Вера и атеизм уравновешивают друг друга

Рассуждения Льва Клейна комментирует Дмитрий Бак, проректор РГГУ по научной работе, кандидат филологических наук.

Статья Л.С. Клейна меня не устраивает по трем причинам. Первая — юридическая. В цивилизованном мире существует общепринятый запрет на экстремизм, на нетерпимость к другим взглядам, в том числе религиозным. Статья, хотя и содержит отдельные разумные мысли, на мой взгляд, явно демонстрирует абсолютную нетерпимость автора. Эта статья лишний раз доказывает, что атеизм — одна из разновидностей религиозных по природе своей воззрений. Сама этимология слова «религия» говорит о «связи», «связанности» человека со сверхсущностным началом. Атеизм Клейна именно таков, на мой взгляд, он заводит автора в тупик фанатизма, некритичного следования неким догмам.

Теперь о второй причине неприятия текста Клейна. Я уверен, что существование рядом атеистических и религиозных убеждений — это необходимая гарантия того, что ни одно из соперничающих воззрений не станет единственно возможным, инквизиторски неизбежным, опасным для другого. Это пестрота, напоминает модель Вселенной, основанную на разбегании галактик. Не только религиозным людям атеизм нужен как честное воззрение определенной части людей, которые в этом убеждены и не посягают на свободу других людей, но и атеистам нужна религия, нужны религиозные воззрения как вечное поле недоумения и притяжения, а вовсе не ненависти.

Наконец, третье, самое серьезное возражение. Здесь я уже не буду прятаться за юридические оговорки или логические парадоксы. Взгляды господина Клейна крайне наивны, крайне отсталы, крайне несовременны и давно опровергнуты не религией, а наукой. В своей великой книге «Категории средневековой культуры» Арон Гуревич говорит о простейшей вещи: Бог Один — центр мировоззрения человека скандинавского Средневековья. Мы убеждены, что бога Одина нет, что он не поразит нас своей десницею, это медицински доказанный факт. Тем не менее, пишет Гуревич, если мы попробуем вынуть представление об Одине из системы средневекового североевропейского мировоззрения, то все разрушится. Мы не поймем огромного массива событий той эпохи. В этом случае вместо встречи с другим сознанием мы натолкнемся на свое собственное, на клон нас самих. Если для нас бог Один не существует, то это не значит, что его нет для того, кто в него верил, а это значит, что он есть. Это дважды два, господин Клейн, что всегда равняется четырем, а не стеариновой свечке, как это у Вас получается!

Рассуждения Л.С. Клейна подобны тезису, внешне очень разумному: «китайского языка не существует!» Я ведь не знаю ни единого иероглифа, он мне в быту не нужен, это какие-то непонятные закорючки, значит, его нет. Это такое классическое (бесовское) удвоение сознания, когда человек думает, что он глядит наружу, а видит только свое собственное отражение, как Нарцисс. Это и Платоном описано, помните: пещера, солнце и тени на стене. Эта стать — яркий пример заблуждения не только юридического, логического, не только нравственного, но и научного. Подобная система воззрений, на мой взгляд, юридически неправомочна, ненаучна, и нравственно несостоятельна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *