«Избушка, избушка! Повернись к лесу задом, ко мне передом!»

Часть I

Рис. И. Кийко
Рис. И. Кийко

В начале ноября в Звенигороде прошел Съезд молодых ученых научных учреждений РАН. Перефразируя известное выражение: «как его назвали, так он и прошел», организаторы, к сожалению, не догадались назвать это мероприятие конгрессом или конференцией, а использовали слово «съезд» — слово, за которым тянется шлейф не самых приятных ассоциаций, что с самого начала вызвало негативную реакцию у части собравшихся молодых ученых. Если бы на съезде велась стенограмма, в выступления немногочисленных представителей Президиума РАН стоило бы вставить всем хорошо известные «бурные и продолжительные аплодисменты», которых, к счастью, не было.

Несмотря на достаточно скептическое отношение многих участников к самому факту проведения этого съезда, он мог бы стать площадкой для общения ученых и руководителей Академии. Однако несмотря на заявленный в пресс-релизе (http://ras.ru/news/sriownews.aspx?id=95eef876-f186−4872-a13f-7b81f270468e&_Language=ru#content) многочисленный десант членов Академии (было анонсировано присутствие 25 академиков, 15 членов-корреспондентов, в том числе президента и нескольких вице-президентов РАН, а также министра и замминистра Министерства образования и науки), до съезда доехали немногие. Из руководителей РАН были только вице-президенты С.М. Алдошин и В.В. Козлов (присутствие их, надо сказать, было недолгим), всего же членов Академии было не больше четырех человек, что красноречиво показывает отношение к данному мероприятию Академии наук и министерства.

Основными задачами съезда было объявлено обсуждение ряда вопросов, касающихся деятельности молодых ученых, а также создание Совета молодых ученых РАН (СМУ РАН). В проекте Устава основной целью СМУ декларируется «…улучшение возрастной структуры научных кадров, привлечение и закрепление в научных организациях РАН талантливой молодежи, обеспечение научного и административного роста молодых ученых, повышение активности молодых ученых в научных организациях РАН». Поскольку мой личный взгляд (а также точка зрения многих коллег, с которыми я общался на съезде и с которыми общаюсь в повседневной жизни) на возможность и способы достижения означенной цели очень сильно отличается от взглядов назначенных и избранных членов СМУ (по крайней мере представителей отделения биологических наук), я считаю необходимым озвучить его. Но это в следующем номере ТрВ, а сейчас я хотел бы сказать несколько слов о создаваемом (-анном) Совете молодых ученых РАН.

Основной вопрос: стоит ли вообще создавать этот совет. На мой взгляд, нет. РАН и так достаточно раздутая структура, чтобы создавать в ней еще одно недееспособное подразделение. Я выражу не только свое мнение, сказав, что учреждение СМУ полностью согласуется с «линией партии» по созданию всевозможных союзов и советов молодых ученых и необходимо Академии лишь затем, чтобы показать, что здесь тоже есть молодые. Кроме того, я считаю, что нет каких-то специфических проблем ученых, не достигших 35 лет (согласно проекту Устава СМУ молодыми учеными считаются научные сотрудники до 35 лет): есть проблемы аспирантов, научных сотрудников, ученых, возвращающихся из-за границы, и т. д. Для решения задач, которые ставит в Уставе перед собой СМУ не требуется создание новых структур — это задачи, которые должны автоматически решаться самим Президиумом РАН и уже существующими комиссиями в его составе. Но даже если отвлечься от уже риторического вопроса о необходимости создания СМУ, остается вопрос о его будущей эффективности — у совета нет механизмов влияния на какие-либо решения Президиума. Более того, поскольку около половины членов СМУ были не избраны, а скорее назначены (это люди, которые занимались организацией съезда), непонятно кого именно они представляют. Президиум РАН мог бы не утвердить Устав СМУ РАН, по крайней мере, в том виде, в котором он существует. Кроме того, Академия должна осознать, что в России сформировалась (я говорю о биологии, поскольку не знаю, как обстоят дела в других отраслях знания) пока еще тонкая прослойка активно работающих ученых в возрасте 2535 лет, которые не думают об отъезде за границу и хотят (пока) попытаться изменить ситуацию в науке. Этим людям надо не только обеспечить возможность научной карьеры, но и допустить их до решения вопросов на уровне Академии.

Омар Кантидзе, к.б.н.,
с.н.с. Института биологии гена РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: