Интерпретация популяризации

Лев Клейн
Лев Клейн

Очень инте­рес­ные вопро­сы затро­ну­ла в сво­ей ста­тье «Попу­ля­ри­за­ция интер­п­ретации» фило­лог и науч­ный жур­на­лист Оль­га Закут­няя (см. ТрВ № 15 (34) от 4 авгу­ста 2009 г., с.3). Это вопро­сы о том, как попу­ля­ри­зи­ро­вать гума­ни­тар­ные нау­ки и мож­но ли создать для них спе­ци­аль­ный науч­но-попу­ляр­ный жур­нал. Ста­тья про­из­во­дит при­ят­ное впе­чат­ле­ние: умный и тон­кий раз­бор, хоро­шие при­ме­ры, интел­ли­гент­ная бесе­да – нена­вяз­чи­вая, с готов­но­стью при­нять и дру­гие взгля­ды. Но когда я эту ста­тью про­чел, то понял, что меня дале­ко не все в ней устра­и­ва­ет. Попы­та­юсь объ­яс­нить, в чем дело.

Общей осно­вой для вся­кой попу­ля­ри­за­ции автор ста­тьи счи­та­ет увле­ка­тель­ный рас­сказ о чуде­сах при­ро­ды и нау­ки – да такой, что­бы он сооб­щал новое об окру­жа­ю­щем мире и помо­гал глуб­же понять его. По ее мне­нию, цен­ность попу­ляр­ной ста­тьи не в том, что­бы доста­вить раз­вле­че­ние, а в том, что­бы это собы­тие ста­ло пово­дом для раз­го­во­ра о мето­дах и смыс­ле нау­ки как спо­со­ба позна­ния. Могут ли пред­ло­жить это гума­ни­тар­ные нау­ки?

Слож­но­сти попу­ля­ри­за­ции гума­ни­тар­но­го зна­ния состо­ят, по О.Закутней, в том, что:

1)   гума­ни­тар­ные науч­ные дости­же­ния не под­да­ют­ся вери­фи­ка­ции и, стро­го гово­ря, не явля­ют­ся откры­ти­я­ми вооб­ще;

2)   гума­ни­тар­ные нау­ки кажут­ся бес­по­лез­ны­ми, осо­бен­но те, что бли­же к интер­пре­та­ции – фило­со­фия, лите­ра­ту­ро­ве­де­ние (в отли­чие от таких, как линг­ви­сти­ка, исто­рия, эко­но­ми­ка и социо­ло­гия, где в осно­ве – эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние); един­ствен­ное спа­се­ние – понять нечто общее – как вооб­ще устро­е­ны худо­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние, язык и т.п.;

3)   попу­ля­ри­за­ция запро­грам­ми­ро­ва­на на упро­ще­ние, а науч­ные резуль­та­ты гума­ни­тар­ных наук состо­ят в услож­не­нии пони­ма­ния, сосре­до­то­че­ны на нюан­сах – в них вся соль, вся гени­аль­ность, как это фор­му­ли­ру­ет Закут­няя.

Вот коль ско­ро жанр самой этой ста­тьи – явно гума­ни­тар­ный, с дета­лей и начи­на­ют­ся для меня пово­ды для неко­то­ро­го непри­я­тия.

Гума­ни­тар­ность

Преж­де все­го, что отно­сить к гума­ни­тар­ным нау­кам? Закут­няя явно отно­сит к гума­ни­тар­но­му зна­нию исто­рию, эко­но­ми­ку и социо­ло­гию, не гово­ря уж о линг­ви­сти­ке. Мне пред­став­ля­ет­ся, что иссле­до­ва­тель­ни­ца, как и мно­гие, пута­ет два груп­пи­ро­ва­ния наук: раз­де­ле­ние по пред­ме­ту – на есте­ствен­ные и соци­аль­ные и раз­де­ле­ние по мето­ду – на точ­ные и гума­ни­тар­ные. Вся беда в том, что сам тер­мин «гума­ни­тар­ные» по бук­валь­но­му смыс­лу почти сов­па­да­ет с тер­ми­ном «соци­аль­ные» (а в немец­ком еще при­нят и тер­мин Geisteswissenschaften – «нау­ки о духе»). Но на прак­ти­ке тер­мин «гума­ни­тар­ные» дав­но утра­тил этот бук­валь­ный смысл и озна­ча­ет нау­ки, в кото­рых зако­ны, точ­ные мето­ды и стро­гая логи­ка зани­ма­ют мень­ше места, а инту­и­ция, уни­каль­ные фак­ты, цен­но­сти – боль­ше. К сожа­ле­нию, дру­го­го сло­ва для обо­зна­че­ния этой груп­пы наук нет.

Так вот социо­ло­гия, эко­но­ми­ка (а частич­но и линг­ви­сти­ка и пси­хо­ло­гия) по пред­ме­ту – соци­аль­ные (нау­ки о чело­ве­ке), но если груп­пи­ро­вать по мето­ду, то они при­над­ле­жат не к гума­ни­тар­ным нау­кам, а к точ­ным (как физи­ка и химия) и не отли­ча­ют­ся от них ничем. Там дей­ству­ют те же прин­ци­пы. Иное дело – лите­ра­ту­ро­ве­де­ние и искус­ство­ве­де­ние. Фило­со­фию (в ее совре­мен­ном объ­е­ме) при­дет­ся раз­де­лить. Логи­ка и мето­до­ло­гия нау­ки при­над­ле­жат к той же груп­пе наук, что и мате­ма­ти­ка (без­услов­но, к точ­ным), а осталь­ная, чистая фило­со­фия, – даже сомни­тель­но, явля­ет­ся ли нау­кой или это иной тип зна­ния вооб­ще. Если она и явля­ет­ся нау­кой (что для меня крайне сомни­тель­но), то, без­услов­но, гума­ни­тар­ной.

Вооб­ще, деле­ний нау­ки гораз­до боль­ше, чем эти два. Ска­жем, я бы выде­лил исто­рию и гео­гра­фию в осо­бую кате­го­рию. Это нау­ки, изу­ча­ю­щие не столь­ко зако­ны, сколь­ко фак­ты в их при­чин­ной и про­стран­ствен­ной свя­зи. Они ори­ен­ти­ру­ют нас в том мире, в кото­ром мы живем. Отдель­ные аспек­ты тако­го под­хо­да есть и в аст­ро­но­мии, гео­ло­гии и био­ло­гии. Все эти нау­ки очень труд­но под­ве­сти под шап­ку гума­ни­тар­ных, несмот­ря на всю тра­ди­цию наше­го нау­ко­ве­де­ния. В этих нау­ках эмпи­ри­че­ская осно­ва высту­па­ет гораз­до яснее, фак­ты учи­ты­ва­ют­ся гораз­до объ­ек­тив­нее и стро­же. Но отне­сти их к точ­ным тоже нелег­ко: в них мно­го зна­чат выбор объ­ек­та, интер­пре­та­ция, цен­но­сти.

Я по сво­ей основ­ной спе­ци­а­ли­за­ции архео­лог. Архео­ло­гию боль­шин­ство счи­та­ет гума­ни­тар­ной нау­кой, что, на мой взгляд, дале­ко от исти­ны. По пред­ме­ту она име­ет связь с фило­ло­ги­ей, искус­ство­ве­де­ни­ем и, разу­ме­ет­ся, исто­ри­ей, но лишь по пред­ме­ту. По мето­дам она совер­шен­но дру­гая. По мето­дам архео­ло­гия бли­же все­го к кри­ми­на­ли­сти­ке, к дея­тель­но­сти детек­ти­ва. Она, на мой взгляд, вооб­ще не фун­да­мен­таль­ная нау­ка, а ско­рее при­клад­ная, подоб­но кри­ми­на­ли­сти­ке, меди­цине и кули­на­рии. С ней это каче­ство раз­де­ля­ют и дру­гие источ­ни­ко­вед­че­ские дис­ци­пли­ны – нумиз­ма­ти­ка, гераль­ди­ка, тек­сто­ло­гия, этно­гра­фия.

Для архео­ло­гии вро­де бы и нет труд­но­стей в попу­ля­ри­за­ции: заго­во­рил о рас­коп­ках и древ­но­стях – уже все гото­вы слу­шать, уже роман­ти­ка, уже попу­ляр­ность. Но почи­тай­те подав­ля­ю­щее боль­шин­ство архео­ло­ги­че­ских тру­дов – с пер­вых же стра­ниц ску­лы све­дет от ску­ки.

У каж­дой кате­го­рии наук свои труд­но­сти попу­ля­ри­за­ции, свои осо­бен­но­сти. Но есть и общие про­бле­мы, харак­тер­ные для всех наук, и мне кажет­ся – они пре­об­ла­да­ют.

Труд­но­сти попу­ля­ри­за­ции гума­ни­тар­ных наук

Теперь рас­смот­рим те слож­но­сти или «сла­бо­сти» гума­ни­тар­ных наук, кото­рые О.Закутняя выде­ля­ет в каче­стве спе­ци­фи­ки попу­ля­ри­за­ции гума­ни­тар­но­го зна­ния.

1. Отсут­ствие вери­фи­ка­ции и откры­тий. Как попу­ля­ри­зи­ро­вать то, что невоз­мож­но дока­зать, и зачем попу­ля­ри­зи­ро­вать то, что не явля­ет­ся и не явля­лось откры­ти­ем? Есте­ствен­но, это пре­пят­ствия для попу­ля­ри­за­ции. Точ­нее, эти свой­ства были бы пре­пят­стви­я­ми, если бы были реаль­ны­ми. Пер­вое мож­но при­знать спра­вед­ли­вым толь­ко в том слу­чае, если под вери­фи­ка­ци­ей под­ра­зу­ме­вать спо­соб дока­за­тель­ства, при­ня­тый в точ­ных нау­ках, – выве­де­ние ожи­да­ний из гипо­те­зы и свер­ка их с неза­ви­си­мы­ми фак­та­ми. Но тогда отсут­ствие вери­фи­ка­ции не пре­пят­ствие для дове­рия к дости­же­ни­ям нау­ки, пото­му что есть дру­гие спо­со­бы дока­за­тельств («фаль­си­фи­ка­ция» по Поп-перу, впи­сы­ва­ние в «широ­кие иссле­до­ва­тель­ские про­грам­мы» по Лака­то­су, согла­со­ва­ние с дру­ги­ми тео­ри­я­ми и пр.).

Что же до отсут­ствия откры­тий, то, опять же, что назы­вать откры­ти­ем? Толь­ко то, на что мож­но взять патент? Все неиз­вест­ное ранее опре­де­лен­но­му кру­гу лиц явля­ет­ся для него откры­ти­ем. Вопрос лишь в том, сколь широ­ко­му кру­гу лиц и сколь зна­чи­тель­но это новое для чело­ве­че­ства. Люди могут откры­вать для себя новое в про­из­ве­де­ни­ях искус­ства и лите­ра­ту­ры с помо­щью искус­ство­ве­да и лите­ра­ту­ро­ве­да.

2.  Кажу­ща­я­ся бес­по­лез­ность. Это свой­ство под­ме­че­но вер­но. Но обра­зу­ет ли оно пре­пят­ствие для попу­ля­ри­за­ции? Пуб­ли­ка вовсе не счи­та­ет поль­зу един­ствен­ным досто­ин­ством, при­вле­ка­ю­щим в науч­ных дости­же­ни­ях, да и не толь­ко в науч­ных. Кого вол­ну­ет, что нет пря­мой поль­зы зри­те­лям от фут­бо­ла? Боль­шей частью пуб­ли­ка и не ждет от гума­ни­тар­но­го зна­ния пря­мой быто­вой поль­зы. Она вполне удо­вле­тво­ря­ет­ся дру­ги­ми каче­ства­ми тако­го зна­ния – роман­ти­кой, эсте­ти­кой, эру­ди­ци­ей, под­ня­ти­ем над быто­вым уров­нем, аро­ма­том высо­кой куль­ту­ры (если хоти­те, пре­стиж­но­стью). Если же подоб­ные сомне­ния в целе­со­об­раз­но­сти воз­ник­нут, то дело (и искус­ство) попу­ля­ри­за­то­ра пока­зать, в чем глу­бин­ный смысл подоб­ных заня­тий и, в конеч­ном сче­те, поль­за от них. Пока­зать, что поль­за от куль­тур­но­сти даже прак­ти­че­ская и эко­но­ми­че­ская, что не может постро­ить пере­до­вую эко­но­ми­ку чело­век, кото­рый не читал Бул­га­ко­ва, хле­щет вод­ку, писа­ет мимо уни­та­за и бьет жену.

3.  Запро­грам­ми­ро­ван­ность на упро­ще­ние. Это каче­ство не толь­ко попу­ля­ри­за­ции. Вся­кая тео­рия упро­ща­ет иссле­до­ва­тель­скую прак­ти­ку, вся­кое поня­тие упро­ща­ет фак­ти­че­ский мате­ри­ал. Опять же слож­ность харак­те­ри­зу­ет не толь­ко гума­ни­тар­ное зна­ние. Попу­ля­ри­за­ция пото­му и запро­грам­ми­ро­ва­на на упро­ще­ние, что есте­ствен­ные нау­ки (физи­ка, химия, био­ло­гия, аст­ро­но­мия), да и мате­ма­ти­ка, весь­ма слож­ны для пони­ма­ния. Гума­ни­тар­ное зна­ние для боль­шин­ства про­ще (по край­ней мере на пер­вый взгляд), пото­му что бли­же к повсе­днев­ной прак­ти­ке, к быто­во­му обще­нию. Спо­соб­ность мыс­лить не одни­ми лишь при­ми­тив­ны­ми хода­ми, улав­ли­вать диа­лек­ти­ку про­ти­во­ре­чий, вхо­дить в нюан­сы, пони­мать и исполь­зо­вать раз­ли­чие сино­ни­мов вооб­ще харак­те­ри­зу­ет интел­ли­гент­но­го чело­ве­ка. Это вид­но уже с дет­ства: один ребе­нок отве­ча­ет «да» и «нет», дру­гой в той же ситу­а­ции упо­треб­ля­ет сло­ва «без­услов­но», «разу­ме­ет­ся», «оче­вид­но», «пожа­луй», «очень может быть», «это как посмот­реть» и т. д.

Я не скло­нен счи­тать, что эта осо­бен­ность мыш­ле­ния харак­тер­на толь­ко для гума­ни­тар­но­го зна­ния и что она про­ти­во­ре­чит уста­нов­ке попу­ля­ри­за­то­ра на упро­ще­ние. Слож­ные для пони­ма­ния вещи нуж­но делать доступ­ны­ми, т.е. упро­щать, – как в гума­ни­тар­ном пред­ме­те, так и в сáмом точ­но-науч­ном. В то же вре­мя не сто­ит упро­щать так, что­бы теря­лась слож­ность струк­ту­ры, что­бы за упро­ще­ни­ем исче­зал смысл интер­пре­та­ции, исче­за­ли нюан­сы. Такое упро­ще­ние назы­ва­ет­ся вуль­га­ри­за­ци­ей. Она быва­ет как у попу­ля­ри­за­то­ров гума­ни­тар­но­го зна­ния, так и у попу­ля­ри­за­то­ров точ­ных наук, есте­ствен­ных или соци­аль­ных. Уж так рас­тол­ку­ют физи­ку и био­ло­гию, что нау­ка исче­за­ет.

Общие зада­чи попу­ля­ри­за­ции

В чем зада­чи попу­ля­ри­за­ции вооб­ще? Как мне пред­став­ля­ет­ся, это не столь­ко раз­вле­че­ние (хотя и это тоже непре­мен­ный ком­по­нент), сколь­ко про­све­ще­ние – пока­зать пуб­ли­ке зна­че­ние того, что дела­ет нау­ка. Это поз­во­лит при­влечь моло­дежь к нау­кам, а осталь­ным – пока­зать, что ассиг­но­ва­ния на нау­ку тра­тят­ся не зря. Я напом­ню, что такой гений, как Лев Тол­стой, пуб­лич­но изде­вал­ся над кле­точ­ной тео­ри­ей и гово­рил, что уче­ные зря про­еда­ют народ­ные день­ги. О судь­бе гене­ти­ки в нашей стране мож­но и не напо­ми­нать. Хоро­шая попу­ля­ри­за­ция и долж­на предот­вра­тить подоб­ные выпа­ды. И, разу­ме­ет­ся, она долж­на предо­хра­нить обще­ство от поваль­но­го увле­че­ния лже­на­у­ка­ми и вся­ки­ми фор­ма­ми эзо­те­ри­че­ско­го зна­ния, порой при­ни­ма­ю­щи­ми про­сто опас­ный харак­тер.

Все это име­ет зна­че­ние как для есте­ство­зна­ния, так и для точ­ных соци­аль­ных наук и для гума­ни­тар­ных наук. Что­бы сде­лать зна­ние доступ­ным и увле­ка­тель­ным для масс, при­хо­дит­ся чем-то жерт­во­вать – лако­нич­но­стью язы­ка преж­де все­го. Язык попу­ля­ри­за­то­ра дол­жен быть живым, ясным и образ­ным. При­хо­дит­ся жерт­во­вать так­же мас­сой дета­лей, выде­лять глав­ное, нахо­дить яркие и кон­крет­ные при­ме­ры.

Что­бы изло­же­ние было увле­ка­тель­ным, есть один ста­рый и испы­тан­ный спо­соб – вести рас­сказ от загад­ки к раз­гад­кам, от слож­но­го и запу­тан­но­го – к разъ­яс­не­нию, от зада­чи – к откры­тию. Рас­кры­вать суть мето­дов. Вести чита­те­ля по исто­рии иссле­до­ва­ний и исто­рии иссле­до­ва­ния. Пока­зы­вать спо­ры и столк­но­ве­ния, ошиб­ки и подви­ги, заста­вить сопе­ре­жи­вать.

Все это дей­ству­ет оди­на­ко­во, зна­ко­мим ли мы с есте­ство­зна­ни­ем, соци­аль­ны­ми нау­ка­ми или гума­ни­тар­ным зна­ни­ем.

Осо­бые труд­но­сти

Есть ли осо­бые труд­но­сти у попу­ля­ри­за­ции гума­ни­тар­но­го зна­ния? Пра­ва ли в этом Оль­га Закут­няя? В чем спе­ци­фи­ка это­го дела? Оче­вид­но, если зна­ние спе­ци­фич­но, то и в его попу­ля­ри­за­ции может быть спе­ци­фи­ка, и Закут­няя хоро­шо сде­ла­ла, обра­тив на это вни­ма­ние. Но суть этих затруд­не­ний мне пред­став­ля­ет­ся в дру­гом:

  1. С одной сто­ро­ны, гума­ни­тар­ные нау­ки кажут­ся про­ще, доступ­нее. Поэто­му в них втя­ги­ва­ет­ся уйма диле­тан­тов; люди без спе­ци­аль­но­го обра­зо­ва­ния и навы­ков, без шко­лы и даже без зна­ний берут­ся схо­ду решать слож­ней­шие вопро­сы, не видя под­вод­ных кам­ней и лову­шек, не зная дав­но уже прой­ден­ных нау­кой ходов. Нуж­но пока­зать, что не все в них про­сто. Хоро­шая попу­ляр­ная лите­ра­ту­ра помо­жет людям пре­одо­леть иску­ше­ние решать все без мето­ди­ки, зна­ний и шко­лы.
  2. Обыч­ный чело­век вынес из шко­лы при­выч­ку к одно­му спо­со­бу дока­за­тель­ства. У гума­ни­тар­ных наук – более слож­ные спо­со­бы дока­за­тель­ства, но они есть, и про­бле­ма объ­ек­тив­но­сти зна­ния не ста­но­вит­ся тут менее важ­ной. Дело попу­ляр­ной лите­ра­ту­ры – най­ти у обыч­но­го чело­ве­ка опо­ры для пони­ма­ния этих дру­гих систем дока­за­тель­ства. А у него такие опо­ры есть, в обы­ден­ной жиз­ни он и сам не огра­ни­чи­ва­ет­ся вери­фи­ка­ци­ей по Лок­ку Нуж­но све­сти дру­гие дока­за­тель­ства к тем опо­рам, кото­ры­ми он поль­зу­ет­ся в обы­ден­ной жиз­ни, что­бы гума­ни­тар­ные дока­за­тель­ства были и для него дока­за­тель­ства­ми.
  3. У мас­сы есть свои пред­рас­суд­ки. Мно­гие убеж­де­ны, что им зна­ко­ма суть гума­ни­тар­ных про­блем, и сдви­нуть их с этой пози­ции тем труд­нее, чем мень­ше у них зна­ний. Нуж­но избе­жать раз­го­во­ра на язы­ке, заве­до­мо им чуж­дом, посколь­ку их пред­рас­суд­ки при этом им бли­же и род­нее, чем прин­ци­пы и исти­ны нау­ки. В этом слу­чае они отбро­сят попу­ляр­ную книж­ку не читая. Одно­вре­мен­но нуж­но избе­жать пота­ка­ния этим пред­рас­суд­кам, пото­му что тогда они лишь укре­пят­ся. Зада­ча состо­ит в том, что­бы, исхо­дя из нали­чия этих пред­рас­суд­ков и из ува­же­ния к убеж­де­ни­ям тол­пы, изме­нить мыш­ле­ние мас­сы, пока­зать необос­но­ван­ность пред­рас­суд­ков, срав­нить их с дости­же­ни­я­ми нау­ки и добить­ся при­зна­ния науч­ных дан­ных.

Попу­ля­ри­за­тор нау­ки срод­ни учи­те­лю – с той толь­ко раз­ни­цей, что про­грам­мы обу­че­ния нет и никто не удер­жи­ва­ет уче­ни­ков в клас­се. Удер­жать их могут толь­ко увле­ка­тель­ность и полез­ность. А в том, что­бы кон­такт состо­ял­ся и про­дол­жал­ся, заин­те­ре­со­ва­ны боль­ше учи­те­ля, чем уче­ни­ки. Боль­ше мы, чем они. Пото­му что от них зави­сит наше суще­ство­ва­ние и раз­ви­тие, от их пони­ма­ния и выбо­ра жиз­нен­ных пер­спек­тив для стра­ны.

Мне­ние прак­ти­ка

Чест­но гово­ря, пере­чи­тав ста­тьи Оли Закут­ней и Льва Клей­на, воз­ник­ло ощу­ще­ние, что дис­кус­сия пошла совсем не о том. То есть о раз­но­го рода част­но­стях, о том, как делить-под­раз­де­лять нау­ки, нау­ка ли фило­со­фия, что такое «откры­тие» в гума­ни­тар­ных нау­ках…

Но речь-то не об этом. Ваш покор­ный слу­га не один год рабо­тал на ниве науч­ной жур­на­ли­сти­ки, еже­днев­но делая раз­ные тек­сты о дости­же­ни­ях наук. И из сво­е­го опы­та могу ска­зать, что попу­ляр­ным может быть все что угод­но. Един­ствен­ная серьез­ная про­бле­ма, кото­рая вста­ет, когда хочешь писать о гума­ни­тар­ных нау­ках, – это так назы­ва­е­мая «про­бле­ма ново­сти». Если попу­ля­ри­за­тор пишет для новост­но­го изда­ния. Но и здесь почти все­гда мож­но най­ти инфор­ма­ци­он­ный повод – кон­фе­рен­ция, выход ста­тьи да мало ли что…

Пото­му что «откры­ти­ем» для любо­зна­тель­но­го чита­те­ля будет сама инфор­ма­ция, изло­жен­ная в ста­тье. Пото­му что, даже если напи­сать, к при­ме­ру, ста­тью об одном из древ­ней­ших мос­ков­ских хра­мов – Три­фо­на в Напруд­ном, кото­рый сто­ит непо­да­ле­ку от мет­ро «Риж­ская», про­сто, без пово­да, – это уже для боль­шин­ства ста­нет их лич­ным откры­ти­ем. «У нас под боком? XV век? Нико­гда бы не поду­мал!».

С бере­стя­ны­ми гра­мо­та­ми, «Кри­ти­кой чисто­го разу­ма» или тео­ри­ей супер­струн – ров­но такая же фиг­ня. Нуж­но толь­ко одно усло­вие, точ­нее – два. Тема долж­на по-насто­я­ще­му инте­ре­со­вать само­го авто­ра, и он смог пере­ве­сти имен­но то, что ему инте­рес­но само­му, с науч­но­го язы­ка на обще­че­ло­ве­че­ский. И здесь уже вопрос мастер­ства и совер­ше­ния сво­их откры­тий в обла­сти попу­ля­ри­за­ции. Но это уже – как вез­де.

Алек­сей Паев­ский

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: