Новое как с опозданием узнанное старое

Ирина Левонтина
Ири­на Левон­ти­на

Есть ста­рый анек­дот. Чело­век в поез­де чита­ет кни­гу, поми­нут­но вос­кли­цая: «Ух, ты!», «Вот это да!», «Не может быть!». Нако­нец кто-то из попут­чи­ков не выдер­жи­ва­ет: «Про­сти­те, а что это вы такое увле­ка­тель­ное чита­е­те?» Тот пока­зы­ва­ет облож­ку: «Орфо­гра­фи­че­ский сло­варь». В послед­ние дни я все вре­мя вспо­ми­наю этот анек­дот в свя­зи со все­на­род­ным обсуж­де­ни­ем недав­но издан­но­го при­ка­за за под­пи­сью мини­стра Фур­сен­ко, в кото­ром пере­чис­ле­ны сло­ва­ри, содер­жа­щие нор­мы рус­ско­го язы­ка «как госу­дар­ствен­но­го». Саму исто­рию я уже изло­жи­ла в колон­ке от 1 сен­тяб­ря. Я тогда наме­рен­но не вда­ва­лась в лек­си­ко­гра­фи­че­ские тон­ко­сти, счи­тая важ­ным дру­гое: непо­нят­ную про­це­ду­ру фор­ми­ро­ва­ния Спис­ка и свя­зан­ные с нею кор­руп­ци­он­ные опас­но­сти, «непро­пи­сан­ный», как теперь гово­рят, меха­низм при­ме­не­ния При­ка­за, неяс­ные пра­во­вые послед­ствия издан­но­го доку­мен­та и т.д. Сами же пере­чис­лен­ные в При­ка­зе сло­ва­ри – что ж, они не луч­шие (кро­ме Грам­ма­ти­че­ско­го сло­ва­ря Зализ­ня­ка, разу­ме­ет­ся), но и дале­ко не худ­шие. Ника­кой куль­тур­ной ката­стро­фы от того, что эти­ми сло­ва­ря­ми навод­нят­ся все учре­жде­ния, не про­изой­дет – хотя вооб­ще-то по-хоро­ше­му, если госу­дар­ство так уж хочет, что­бы мы эти­ми сло­ва­ря­ми руко­вод­ство­ва­лись, ему сле­до­ва­ло бы обес­пе­чить бес­плат­ный доступ к их элек­трон­ным вер­си­ям в Интер­не­те для всех жела­ю­щих. Да кро­ме того, я бы вполне удо­вле­тво­ри­лась, если бы в При­ка­зе была при­пис­ка типа «а так­же все сло­ва­ри, име­ю­щие гриф Рос­сий­ской ака­де­мии наук». А то непо­нят­но, зачем стране Ака­де­мия наук, если ей нель­зя даже дове­рить само­сто­я­тель­но коди­фи­ци­ро­вать нор­мы рус­ско­го язы­ка. При­каз направ­лен про­тив запо­ло­нив­ших рынок абсо­лют­но «левых» сло­ва­рей, но в ака­де­ми­че­ских-то инсти­ту­тах вро­де не совсем лап­тем щи хле­ба­ют. Ну, мож­но уста­но­вить срок год­но­сти – ска­жем, сло­ва­ри, издан­ные не более 15 лет назад. Хотя, при­знать­ся чест­но, я лич­но для домаш­них нужд поль­зу­юсь, напри­мер, клас­си­че­ским орфо­эпи­че­ским сло­ва­рем под редак­ци­ей Р.И. Ава­не­со­ва, издан­ным в 1997 г. шестым сте­рео­тип­ным изда­ни­ем, а вооб­ще-то вышед­шим в 1983 г., т.е. более чет­вер­ти века назад. Ну не так уж стре­ми­тель­но меня­ют­ся орфо­эпи­че­ские нор­мы, не сто­ит пре­уве­ли­чи­вать. Наде­юсь, что огром­ное коли­че­ство напи­сан­ных мною за послед­ние лет 15 тек­стов о язы­ко­вых изме­не­ни­ях дает мне пра­во на такое заяв­ле­ние. Конеч­но, в слож­ных слу­ча­ях мож­но в Интер­не­те или на рабо­те посмот­реть, что дру­гие сло­ва­ри пишут. Но таких слу­ча­ев не так мно­го.

Я бы не ста­ла воз­вра­щать­ся к этой теме, но еже­днев­но зна­ко­мые спра­ши­ва­ют меня: «Ну, и как ты отно­сишь­ся к новым нор­мам рус­ско­го язы­ка?» А теле­ви­зи­он­ные дея­те­ли искусств сокру­ша­ют­ся: без­гра­мот­ность ста­но­вит­ся нор­мой! Виной же все­му веч­ные вра­ги чело­ве­че­ства – пад­кие на сен­са­ции жур­на­ли­сты. Думаю, что авто­ры боль­шин­ства репор­та­жей не смот­ре­ли ни сло­ва­ри из спис­ка, ни более ран­ние сло­ва­ри. Они пере­же­вы­ва­ют одни и те же несколь­ко при­ме­ров, оче­вид­ным обра­зом сооб­щен­ные одним линг­ви­стом. И – опять цити­рую анек­дот – чук­ча зна­ет это­го чело­ве­ка. А что, соб­ствен­но, долж­ны про­де­мон­стри­ро­вать эти при­ме­ры?

