Борцы с верой приходят и уходят

Анна Архангельская
Анна Архангельская

Публикуем комментарий на статью Льва Клейна доцента филологического факультета МГУ Анны Архангельской.

Спорить с убежденными людьми — занятие бессмысленное. Это только древние были уверены, что в спорах рождается истина, вся многовековая история человечества ярко и наглядно показывает, как из споров рождаются войны, массовые убийства и кровопролития, революции и лагеря смерти. Если человек в первых словах заявляет: «Я атеист — ни в каких богов не верю», — то, разговаривая с ним, надо либо обладать даром апостольским, либо с самого начала считать, что мы по-разному видим этот мир. Так, нормальный человек никогда не убедит дальтоника в том, какого на самом деле цвета деревья в лесу.

Проблемы начинаются тогда, когда убежденные люди начинают, возводя свои убеждения в абсолют, выдавать их за единственно возможный взгляд на мир, которому обязаны следовать все и вся. Наиболее распространенный способ в этом случае — очернение противоположной точки зрения, сарказм и ирония, издевательство и осмеяние. Тогда протест православных против кощунственной выставки, оскорбляющей их религиозные чувства, называется «бесчинствами православных святош» (при этом хочется задать вопрос, ко всем ли формам протеста автор готов применить свой же совет «не нравится — не посещайте»). На таком культурном и интеллектуальном уровне вести полемику как-то не хочется, поскольку все-таки помнится, что, унижаясь до оскорблений, любой человек прежде всего роняет самого себя.

Спорить по поводу веры в чудо схождения Благодатного огня в Великую Субботу в Иерусалиме или в чудо мироточения икон в общем-то бессмысленно, ибо сказано: «Имеющий уши — да слышит». У К.С. Льюиса в «Хрониках Нарнии» есть замечательный образ гномов, отказывающихся верить в чудеса и считающих их враньем: если человек не хочет видеть, его свобода воли простирается и до того, чтобы ограничить себя стенками своей воображаемой тюрьмы — сугубо материального мира. Впрочем, сейчас автор рецензии наверняка упрекнет меня в столь «нелюбом» ему инфантилизме. Мне же как-то ближе Христово «Будьте, как дети».

Не совсем понятен пассаж про то, что в Межрелигиозном совете России и Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте право решающего голоса должны иметь люди неверующие. Как-то даже странно напоминать ученому человеку, что слово религия, входящее в название обеих организаций, видимо, все-таки не случайно, традиционно в словарях имеет значение: «одна из форм общественного сознания, обусловленная верой в существование сверхъестественного. Эта вера — основной признак и элемент любой религии, которую представляют верующие» (см., например, соответствующую статью в Википедии). А «неверующие», как нам подсказывают законы русского языка, -это люди, чуждые религиозного взгляда на мир, люди, которым вера (еще раз напомню, основной признак и элемент любой религии) абсолютно не нужна. Поэтому они не представляют собой религиозного объединения, и включение их в указанные организации по меньшей мере странно.

Разумеется, не проходит автор и мимо традиционных штампов о противоположности науки и религии: «Точно так ослабляет его (разоблачительный пафос очередной книги, А Никонова. — А.А.) и замалчивание позитивных вкладов церкви в просвещение и окультуривание народных масс. Как-никак церкви и монастыри были не только очагами религиозного мракобесия и фанатизма, но и рассадниками грамотности и книжности, часто и центрами искусства и даже первыми университетами. В одном флаконе, так сказать. Другое дело, что наука рано отделилась от церкви, и надо бы показать, что она противоположна религии. Религия основана на вере, а наука — на недоверии и проверке. Противопоставления науки религиозным догмам в книге нет — и, на мой взгляд, это ее самый слабый пункт».

Хочется все-таки спросить: рано — это когда? В XVIII в., после петровских реформ? Так ли уж это рано с точки зрения истории России? И совсем ли отделилась или все-таки опиралась на созданную в предыдущие столетия базу? И как быть с довольно большим количеством истинно и глубоко верующих ученых (как гуманитариев, так и естественников)?

Заканчивается рецензия словами о том, что новой книге А. Никонова суждена долгая жизнь. Хочется заметить, что пророчества такого рода очень часто звучали из уст борцов с религией. В конце концов и на месте Храма Христа Спасителя должен был быть Дворец Советов, задуманный как памятник Ленину, Коминтерну и образованию Союза ССР. И где они все теперь? Борцы с верой приходят и уходят, а вера — остается..

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: