Синхротронная потёмкинская деревня

О ситуации в Курчатовском центре синхротронного излучения и нанотехнологий. Взгляд пользователя

Рис. В. Александрова
Рис. В. Александрова

В связи с Указом Президента РФ «О дополнительных мерах по реализации пилотного проекта по созданию национального исследовательского центра „Курчатовский институт“» особую актуальность приобретает вопрос о том, что происходит в Курчатовском институте вообще, и одной из наиболее известных установок — синхротроне — в частности. Насколько рационально руководство Курчатовского института управляет своим хозяйством? ТрВ знакомит читателей со взглядом одного из пользователей синхротрона, который, по понятным причинам, предпочел остаться неизвестным.

Вопрос: Что представляет собой курчатовский источник синхротронного излучения, и какова роль директора Курчатовского института Михаила Ковальчука в его создании?
Ответ: Среди физических установок в РНЦ «Курчатовский институт» одной из наиболее разрекламированных директором института М.В. Ковальчуком установок является синхротронный источник «Сибирь-2». Собственно говоря, первым административным постом М.В.Ковальчука в Институте являлся именно пост директора синхротрона, имеющего статус отдельного института в составе РНЦ КИ (Курчатовский центр синхротронного излучения и нанотехнологий). В должности его директора М.В.Ковальчук состоит и по сей день (в «нагрузку» к директорству всем РНЦ КИ, Институтом кристаллографии РАН и многим другим должностям).
Синхротрон проектировался в начале 80-х как первый в СССР специализированный источник синхротронного излучения (СИ); так называемый источник СИ 2-го поколения (синхротрон ВЭПП в Новосибирске является источником 1-го поколения, и синхротронное излучение является там паразитным). С распадом СССР проект был заморожен. Где-то в 94-м году запущено малое кольцо (малые энергии, преимущественно физика поверхности, люминесценция и т. п.). Примерно в это же время М.В.Ковальчук начал активно проталкивать запуск основного кольца (рентген). По всей видимости, его вклад в то, что в конце 90-х кольцо все же заработало, довольно велик.
На момент проектирования «Сибирь-2» была вполне современной машиной. В других странах есть несколько работающих синхротронов-ровесников, но все они прошли глубокую модернизацию. Всего в мире существует около 40 источников СИ и еще несколько строится. Среди них «Сибирь 2» является весьма средненьким по своим возможностям (хотя на сайте центра синхротронного излучения и нанотехнологий сказано, что он — среди лучших). Тем не менее, для очень широкого круга более-менее рутинных научных и прикладных задач синхротрон 2-го поколения вполне приемлем, и на нем можно получать хорошие результаты. Отметим, что синхротрон — дорогое удовольствие. Только прямое потребление электричества самим кольцом составляет тысячи, десятки и сотни тысяч кВт в сутки (в зависимости от режима работы). Плюс охлаждение, зарплаты ускорительщиков (во время работы кольца необходимо круглосуточное дежурство), содержание большого зала… Понятно, что во всем мире на синхротронщиков существует давление — нужно больше результатов.
Вопрос: И как дела с результатами?
Ответ: Cам по себе синхротрон представляет интерес разве что для ускори-тельщиков. Хотя я к ним не отношусь, но мне кажется, что и для них машина 30-летней давности сверхинтереса не представляет. Пользователям нужны «станции», т. е. выводы СИ, на которых стоят приборы (дифрактометры и т. п.), и регулярная работа кольца. Во всем мире на синхро-тронных станциях стоят самые лучшие приборы (что логично — двигатель от «мерседеса» не вешают на «запорожец»). Каждая станция стоит очень приличных денег. В РНЦ КИ запланировано 12 выходов СИ (для сравнения, максимум — около 80 выходов на Spring8 в Японии). Сейчас М.В.Ковальчук провозглашает, что скоро будет 40 выходов. Два года назад с большой помпой (приезд Президента Путина и т. п.) куплен и в прошлом году поставлен вигглер из Новосибирска — специализированный многополюсный магнит, существенно улучшающий характеристики машины для нескольких станций. Стоимость вигглера — миллионы долларов. Отметим, что вигглеры из Новосибирска вполне конкурентосопосбны на мировом рынке. Планируется поставка еще одного вигглера.
Сейчас идет бурное строительство/расширение здания синхротрона. Правда, непонятно, зачем выкладывать пол и стены огромного зала мрамором; я был на многих синхротронах в Европе — нигде так глупо деньги не выбрасывают. Но в РНЦ КИ денег на ремонт не считают: через пару месяцев после завершения полного ремонта (стеклопакеты и т. п.) большого здания бывшего линейного ускорителя «Факел», где размещались кабинеты сотрудников синхротрона, начат новый ремонт для размещения в том же здании центра генного инженера, академика Константина Скрябина. Установленные ранее стеклопакеты отправились на свалку.
Самое главное — работа синхротрона и станции. Из 12 станций работает 5, из которых только на одной (!) работа идет почти постоянно, еще на 2 — регулярно, а еще на 2 — спорадически. То есть использование пучка крайне неэффективно. Пучок реально есть где-то 1−2 недели в месяц (если усреднить за год). Хуже того, регулярно срывается сама работа, т. е. пучок теряется в течение дня, и время пользователей пропадает. Это практически убивает возможность приезда исследователей из других городов (что нормально во всем мире) и сильно затрудняет работу, например, с белками (они часто не могут ждать перезапуска пучка).
Конечно, синхротрон — установка сложная в обслуживании, и сбои случаются везде. Однако на нормальных источниках в Европе и США время работы на пользователей составляет 85−90%. В РНЦ КИ я бываю уже несколько лет, и ситуация с пучком как была плохой, так и осталась без изменений. Списывать все на издержки «детского периода» уже сложно. Частично проблемы связаны с тем, что многие важные радиофизические детали ускорителя чисто физически устарели и постоянно идет латание образующихся дыр. То есть синхротрон борется за существование, а не за нормальную работу. Решить это можно сравнительно просто (по крайней мере частично), купив, например, новый резонатор. Дорого, конечно, но машина будет работать. Но резонатор высоким гостям не покажешь, поэтому зачем он нужен?
Колоссальными усилиями завершается строительство еще пары станций. Главной проблемой является (в добавление к чудовищным проблемам с элементарными закупками, что в РНЦ КИ доведено до абсурда по сравнению с РАН) отсутствие людей. В нескольких случаях на строительство/проектирование/поддержку двух, а то и трех станций приходится по 1−2 человека, что делает нереальным какой-либо прогресс. Проблема персонала стоит крайне остро особенно теперь, когда закуплен целый цех нового оборудования для нано-технологий и потенциального совмещения с СИ. Людей нет, как нет особо и задач, а затрачены миллионы долларов. В частности, на пандус, с которого высокие гости, в том числе Президент России, и журналисты смотрят на громадный вылизанный, но безлюдный зал с приборами (формально — чистая зона).
Вопрос: Это — Ваши впечатления, а есть ли какие-то объективные данные?
Ответ: Можно посмотреть на список публикаций, приведенный на сайте Курчатовского центра синхротронного излучения и нанотехнологий. 2009 год — 20 статей. 8 статей идет с одной станции. Часть статей вообще никакого отношения к СИ не имеет и попала в список потому, что сделана в другом институте людьми, числящимися на полставки в РНЦ КИ. Из 20 статей на самом синхротроне выполнено не более половины.
2008 год — 40 публикаций, из них 14 — с одной станции (несколько к РНЦ КИ имеют сугубо формальное отношение). Еще 8 статей — с двух других станций. По другим годам очень похожая ситуация. Конечно, ощутимая часть деятельности работающих станций идет на прикладные работы по госконтрактам, и не все публикуется. Но все равно реальной работы очень мало, несмотря на огромные вложения; себестоимость каждой статьи очень велика.
Вопрос: Что, по-Вашему, следует делать в такой ситуации?
Ответ: Разумеется, закрывать синхротрон было бы крайне неразумно. Но надо перестать разглагольствовать про сверхдостижения и заняться организацией нормальной работы. Однако при всей своей власти и связях М.В.Ковальчук в этом направлении не делает ничего. Ему, вероятно, гораздо интереснее придумывать новые направления для высасывания и освоения государственных денег.
Вопросы задавал Евгений Онищенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: