О необходимости диалога верующих и неверующих

Владимир Федоров

Вла­ди­мир Федо­ров

Пуб­ли­ку­ем ком­мен­та­рий к кни­ге Алек­сандра Нико­но­ва и ста­тье Льва Клей­на пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка, про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра Федо­ро­ва, дирек­то­ра Пра­во­слав­но­го инсти­ту­та мис­сио­ло­гии и эку­ме­низ­ма (Санкт-Петер­бург), пре­по­да­ва­те­ля ряда свет­ских вузов, кан­ди­да­та бого­сло­вия, кан­ди­да­та фило­соф­ских наук. Напом­ним, что в ТрВ № 6 от 24 июня 2009 г., в номе­ре, посвя­щен­ном про­бле­мам вза­и­мо­от­но­ше­ний нау­ки и обра­зо­ва­ния, было опуб­ли­ко­ва­но интер­вью с В.Федоровым.

Каза­лось бы, мне не подо­ба­ет реа­ги­ро­вать на рецен­зию, реко­мен­ду­ю­щую кни­гу, кото­рую я не читал. Одна­ко, во-пер­вых, меня попро­си­ли поде­лить­ся сво­им отно­ше­ни­ем к мыс­лям рецен­зен­та не толь­ко о рецен­зи­ру­е­мой кни­ге. Во-вто­рых, мне уда­лось успеть загля­нуть в обсуж­да­е­мую кни­гу и кое-что узнать об ее авто­ре, и это под­твер­ди­ло пер­вое впе­чат­ле­ние от чте­ния кни­ги. В целом пись­мо проф. Клей­на пока­за­лось мне зна­ко­мым. Воз­дер­жусь от штам­па «до боли зна­ко­мым», но после его про­чте­ния ста­ло как-то груст­но…

Так полу­чи­лось, что послед­ние две неде­ли я посто­ян­но встре­чал­ся с самы­ми раз­ны­ми нега­тив­ны­ми и про­тестны­ми реак­ци­я­ми на рели­гию в целом, Пра­во­слав­ную Цер­ковь, кле­ри­ка­ли­за­цию (от выска­зы­ва­ния Нобе­лев­ско­го лау­ре­а­та, пор­ту­галь­ско­го писа­те­ля-ком­му­ни­ста Жозе Сара­ма­го, назвав­ше­го Биб­лию «учеб­ни­ком без­нрав­ствен­но­сти», до про­тестной акции сту­ден­тов в СПб­ГУ на кон­фе­рен­ции «Рели­гия в миро­вой поли­ти­ке», мно­го­чис­лен­ных бло­гов и др.).

На пер­вый взгляд, эта тен­ден­ция внут­ренне не свя­за­на с наме­тив­шей­ся дру­гой тен­ден­ци­ей – реа­би­ли­ти­ро­вать совет­скую власть и ста­ли­низм, но фор­маль­но они высо­ко кор­ре­ли­ру­ют. И выска­зы­ва­ния акад. Гин­збур­га, и пись­мо проф. Клей­на, и про­чие анти­ре­ли­ги­оз­ные суж­де­ния сви­де­тель­ству­ют об отсут­ствии уже дав­но столь необ­хо­ди­мо­го диа­ло­га уче­ных, осо­зна­ю­щих себя веру­ю­щи­ми, и уче­ных, осо­зна­ю­щих себя ате­и­ста­ми. Одна­ко диа­лог этот воз­мо­жен толь­ко в про­стран­стве куль­ту­ры толе­рант­но­сти, в ува­же­нии к оппо­нен­ту (во вся­ком слу­чае без оскорб­ле­ний) и на каком-то хотя бы отча­сти науч­ном уровне.

Мои ком­мен­та­рии к неболь­шо­му пись­му проф. Клей­на не могут быть про­стран­ны­ми, а диа­лог тре­бу­ет нето­роп­ли­во­го раз­го­во­ра, вслу­ши­ва­ния в спо­кой­ную речь собе­сед­ни­ка. Вряд ли насто­я­щей сво­ей репли­кой я сумею всту­пить в такой диа­лог.

Хочет­ся оста­вить в сто­роне рецен­зи­ру­е­мую кни­гу Алек­сандра Нико­но­ва, это­го «вла­сти­те­ля умов интел­ли­гент­ной пуб­ли­ки», как назы­ва­ет его один из интер­нет-ресур­сов. Посколь­ку его пер­вая кни­га назы­ва­ет­ся (вынуж­ден отто­чить) «Х.…я кни­га», при­шлось загля­нуть и оце­нить адек­ват­ность назва­ния. Труд­но пред­ста­вить себе диа­лог с этим авто­ром. (Неуже­ли и эта кни­га понра­ви­лась рецен­зен­ту, кото­ро­му нра­вят­ся все кни­ги это­го жур­на­ли­ста?)

Да и харак­те­ри­сти­ка проф. Клей­на не побуж­да­ет пре­одо­леть анти­па­тию к авто­ру: «кни­ги Нико­но­ва все­гда… не полит­кор­рект­ны, с эпа­ти­ру­ю­щи­ми выпа­да­ми, ино­гда с пере­хле­ста­ми. Быва­ют и пря­мые ошиб­ки – как без них? Ведь Нико­нов берет­ся за темы, не явля­ю­щи­е­ся его пря­мой спе­ци­аль­но­стью, он дол­жен раз­би­рать­ся на ходу, про­ра­ба­ты­вая науч­ную лите­ра­ту­ру, бесе­дуя со спе­ци­а­ли­ста­ми. Попу­ля­ри­за­ции каж­дой из этих тем мож­но посвя­тить всю жизнь. А у него их десят­ки (книг, а не жиз­ней)». Поз­во­лю себе усо­мнить­ся в том, что проф. Клейн так же мило­сер­ден к сту­ден­там и аспи­ран­там, хва­та­ю­щим­ся за мно­гие темы и пото­му не соблю­да­ю­щим эле­мен­тар­ные тре­бо­ва­ния нау­ки.

Дру­гое дело проф. Клейн, зна­ме­ни­тый в Евро­пе и Аме­ри­ке уче­ный, и при­том исто­рик, архео­лог, антро­по­лог, фило­лог. Но и с Львом Саму­и­ло­ви­чем диа­лог, похо­же, не полу­чит­ся. Он утвер­жда­ет: «Я при­дер­жи­ва­юсь пра­вил нау­ки». Одна­ко затем заяв­ля­ет, что даже агно­сти­ки ему непри­ем­ле­мы: «агно­сти­ки допус­ка­ют, что, воз­мож­но, есть там некая выс­шая созна­тель­ная сила, управ­ля­ю­щая миром, толь­ко мы ее не зна­ем. пока эти гипо­те­зы не толь­ко не дока­за­ны, но и на их выдви­же­ние нет осно­ва­ний, нуж­но исхо­дить из того, что это­го явле­ния не было и нет».

Стро­го гово­ря, об осно­ва­нии для выдви­же­ния гипо­те­зы раз­мыш­ля­ет тот, кто ее выдви­га­ет, а не оппо­нент. Что же каса­ет­ся недо­ка­зан­но­сти гипо­те­зы, то ведь она и не опро­верг­ну­та, а пото­му, ста­ло быть, име­ет пра­во на суще­ство­ва­ние, и выдви­нув­ший ее не заслу­жи­ва­ет диа­гно­за, кото­рый ста­вит веру­ю­щим людям проф. Клейн. Кро­ме того, для уче­но­го, осо­бен­но есте­ствен­ни­ка, физи­ка, да и любо­го, по-види­мо­му, спе­ци­а­ли­ста важ­но верить в то, что зако­ны при­ро­ды, кото­рые он пыта­ет­ся открыть, суще­ству­ют, что есть некие смыс­лы и прин­ци­пы миро­устрой­ства. В про­тив­ном слу­чае стран­но и немо­ти­ви­ро­ван­но выгля­дит науч­ный поиск. Не могу не сослать­ся на уди­ви­тель­но про­стую мысль свя­той Эдит Штайн: «Кто ищет Исти­ну, тот ищет Бога, неза­ви­си­мо от того, созна­ет он это или нет».

Стран­ным выгля­дит жела­ние проф. Клей­на быть пред­став­лен­ным в Меж­кон­фес­си­о­наль­ном сове­те при Пре­зи­ден­те: «По рож­де­нию я еврей и счи­та­ет­ся, что меня дол­жен пред­став­лять глав­ный рав­вин Бер Лазар . А с какой ста­ти? Я неве­ру­ю­щий. Вооб­ще я пола­гаю, что в Сове­те Кон­фес­сий не пред­став­ле­но боль­шин­ство насе­ле­ния стра­ны – неве­ру­ю­щие, нево­церкв­лен­ные. Это осо­бая, так ска­зать, кон­фес­сия, самая мно­го­чис­лен­ная».

Дей­стви­тель­но, с какой ста­ти? Бер Лазар пред­став­ля­ет не евре­ев, а иуде­ев, тех, кто испо­ве­ду­ет иуда­изм. И если речь идет о Сове­те Кон­фес­сий, т.е. испо­ве­да­ний – рели­гий и рели­ги­оз­ных тра­ди­ций, ате­и­стам вряд ли там есть чем зани­мать­ся. Вызы­ва­ет грусть и печаль сле­ду­ю­щее выска­зы­ва­ние Льва Саму­и­ло­ви­ча: «За свои 82 года я ни разу в жиз­ни не был в сина­го­ге и не соби­ра­юсь в нее захо­дить». Уче­ный-гума­ни­та­рий, изу­ча­ю­щий древ­ние куль­ту­ры, ни разу не посе­тил места куль­та одной из древ­ней­ших миро­вых рели­гий, ста­ло быть, не имел инте­ре­са к рели­ги­оз­ной куль­ту­ре, вклю­чая и куль­ту­ру пред­ков.

Как же я могу дове­рять объ­ек­тив­но­сти это­го уче­но­го, кото­рый, стро­го гово­ря, мно­го­го не зна­ет о той куль­ту­ре, кото­рой, как он заяв­ля­ет, несмот­ря на кор­ни свои, чужд. Если бы он ска­зал: «я пока в неве­де­нии», его мож­но было бы понять, но, вряд ли как уче­но­го с 60-лет­ним ста­жем про­стить. К сожа­ле­нию, это типич­ная ситу­а­ция для мно­гих про­шед­ших совет­скую ате­и­сти­че­скую шко­лу про­мы­ва­ния созна­ния (не моз­гов). «Я не верю в бога», – заяв­ля­ют они, а в сво­их пред­став­ле­ни­ях о Боге руко­вод­ству­ют­ся или доре­во­лю­ци­он­ны­ми кни­жеч­ка­ми с кар­тин­ка­ми, в кото­рых какой-то дедуш­ка парит над обла­ка­ми, или кари­ка­ту­ра­ми Жана Эффе­ля. В тако­го бога не верят и кле­ри­ка­лы.

Чело­век, кото­рый заяв­ля­ет, что он ни в каких богов не верит, как пра­ви­ло, не заме­ча­ет куми­ров, кото­рым покло­ня­ет­ся, систе­мы цен­но­стей, куль­ту кото­рой при­ча­стен. Мож­но ли встре­тить чело­ве­ка, у кото­ро­го нет ниче­го свя­то­го? А если есть, то и заро­дыш какой-то пусть язы­че­ской рели­гии есть, и культ свой есть. Совет­ская власть с ее куль­том лич­но­сти тому при­мер. Дру­гое дело, что рели­гии эти могут быть весь­ма при­ми­тив­ны­ми и не сопо­ста­ви­мы­ми с миро­вы­ми, но, мне пред­став­ля­ет­ся, лич­но­сти без куми­ров и богов вряд ли суще­ству­ют.

И нуж­но или не знать, или не ува­жать миро­вую нау­ку, если счи­тать веру­ю­щих уче­ных боль­ны­ми. В исто­рии нау­ки здо­ро­вых, пожа­луй, не боль­шин­ство.

Не полу­чит­ся диа­лог наш и по дру­го­му осно­ва­нию. Мы во мно­гом с проф. Клей­ном соглас­ны. Он воз­му­ща­ет­ся фана­тиз­мом мусуль­ман, пра­во­слав­ных, орто­док­саль­ных иуде­ев. Я счи­таю, что фана­тизм дол­жен быть глав­ной оза­бо­чен­но­стью обще­ства в его пози­ци­о­ни­ро­ва­нии к рели­гии. Здесь не столь­ко нуж­но воз­му­щать­ся, сколь­ко при­ду­мать, как све­сти его на нет или хотя бы к мини­му­му. И здесь фана­тизм ате­и­ста не помо­жет. Нуж­на куль­ту­ра толе­рант­но­сти и куль­ту­ра педа­го­ги­ки, в кото­рой рели­ги­оз­ная про­бле­ма­ти­ка зай­мет свое место.

И я счи­таю, что про­ек­ты «Осно­вы пра­во­слав­ной куль­ту­ры» или нынеш­ний – «Духов­но-нрав­ствен­ное вос­пи­та­ние», не про­ду­ма­ны. Доста­точ­но при­ве­сти при­мер из Тюме­ни, кото­рый попал даже в госде­пов­ский отчет про­шло­го года (без­об­раз­ные ксе­но­фоб­ские утвер­жде­ния кан­ди­да­та социо­ло­ги­че­ских наук, читав­шей лек­ции для буду­щих пре­по­да­ва­те­лей кур­са ОПК. Так научи­ло ее духо­вен­ство епар­хии, надо пола­гать). Убеж­ден, что пред­ло­же­ние обя­за­тель­но­го кур­са «Осно­вы миро­вой рели­ги­оз­ной куль­ту­ры» не вызва­ло бы такой оппо­зи­ции обще­ства и поз­во­ли­ло бы умень­шить чис­ло фана­ти­ков сре­ди ате­и­стов. Конеч­но, и его мож­но загу­бить, если так и не создать базу для обще­ствен­ной дис­кус­сии на эту тему и диа­ло­га веру­ю­щих и неве­ру­ю­щих.