Ах, ужас, теперь допус­ка­ет­ся кофе не толь­ко в муж­ском, но и в сред­нем роде! Но откро­ем тот чет­верть­ве­ко­вой дав­но­сти авто­ри­тет­ный сло­варь, на кото­рый я уже ссы­ла­лась. Там уже допус­ка­ет­ся сред­ний род для сло­ва кофе. Конеч­но, если в каче­стве источ­ни­ка све­де­ний об орфо­эпии исполь­зо­вать исклю­чи­тель­но рекла­му кофе, где актер Кал­ны­ньш с инто­на­ци­ей обо­льсти­те­ля гово­рит: Толь­ко он!.. Но вот, напри­мер, покой­ный ака­де­мик Топо­ров счи­тал, что сло­во кофе долж­но быть сред­не­го рода и наста­и­вать на муж­ском роде вопре­ки систем­ным сооб­ра­же­ни­ям и тен­ден­ци­ям раз­ви­тия рус­ско­го язы­ка – это пустое упрям­ство сно­бов. Кста­ти, помни­те уте­сов­скую «Пес­ню ста­ро­го извоз­чи­ка»: Я ковал тебя отбор­ными под­ко­ва­ми /​ Я про­лёт­ку чистым лаком покры­вал. /​ Но мет­ро сверк­нул пери­ла­ми дубо­вы­ми, /​ Сра­зу всех он седо­ков окол­до­вал? Теперь уже мало кто зна­ет, что сло­во мет­ро мог­ло упо­треб­лять­ся в муж­ском роде. Сло­во кофе, кста­ти, я сама исполь­зую как сло­во муж­ско­го рода – да сло­ва­ри ведь это­го и не запре­ща­ют, даже реко­мен­ду­ют. Но дело же не в этом!

Или вот еще. Что за ново­сти – сло­во йогурт теперь раз­ре­ша­ет­ся про­из­но­сить с уда­ре­ни­ем на «у» – йогУрт!!! Ха-ха-ха, вот дура­ки, где это они такое слы­ша­ли. Под­тя­нем нару­кав­ни­ки, попра­вим очки и загля­нем в ава­не­сов­ский сло­варь. Так там допус­ка­ет­ся толь­ко (!) йогУрт. Тако­во было ста­рое уда­ре­ние, и имен­но с таким уда­ре­ни­ем это сло­во гра­мот­ные люди про­из­но­си­ли еще до того, как йогур­ты появи­лись на оте­че­ствен­ных при­лав­ках, это поз­же оно изме­ни­ло уда­ре­ние. Кста­ти, имен­но с уда­ре­ни­ем йогУрт я это сло­во слы­ша­ла лет 15 назад от ака­де­ми­ка Зализ­ня­ка. Не знаю, как он его сей­час уда­ря­ет, а спро­сить неудоб­но: за послед­ние дни линг­ви­стов уже совер­шен­но заму­чи­ли этим йогур­том.

Так что тут, как гово­рит­ся, либо крест сни­ми­те… Что пло­хо-то – что сло­варь слиш­ком сле­ду­ет за узу­сом, согла­ша­ясь на кофе в сред­нем роде, или что сле­ду­ет за ним недо­ста­точ­но, сохра­няя уже прак­ти­че­ски вышед­ший из упо­треб­ле­ния вари­ант йогУрт?

Нако­нец, добил меня все­об­щий сар­казм по пово­ду того, что теперь, ока­зы­ва­ет­ся, надо писать Интер­нет с боль­шой бук­вы. А рань­ше как надо было? Вот уже боль­ше 10 лет по это­му вопро­су ведут­ся оже­сто­чен­ные дис­кус­сии. Одни изда­ния при­зна­ют про­пис­ную бук­ву, счи­тая Интер­нет име­нем соб­ствен­ным, дру­гие пуб­лич­но кля­нут­ся исполь­зо­вать толь­ко строч­ную, посколь­ку с гло­баль­ной сетью «на ты» и ника­ко­го пие­те­та перед ней не испы­ты­ва­ют. А из соб­ствен­ных имен оно дав­но пере­шло в нари­ца­тель­ные, как, ска­жем, пам­перс или ксе­рокс. Арте­мий Лебе­дев обли­ва­ет пре­зре­ни­ем тех, кто пишет Интер­нет (мол, про­ша­рен­ные ком­пью­тер­щи­ки пишут это сло­во исклю­чи­тель­но со строч­ной), а весь­ма «про­ша­рен­ный» линг­вист Миха­ил Воло­вич, напро­тив, уста­но­вил в свое вре­мя для Рам­бле­ра как раз напи­са­ние Интер­нет с боль­шой бук­вы. В под­держ­ку обе­их точек зре­ния мож­но при­во­дить аргу­мен­ты. Если бы спро­си­ли меня, то я бы, пожа­луй, голо­со­ва­ла за малень­кую бук­ву. Но исправ­но пишу Интер­нет с боль­шой, посколь­ку я-то знаю: сло­ва­ря­ми до сих пор и при­зна­ва­лось толь­ко такое напи­са­ние. Так что впо­ру было бы воз­му­щать­ся, что лек­си­ко­гра­фы недо­ста­точ­но реши­тель­но меня­ют нор­мы. А то – теперь… ока­зы­ва­ет­ся… новые нор­мы… рефор­ма язы­ка…

А что до того, что без­гра­мот­ность ста­но­вит­ся нор­мой, то да, конеч­но, это так и есть – не здесь и сей­час, а вез­де и все­гда. Все новое сна­ча­ла воз­ни­ка­ет как нару­ше­ние, откло­не­ние, вызы­вая гнев пури­стов, и лишь потом посте­пен­но ста­но­вит­ся нор­мой. Неужто теле­ви­зи­он­ные дея­те­ли искусств хоте­ли бы гово­рить на язы­ке XVII века? Или XII? Или?..

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: