи­те­ля сен­сор­но­го посла­ния эффек­то­ру. Заме­тим, что гораз­до бли­же к истине сто­ле­ти­я­ми рань­ше был Р. Декарт, чисто умо­зри­тель­но дога­дав­ший­ся, что про­дукт, слу­жа­щий посла­ни­ем эффек­то­ру, не име­ет сен­сор­но­го про­ис­хож­де­ния, он накап­ли­ва­ет­ся и хра­нит­ся в самом моз­ге, а сен­со­ри­ка адап­тив­но высво­бож­да­ет этот про­дукт и при­да­ёт ему нуж­ное направ­ле­ние. Вос­тор­же­ство­ва­ли, одна­ко, фан­та­зии Гельм­голь­ца, и даль­ней­шая исто­рия ней­ро­фи­зио­ло­гии ста­ла исто­ри­ей мучи­тель­ных при­спо­соб­ле­ний рефлек­тор­ной пара­диг­мы к кле­точ­ной тео­рии и дру­гим дости­же­ни­ям био­ло­гии. Потен­ци­ал при­спо­соб­ле­ний исчер­пан, это ста­ло ясно после откры­тия это­ло­га­ми цен­траль­ных пове­ден­че­ских про­грамм и демон­стра­ции ней­ро­это­ло­га­ми цен­траль­ных гене­ра­то­ров упо­ря­до­чен­ной актив­но­сти (central pattern generator, CPG). Но аго­ния про­длит­ся, пока не ста­нем учить по-ново­му. Школь­ни­кам и сту­ден­там нуж­но объ­яс­нять, что живым струк­ту­рам свой­ствен­но само­про­из­воль­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние и что нерв­ные, в част­но­сти, клет­ки, а так­же их ансам­бли актив­ны не пото­му, что они чему-то на что-то отве­ча­ют, а про­сто пото­му, что они живые. Обу­че­ние моз­гу удоб­но начи­нать с серд­ца: тут и спон­тан­ный гене­ра­тор, и спо­соб­ность к адап­та­ци­ям. От серд­ца разум­но перей­ти к локо­мо­тор­но­му пове­де­нию меду­зы, столь похо­же­му на серд­це­би­е­ния. Далее есть смысл деталь­но разо­брать локо­мо­тор­ный или какой-то иной из хоро­шо изу­чен­ных CPG бес­по­зво­ноч­ных – от кле­точ­ных и хими­че­ских меха­низ­мов пат­тер­ни­за­ции выход­ной актив­но­сти до меха­низ­ма пере­строй­ки пат­тер­на. Теперь уже неда­ле­ко до ней­рон­ных ансам­блей, вхо­дя­щих в состав слож­но­го моз­га. Заод­но будет небес­по­лез­но разо­брать колен­ный рефлекс, пока­зав, что его про­сто­та – резуль­тат вто­рич­ной редук­ции. Такое обу­че­ние поз­во­лит иссле­до­ва­те­лям ново­го поко­ле­ния адек­ват­но пони­мать мозг, изу­чать и опи­сы­вать его в поня­ти­ях цен­траль­ных гене­ра­то­ров, гете­ро­хи­миз­ма и само­ор­га­ни­за­ции.

Силь­ные рос­сий­ские шко­лы были силь­ны тем, что их созда­ва­ли силь­ные лич­но­сти. Мощ­ным интел­лек­том обла­да­ли И.П. Пав­лов и А.Ф. Самой­лов, их насле­дие пошло в рост и при­нес­ло обиль­ный уро­жай. А от каких-то дру­гих оте­че­ствен­ных школ прак­ти­че­ски ни сле­да не оста­лось: назо­ву, к при­ме­ру, неко­гда зна­ме­ни­тую и мно­го­люд­ную ней­ро­фи­зио­ло­ги­че­скую шко­лу Вве­ден­ско­го – Ухтом­ско­го. Поз­же тот же лич­ност­ный фак­тор стал осно­вой заме­ча­тель­ной пло­до­твор­но­сти школ, кото­рые, вопре­ки обсто­я­тель­ствам, суме­ли создать П.К. Ано­хин, Н.А. Берн­штейн и Х.С. Кошто­янц. Харак­тер­но, что из них тро­их ака­де­ми­ком АН СССР был толь­ко Ано­хин, и то почти неза­кон­но: после собы­тий 1950 г. ака­де­ми­ки едва не изгна­ли Ано­хи­на из сво­их рядов. Номен­кла­тур­ный харак­тер ака­де­ми­че­ской нау­ки был и оста­ёт­ся нашей наци­о­наль­ной бедой. Некто хоро­шо веша­ет лап­шу на уши началь­ству, про­би­ва­ет зва­ния, награ­ды, финан­си­ро­ва­ние,- и вот такой про­би­ва­ла заго­ня­ет в угол про­фес­си­о­на­ла и коман­ду­ет нау­кой. Если бы уда­лось изба­вить­ся от этой совет­ской тра­ди­ции, мы ста­ли бы намно­го успеш­ней. Но – как?

Вла­ди­мир Геор­ги­е­вич Редь­ко, докт.физ.-мат.наук, проф., зам. дирек­то­ра. по нау­ке Цен­тра опти­ко-ней­рон­ных тех­но­ло­гий НИИ систем­ных иссле­до­ва­ний РАН, Москва

Мне кажет­ся, что сего­дня важ­но как сле­ду­ет разо­брать­ся, како­вы меха­низ­мы памя­ти отдель­но­го ней­ро­на и ней­рон­ной сети. Обыч­но в ком­пью­тер­ном или мате­ма­ти­че­ском моде­ли­ро­ва­нии спе­ци­а­ли­сты в обла­сти тео­рии ней­рон­ных сетей исполь­зу­ют гипо­те­зу Хеб­ба: вес синап­са изме­ня­ет­ся, если одно­вре­мен­но актив­ны пре­си-нап­ти­че­ский и пост­си­нап­ти­че­ский ней­ро­ны. Это поз­во­ля­ет стро­ить моде­ли обу­че­ния ней­рон­ных сетей. Но у мно­гих спе­ци­а­ли­стов эта гипо­те­за вызы­ва­ет сомне­ния. И целе­со­об­раз­но понять, како­вы реаль­ные меха­низ­мы памя­ти и как эти меха­низ­мы могут быть вопло­ще­ны в ком­пью­тер­ные и мате­ма­ти­че­ские моде­ли.

На мой взгляд, для того, что­бы суще­ствен­но про­дви­нуть нау­ки о моз­ге, нуж­ны серьез­ные меж­дис­ци­пли­нар­ные иссле­до­ва­ния на сты­ке био­ло­гии, инфор­ма­ти­ки и когни­тив­ных наук. Очень инте­рес­но поста­вить и иссле­до­вать про­бле­му эво­лю­ци­он­но­го про­ис­хож­де­ния мыш­ле­ния и интел­лек­та. Целе­со­об­раз­но иссле­до­вать когни­тив­ную эво­лю­цию, эво­лю­цию позна­ва­тель­ных спо­соб­но­стей био­ло­ги­че­ских орга­низ­мов; иссле­до­вать, как и поче­му про­изо­шли спо­соб­но­сти чело­ве­ка, обес­пе­чи­ва­ю­щие науч­ное позна­ние при­ро­ды. Под­ход к иссле­до­ва­нию когни­тив­ной эво­лю­ции изло­жен в моей ста­тье «Зада­ча моде­ли­ро­ва­ния когни­тив­ной эво­лю­ции», доступ­ной по адре­су: www.wsni2003.narod.ru/RedkoP.zip. Про­бле­ма про­ис­хож­де­ния мыш­ле­ния и интел­лек­та инте­рес­на и уче­но­му, и про­сто обра­зо­ван­но­му чело­ве­ку. Иссле­до­ва­ния этой про­бле­мы могут ради­каль­но повы­сить пре­стиж нау­ки.

Миха­ил Сер­ге­е­вич Бур­цев, канд. физ.-мат.наук, лабо­ра­то­рия ней­ро­био­ло­гии памя­ти, отдел систе­мо­ге­не­за, НИИ нор­маль­ной физио­ло­гии им. П.К.Анохина РАМН; отдел мате­ма­ти­че­ско­го моде­ли­ро­ва­ния нели­ней­ных про­цес­сов и синер­ге­ти­ки, Инсти­тут при­клад­ной мате­ма­ти­ки им. М.В. Кел­ды­ша РАН, Москва

Оче­вид­но, что резуль­та­ты обу­че­ния живот­ных долж­ны быть в боль­шин­стве слу­ча­ев эво­лю­ци­он­но полез­ны­ми; тем более пора­зи­тель­но то, что совре­мен­ная ней­ро­био­ло­гия до сих пор не име­ет удо­вле­тво­ри­тель­ной тео­рии, объ­яс­ня­ю­щей, поче­му обу­че­ние адап­тив­но. Пра­ви­ло Хеб­ба и осно­ван­ное на нем пра­ви­ло пла­стич­но­сти, зави­ся­щей от вре­ме­ни спай­ка (spike-timing dependent plasticity, STDP), порож­да­ют син­хро­ни­за­цию нерв­ных кле­ток, но не дают адап­тив­но­сти. Тео­рия обу­че­ния с под­креп­ле­ни­ем фено­ме­но­ло­ги­че­ски опи­сы­ва­ет про­цесс обу­че­ния на пове­ден­че­ском уровне, но не дает воз­мож­но­сти перей­ти на уро­вень меха­низ­мов. Выход из это­го тупи­ка может дать тео­рия функ­ци­о­наль­ных систем, раз­ра­бо­тан­ная в пер­вой поло­вине ХХ в. выда­ю­щим­ся совет­ским ней­ро­фи­зио­ло­гом П.К. Ано­хи­ным. Тео­рия гово­рит, что пове­де­ние и обу­че­ние направ­ле­ны на дости­же­ние резуль­та­тов, адап­тив­ность кото­рых про­ве­ре­на есте­ствен­ным отбо­ром в эво­лю­ции, что поз­во­ля­ет непро­ти­во­ре­чи­во увя­зать физио­ло­ги­че­ский, пове­ден­че­ский и эво­лю­ци­он­ный уров­ни.

Что­бы луч­ше понять про­цесс обу­че­ния, нам необ­хо­ди­мо иссле­до­вать самые про­стей­шие био­ло­ги­че­ские систе­мы, спо­соб­ные это деа­лать. Такой моде­лью может быть поч­вен­ная нема­то­да, состо­я­щая из 900 кле­ток, треть кото­рых – ней­ро­ны, или куль­ту­ра нерв­ной тка­ни in-vitro. Как пока­за­ли рабо­ты послед­них лет, сети живых ней­ро­нов спо­соб­ны обу­чать­ся даже вне моз­га – в про­бир­ке. Пре­иму­ще­ство изу­че­ния фор­ми­ро­ва­ния адап­тив­ных ней­ро­наль­ных сетей в куль­ту­ре в том, что такая модель­ная систе­ма более удоб­на для воз­дей­ствия и наблю­де­ния, чем целост­ный орга­низм. Думаю, что область иссле­до­ва­ния обу­че­ния в куль­ту­рах ней­ро­нов будет раз­ви­вать­ся и поз­во­лит сде­лать откры­тия, кото­рые суще­ствен­но изме­нят наши зна­ния о рабо­те моз­га.

Что же нам даст пони­ма­ние прин­ци­пов обу­че­ния, увя­зы­ва­ю­щих кле­точ­ный и систем­ный уров­ни? Это не толь­ко откро­ет новые пути к рас­ши­ре­нию интел­лек­ту­аль­но­го потен­ци­а­ла чело­ве­ка через улуч­ше­ние обу­че­ния и памя­ти, но и поз­во­лит создать новый класс адап­тив­ных искус­ствен­ных систем. Не ста­ро­мод­ные систе­мы искус­ствен­но­го интел­лек­та, огра­ни­чен­ные узко­спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми систе­ма­ми, и не искус­ствен­ные ней­рон­ные сети, неспо­соб­ные быст­ро и эффек­тив­но решать неожи­дан­ные зада­чи, – появят­ся систе­мы, кото­рые мож­но назвать «умны­ми». Умные систе­мы будут обла­дать целе­на­прав­лен­ным пове­де­ни­ем, спо­соб­но­стью само­сто­я­тель­но рас­по­зна­вать про­блем­ные ситу­а­ции и опе­ра­тив­но нахо­дить аль­тер­на­тив­ные пути полу­че­ния тре­бу­е­мо­го резуль­та­та. Подоб­ные умные систе­мы ста­нут осно­вой для появ­ле­ния ново­го поко­ле­ния авто­ном­ных робо­тов и ком­пью­тер­ных про­грамм.

Оль­га Евге­ньев­на Свар­ник, канд. пси­хол. наук, лабо­ра­то­рия ней­ро­фи­зио­ло­ги­че­ских основ пси­хи­ки им. В.Б. Швыр­ко­ва, Инсти­тут пси­хо­ло­гии РАН, Москва

Выбрать наи­бо­лее пер­спек­тив­ную и важ­ную про­бле­му доволь­но затруд­ни­тель­но, посколь­ку выбор может осу­ществ­лять­ся по раз­ным кри­те­ри­ям. Воз­мож­но, в плане инве­сти­ций самой пер­спек­тив­ной явля­ет­ся про­бле­ма улуч­ше­ния памя­ти, но я бы назва­ла дру­гую, самую, по мое­му мне­нию, важ­ную для пони­ма­ния прин­ци­пов рабо­ты моз­га, важ­ную в фун­да­мен­таль­ном смыс­ле. В вышед­шей в этом году кни­ге «Чело­ве­че­ский мозг» (Carter, Rita. 2009. The Human Brain Book. Har/​Dvdr. DK ADULT,) в гла­ве про память, ска­за­но, что память – син­хро­ни­зо­ван­ная актив­ность ней­ро­нов, кото­рые были вовле­че­ны в при­об­ре­те­ние этой памя­ти. А вот из гла­вы про вос­при­я­тие ясно, что при вос­при­я­тии инфор­ма­ция про­сто «попа­да­ет» в мозг для после­ду­ю­щей обра­бот­ки. Так что вос­при­я­тие кажет­ся мне самой труд­ной, тре­бу­ю­щей новых под­хо­дов про­бле­мой. Труд­но пред­ста­вить, как могут непро­ти­во­ре­чи­во сосу­ще­ство­вать пред­став­ле­ния о син­хро­ни­за­ции при вос­про­из­ве­де­нии и после­до­ва­тель­ном «про­хо­де» инфор­ма­ции в голо­ве при вос­при­я­тии. И это толь­ко самый пер­вый вопрос, кото­рый воз­ни­ка­ет.

Отве­чая на вопрос о новых мето­дах, хочу отме­тить, что мето­ды сами по себе не могут пере­вер­нуть пред­став­ле­ния. Пред­став­ле­ния как-то сами «пере­во­ра­чи­ва­ют­ся», и это отдель­ный инте­рес­ный науч­ный вопрос – как воз­ни­ка­ет что-то новое, в том чис­ле и в пред­став­ле­ни­ях. Но такой пере­во­рот – доволь­но мало­ве­ро­ят­ное собы­тие, как пред­по­ла­га­ют исто­ри­ки и фило­со­фы нау­ки. Мето­ды могут толь­ко как-то «под­твер­дить» или опро­верг­нуть гипо­те­зы, исхо­дя­щие из име­ю­щих­ся пред­став­ле­ний. Самы­ми пер­спек­тив­ны­ми я счи­таю мето­ды, поз­во­ля­ю­щие реги­стри­ро­вать актив­ность всех ней­ро­нов в тече­ние все­го онто­ге­не­за орга­низ­ма, во всех видах его пове­де­ния. Клю­че­вые пара­мет­ры мое­го «иде­аль­но­го» мето­да: кле­точ­ный уро­вень реги­стра­ции актив­но­сти моз­га и воз­мож­ность непре­рыв­но­го сопо­став­ле­ния актив­но­сти кле­ток с теку­щим пове­де­ни­ем орга­низ­ма. Воз­мож­но, что на каком-то эта­пе сво­е­го даль­ней­ше­го раз­ви­тия это может быть каль­ци­е­вый или любой дру­гой ими­джинг.

Я думаю, что иссле­до­ва­ния моз­га дадут в буду­щем про­сто­му чело­ве­ку потен­ци­аль­ную воз­мож­ность менять свою жизнь или вос­при­я­тие сво­ей жиз­ни, что в сущ­но­сти одно и то же, посред­ством направ­лен­но­го изме­не­ния актив­но­сти сво­их ней­ро­нов. Вся пси­хо­те­ра­пия пока­зы­ва­ет, что это может быть крайне вос­тре­бо­ва­но. Что-то вро­де «спа­се­ние уто­па­ю­щих – дело рук самих уто­па­ю­щих». Лозунг «изме­ни себя» может иметь вполне кон­крет­ное физио­ло­ги­че­ское напол­не­ние.

Рос­сий­ская шко­ла ней­ро­фи­зио­ло­гии силь­на иде­я­ми и тео­ри­я­ми. Гло­баль­но­стью виде­ния про­бле­мы. Спо­соб­но­стью «встать на стол», как реко­мен­до­ва­но в филь­ме «Обще­ство мерт­вых поэтов». Это может изме­нить угол зре­ния и само вос­при­я­тие про­бле­мы. Нуж­но делать шко­лы для моло­дых уче­ных, в рам­ках кото­рых необ­хо­ди­мо поду­мать и «встать на стол», напри­мер в рам­ках рабо­ты над про­ек­том, а не про­сто про­слу­шать что-то новое, что «при­ле­те­ло и уле­те­ло».

Юрий Иоси­фо­вич Алек­сан­дров, докт. психол.наук, проф., зав. лабо­ра­то­ри­ей ней­ро­фи­зио­ло­ги­че­ских основ пси­хи­ки им. В.Б. Швыр­ко­ва, Инсти­тут пси­хо­ло­гии РАН, Москва

Наи­бо­лее пер­спек­тив­ной и важ­ной обла­стью ста­нут кросс-куль­тур­ные иссле­до­ва­ния. Они в наи­боль­шей сте­пе­ни и наи­бо­лее быст­ро изме­нят наши пред­став­ле­ния о моз­ге и о ген-куль­тур­ной коэ­во­лю­ции. Силь­ные чер­ты рос­сий­ской ней­ро­на­у­ки свя­за­ны с куль­то­спе­ци­фи­че­ской тен­ден­ци­ей к систем­но­му, холи­сти­че­ско­му ана­ли­зу. Эта же харак­те­ри­сти­ка свой­ствен­на в Рос­сии и дру­гим нау­кам.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , ,

 

Один комментарий

  • Зуева Елена Юрьевна:

    У меня вопрос к Дмит­рию Анто­но­ви­чу Саха­ро­ву, пыта­юсь обра­тить­ся к нему через ТВ Нау­ка. В сво­ей ста­тье он харак­те­ри­зу­ет шко­лу Вве­ден­ско­го – Ухтом­ско­го, как нашу­мев­шую в свое вре­мя, но не оста­вив­шую после­до­ва­те­лей и замет­но­го сле­да в совре­мен­ной нау­ке. Я не био­лог, зани­ма­юсь робо­то­тех­ни­кой, нам не обя­за­тель­но, но инте­рес­но знать о том, что про­ис­хо­дит в нау­ках о пове­де­нии живых существ. Конеч­но, это зна­ние ско­рее люби­тель­ское. Когда были опуб­ли­ко­ва­ны днев­ни­ки и запис­ные книж­ки А.А.Ухтомского, я была потря­се­на тем, как мно­го там идей, кото­рые мы узна­ва­ли из работ Н.Н.Бернштейна, П.К.Анохина, Л.С.Выготского и дру­гих обще­при­знан­ных кори­фе­ев. Это каса­ет­ся, опять-таки, не физио­ло­гии как тако­вой, а миро­воз­зре­ния, пси­хо­ло­ги­че­ских, фило­соф­ских идей и той самой пара­диг­мы, о кото­рой пишет Дмит­рий Анто­но­вич. Ухтом­ский стар­ше этих людей на поко­ле­ние, они были или мог­ли быть зна­ко­мы с ним лич­но, он свои мыс­ли не скры­вал, хотя и не мог их в совет­ское вре­мя пуб­ли­ко­вать. Так вот у меня вопрос – Дмит­рий Анто­но­вич не согла­сен с тем, что я сей­час ска­за­ла, или не зна­ком с эти­ми тек­ста­ми Ухтом­ско­го, или име­ет в виду сла­бые дости­же­ния шко­лы Ухтом­ско­го в физио­ло­ги­че­ском экс­пе­ри­мен­те как тако­вом? Очень бы хоте­лось полу­чить ответ на этот вопрос.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com