И опас­ность кле­ри­ка­лиз­ма суще­ству­ет, согла­сен. Посто­ян­но при­хо­дит­ся напо­ми­нать пра­во­слав­ным мис­си­о­не­рам, что имен­но кле­ри­ка­лизм оттал­ки­ва­ет от Церк­ви мно­гих людей, кото­рые на нее в новой Рос­сии все-таки посмат­ри­ва­ют и даже заха­жи­ва­ют в мину­ты жиз­ни труд­ные. Эта тема тре­бу­ет осо­бо­го раз­го­во­ра и тер­пе­ния с обе­их сто­рон. Часто новое в жиз­ни обще­ства, вполне есте­ствен­ное для тра­ди­ци­он­ной Запад­ной Евро­пы, вос­при­ни­ма­ет­ся как кле­ри­ка­ли­за­ция, в част­но­сти госу­дар­ствен­но аккре­ди­то­ван­ные бого­слов­ские факуль­те­ты в уни­вер­си­те­тах. Но и факуль­те­ты, и бого­слов­ские ака­де­ми­че­ские сте­пе­ни для мно­гих запад­ных стран – нор­ма.

Нет смыс­ла, да и нет места в жан­ре моей репли­ки отме­чать неточ­но­сти, некор­рект­но­сти и нело­гич­но­сти в пись­ме Льва Саму­и­ло­ви­ча, напри­мер поже­ла­ние при кри­ти­ке Биб­лии обя­за­тель­но иметь в виду и апо­кри­фы. Не хочет­ся верить про­ро­че­ству проф. Клей­на, что «кни­ге суж­де­на дол­гая жизнь». Убеж­ден, что она никак не будет спо­соб­ство­вать столь необ­хо­ди­мо­му диа­ло­гу веру­ю­щих и неве­ру­ю­щих, и преж­де все­го пото­му, что дале­ка как от рели­ги­оз­ных и цер­ков­ных реа­лий, так и от солид­но­го насле­дия «науч­но­го ате­из­ма». Доста­точ­но при­ве­сти несколь­ко суж­де­ний из рецен­зи­ру­е­мой кни­ги:

«Почти тыся­чу лет чер­но­ряс­ни­ки тер­ро­ри­зи­ро­ва­ли Рос­сию – гра­би­ли, наси­ло­ва­ли жен­щин и детей, уби­ва­ли, пыта­ли, зани­ма­лись рабо­тор­гов­лей…

Леген­да об Иису­се – типич­ная сказ­ка о Золуш­ке. Сери­аль­ная исто­рия. Был нищим – про­бил­ся на самые вер­ха, стал боль­шим небес­ным началь­ни­ком, выше кото­ро­го уже и нет. Любо!.. Свой чело­век на небе, к кото­ро­му мож­но обра­тить­ся за уте­ше­ни­ем и кото­рый апри­о­ри нерав­но­ду­шен, ибо за нас постра­дал. Хри­стос – бог пора­жен­цев и мар­ги­на­лов. Бог неудач­ни­ков… И чем ниже зака­ты­ва­лось солн­це импе­рии, тем выше всхо­ди­ла рели­гия лузе­ров… Умно­му закон не нужен, что­бы быть поря­доч­ным. А тупо­му необ­хо­ди­ма узда. И хри­сти­ан­ство яви­лось такой уздой – страш­ной сказ­кой для плеб­са, кото­рый, слов­но осел, управ­ля­ет­ся рай­ской мор­ков­кой, вися­щей спе­ре­ди, и адской плет­кой, вися­щей над зад­ни­цей. Ина­че быд­ло не пони­ма­ет… Хри­сти­ан­ство – это сур­ро­гат­ная нрав­ствен­ность».

После зна­ком­ства с эти­ми цита­та­ми для мно­гих чита­те­лей уже не нуж­на будет рецен­зия. Понят­но, что диа­ло­га с авто­ром не полу­чит­ся. Все-таки и в годы без­бож­ной пяти­лет­ки так, кажет­ся, не писа­ли. После же того, как ста­ло извест­но, что при совет­ской ате­и­сти­че­ской вла­сти сот­ни тысяч наших близ­ких и даль­них невин­ных сограж­дан постра­да­ли за веру и ста­ли муче­ни­ка­ми, не счи­тая еще боль­ше­го чис­ла испо­вед­ни­ков, сим­па­тии уче­но­го-гума­ни­та­ра к тако­го рода тек­стам как-то не очень понят­ны.

И все же верю, что воз­мо­жен диа­лог, путь к посте­пен­но­му вза­им­но­му при­зна­нию мак­си­мы отца Тей­я­а­ра де Шар­де­на, иезу­и­та и антро­по­ло­га: «Нау­ка и рели­гия – это две допол­ня­ю­щие одна дру­гую сто­ро­ны одно­го и того же позна­ва­тель­но­го акта, един­ствен­но­го акта, могу­ще­го охва­тить позна­ние выс­ше­го».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *