Обмани меня популярно…

В связи с вручением премии «Просветитель» мы услышали много обоснованных сетований на то, что нынче у нас издается мало научно-популярной литературы (в СССР и в самом деле ее издавалось куда больше). Причины такого положения дел во многом связаны с коммерциализацией издательского дела, но этим не исчерпываются. Не в меньшей мере важны изменения роли книги в повседневной жизни, сдвиги в структуре свободного времени и, разумеется, другие, более масштабные социальные процессы, для разговора о которых формат авторской колонки подходит менее всего.

Ограничусь поэтому одним примером. Мне попалась любопытная книга известного американского психолога Поля Экмана (Paul Eckman), которая в оригинале называется «Telling Lies: Clues to Deceit in the Marketplace, Politics, and Marriage» («Говоря неправду: как распознать обман в торговле, политике и в супружестве»; первое издание — 1985, второе -1992). В русском переводе заглавие существенно изменено и выглядит так: «Психология лжи. Обмани меня, если сможешь» (СПб, Питер, 2010. Серия «Сам себе психолог»).

Изменение в русском заглавии, да и сам факт перевода книги, скорее всего, связаны с успехом недавнего американского телесериала «Lie to me» («Обмани меня») режиссера Сэмюэля Баума (Samuel Baum). В этом сериале известный актер Тим Рот сыграл роль профессора Лайтмана, прототипом которого, как считается, является Пол Экман — он же научный консультант фильма. Фильм, прямо скажем, довольно примитивный, чего никак нельзя сказать ни об обсуждаемой книге, ни о тематике работ Экмана, ни, тем более, о нем самом.

Пол Экман принадлежит к числу очень известных американских психологов; он родился в 1934 г., так что некоторые его статьи я читала не позднее начала 60-х. Как академический ученый Экман известен своими пионерскими работами по изучению степени универсальности выражения человеческих эмоций. В отечественной традиции эта тематика лучше всего исследована в контексте так называемой невербальной семиотики — см., например, работы профессора РГГУ Г. Е. Крейдлина (см. о нем в Википедии).

Довольно естественно, что на работы Экмана в свое время обратили внимание не только антропологи и исследователи эмоций, но и специалисты, которые регулярно имеют дело с попытками сокрытия истинного положения дел. И это вовсе не подразумевает только практику суда и следствия, дипломатии и разведывательных органов. Врачи общего профиля, медицинские психологи, психиатры, а также детские врачи и школьные психологи не менее других желали бы знать, как обстоят дела в реальности, а не в той картине, которую им предлагают пациенты, их родственники и другие лица, вовлеченные в выяснение обстоятельств дела.

Кстати, есть еще и все мы — в многообразии ролей, характерных для сложно организованного социума, — родители, родственники, мужья и жены, продавцы и покупатели, потребители услуг и лица, их предоставляющие, начальство и подчиненные, стражи порядка и граждане, избиратели и их депутаты и т. д. Ведь все мы участвуем в коммуникациях, куда более разнообразных, чем чисто речевые!

Вот молодая женщина с тяжелой сумкой подошла к мужчине у остановки междугороднего автобуса. Ждет ли она от него помощи — или это лишь предлог, а на деле она просто «заигрывает» с мужчиной? И так далее.

Экман посвятил жизнь тому, чтобы понять, насколько универсально наша мимика и жесты выражают наши эмоции — для чего как антрополог изучал среди прочего изолированные культуры на Новой Гвинее. И еще многое, многое другое.

Среди трудов Экмана есть и книги, адресованные всем, например «Why Kids Lie: How Parents Can Encourage Truthfulness» («Почему дети лгут и как побудить их говорить правду?»). Признаюсь, что хотя её я не читала, но уверена, что переводить стоило прежде всего именно ее, а не «Telling lies». Объяснюсь.

Обсуждаемая книга написана прежде всего для соотечественников Экмана. Это предполагает не просто знание реалий, но и встроенность читателя в актуальные проблемы именно американского социума, где личный психоаналитик (разг. shrink) ничуть не большая экзотика, чем детектор лжи. Рядовой американец знает о FBI, CIA и президенте Джимми Картере намного больше, чем знаем мы о наших аналогах подобных организаций и наших государственных деятелях — у нас ведь нет публичной государственной жизни.

Соответственно глава «Оправданная ложь президента Джимми Картера» российскому специалисту по США просто не нужна, а остальным нашим читателям непонятна. А потому не нужна тоже. И таких страниц в книге немало.

В качестве примеров Экман использует коллизии из американских фильмов, герои которых близки его читателю примерно так же, как нам близки Штирлиц и Мюллер, героини Раневской и персонажи Леонова. Можно было бы обсуждать выражение лица радистки Кэт или Штирлица — Исаева, когда он издали молча смотрит на свою жену, но что нашему читателю говорит имя Ронни из фильма «Мальчик Уинслоу»?

Конечно, и мы кое-что слышали про детектор лжи, но разве так уж актуальны попытки его внедрения в российскую повседневную практику? Обсуждать уязвимые стороны его применения, например, при составлении психологического профиля претендента на работу уместно там, где этот прибор (в западных кинофильмах его называют полиграф) — удачно или не удачно — пытаются использовать в массовом масштабе.

Сказанное отнюдь не умаляет достоинств книги Экмана — у нее просто заведомо другой адресат. Кстати, русский вариант заглавия не лучшим образом соответствует ее содержанию: все же англ. telling lies стоило бы перевести как «когда нам лгут» или «когда вам лгут». Ведь автор занят не тем, почему вообще люди так часто избегают говорить правду: он ученый, а не философ. Свою задачу он видит преимущественно в надежной диагностике факта лжи через описание малозаметных для непрофессионала внешних проявлений тех эмоциональных реакций, которые неизбежно (!) сопровождают ложь.

Очевидно, что потирание мочки уха или поджатая верхняя губа к психологии лжи как таковой не имеют отношения; ведь не здесь мы ищем ответ на вопросы типа «Почему Малышу понадобилось подружиться с Карлсоном»? И уж никак эта книга (с солидной научной библиографией на английском языке, но актуальной в момент написания основной части изложения, т. е. к 1985 г…) не сообразуется с серией «Сам себе психолог». Кстати, в той же серии издательство «Питер» выпускает перевод еще одной книги Пола Экмана -«Unmasking the Face» (2003). Обложку теперь украшает крупный план лица актера Тима Рота — исполнителя главной роли в сериале «Обмани меня», а называется книга «Узнай лжеца по выражению лица».

Умри, Денис!.. [1]

Примечание

1. Согласно «Энциклопедическому словарю крылатых слов и выражений» В. Серова (см. www.bibliotekar.ru/encSlov), эта фраза «Умри, Денис, лучше не напишешь» будто бы была сказана графом, светлейшим князем Григорием Потёмкиным литератору Денису Фонвизину после премьеры его пьесы «Недорослю 24 сентября 1782 г. В журнале «Русский вестник» (1808 г., № 8) эта фраза была приведена в еще более пространном варианте: «Умри теперь, Денис, или хоть больше ничего уже не пиши: имя твое бессмертно будет по этой одной пьесе». Фраза стала крылатой и служит для одобрения чьего-либо успеха. Однако, по мнению исследователей, Потёмкин не мог сказать этого, поскольку его на премьере «Недоросля» в Петербурге не было.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: