Ирвинг Лэнгмюр и деньги

Ирвинг Лэнгмюр и Уиллис Уитни в лаборатории, 1920 г. Фото с сайта www.harvardsquarelibrary. org/unitarians/whitney.html

Ирвинг Лэнг­мюр и Уил­лис Уит­ни
в лабо­ра­то­рии, 1920 г.
Фото с сай­та www.harvardsquarelibrary.
org/unitarians/whitney.html

Ирвинг Лэнг­мюр – аме­ри­кан­ский физи­ко-химик, лау­ре­ат Нобе­лев­ской пре­мии 1932 г. за рабо­ты в обла­сти химии поверх­но­сти. После полу­че­ния столь пре­стиж­ной награ­ды ему, конеч­но, уже не нуж­но было бес­по­ко­ить­ся о про­пи­та­нии, одна­ко он не все­гда был Нобе­лев­ским лау­ре­а­том, и, как у мно­гих дру­гих, путь его начи­нал­ся в без­вест­но­сти и забо­тах о хле­бе насущ­ном.

Отец Лэнг­мю­ра был не очень удач­ли­вым биз­не­сме­ном, и дет­ские годы буду­ще­го уче­но­го про­шли в наблю­де­ни­ях за борь­бой сво­их роди­те­лей за эко­но­ми­че­ское бла­го­по­лу­чие семьи. Это сфор­ми­ро­ва­ло его отно­ше­ние к финан­со­вой сто­роне жиз­ни и убеж­ден­ность в том, что глав­ной целью про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти явля­ет­ся хоро­шая зар­пла­та. По край­ней мере так он писал мате­ри в 1904 г. [1]. Вооб­ще его пер­вые шаги в про­фес­сии отли­ча­ла гораз­до боль­шая мер­кан­тиль­ность, чем под­ра­зу­ме­ва­ет рас­хо­жий образ уче­но­го – бес­ко­рыст­но­го слу­жи­те­ля исти­ны. И в более зре­лые годы, когда эта «глав­ная цель» была достиг­ну­та, он отно­сил­ся к день­гам серьез­но и, если мож­но так ска­зать, с инте­ре­сом. Почти треть его отче­та о путе­ше­ствии в СССР в 1945 г. [2] посвя­ще­на наблю­де­ни­ям за тем, что сколь­ко в Рос­сии сто­ит, кто это поку­па­ет (Лэнг­мюр отме­ча­ет, напри­мер, что «совер­шен­но здо­ро­во­го вида дети поку­па­ют на ули­це моро­же­ное по 2$ за пор­цию»), и как опла­чи­ва­ет стра­на Сове­тов труд инже­не­ров и изоб­ре­та­те­лей.

Но нач­нем по поряд­ку. После окон­ча­ния в 1903 году Гор­ной шко­лы при Колум­бий­ском уни­вер­си­те­те, моло­дой Лэнг­мюр, как было при­ня­то в Аме­ри­ке в то вре­мя, едет в Гер­ма­нию для про­дол­же­ния обра­зо­ва­ния. Он посту­па­ет в Уни­вер­си­тет Гет­тин­ге­на, где пишет док­тор­скую дис­сер­та­цию. Инте­рес­но, что руко­во­ди­те­лем буду­ще­го Нобе­лев­ско­го лау­ре­а­та Лэнг­мю­ра в Гет­тин­гене был буду­щий Нобе­лев­ский лау­ре­ат Валь­тер Нернст (1920), кото­рый в свою оче­редь был уче­ни­ком буду­ще­го Нобе­лев­ско­го лау­ре­а­та Виль­гель­ма Остваль­да (1909). Уже нахо­дясь в Гер­ма­нии, Лэнг­мюр выби­рал меж­ду лабо­ра­то­ри­я­ми Остваль­да и Нерн­ста. Как ока­за­лось, в любом слу­чае он попал бы к Нобе­лев­ско­му лау­ре­а­ту.

В 1906 г. Лэнг­мюр защи­ща­ет док­тор­скую дис­сер­та­цию, и перед ним вста­ет про­бле­ма выбо­ра рабо­ты. Его стар­ший брат Артур, зани­мав­ший долж­ность глав­но­го хими­ка хими­че­ской ком­па­нии в Нью-Éор­ке, реко­мен­ду­ет Ирвин­гу начать карье­ру в ком­мер­че­ской химии, с чем согла­ша­ет­ся их мать, мне­ние кото­рой для Лэнг­мю­ра было очень важ­но. Как ни стран­но, ака­де­ми­че­ские устрем­ле­ния Лэнг­мю­ра под­дер­жал дру­гой его брат, Гер­берт, быв­ший успеш­ным стра­хо­вым аген­том. Он пишет моло­до­му аспи­ран­ту в Гёт­тин­ген пись­мо, в кото­ром кри­ти­ку­ет все­по­гло­ща­ю­щий мер­кан­ти­лизм аме­ри­кан­ско­го обще­ства и гово­рит, что Ирвинг «пре­даст само­го себя, если эго­и­стич­но посвя­тит свою жизнь лич­но­му обо­га­ще­нию».

Ново­ис­пе­чён­ный Ph.D. воз­вра­ща­ет­ся в США и устра­и­ва­ет­ся на долж­ность пре­по­да­ва­те­ля химии в Тех­но­ло­ги­че­ский инсти­тут Сти­вен­са в Хобо­кене, штат Нью-Джер­си. При­чем согла­ша­ет­ся он занять эту долж­ность толь­ко после того, как началь­ное пред­ло­же­ние 900$ в год было повы­ше­но до 1200$ [2]. На Лэнг­мю­ра обру­ши­ва­ет­ся боль­шая пре­по­да­ва­тель­ская нагруз­ка – с без­вест­ны­ми нович­ка­ми не осо­бо цере­мо­ни­лись: – поми­мо пре­по­да­ва­ния сво­их кур­сов он асси­сти­ру­ет в несколь­ких кур­сах дру­гих про­фес­со­ров. Несмот­ря на заня­тость в инсти­ту­те, Лэнг­мюр ищет допол­ни­тель­ные источ­ни­ки дохо­да. В это вре­мя он выпол­ня­ет рабо­ты для муни­ци­па­ли­те­та Нью-Йор­ка, комис­сии по Панам­ско­му кана­лу и даже ана­ли­зи­ру­ет образ­цы дина­ми­та для мест­ной хими­че­ской ком­па­нии (не нахо­ди­те сход­ства с рос­сий­ским пре­по­да­ва­те­лем 2000-х?).

После двух лет рабо­ты Лэнг­мюр реша­ет, что он слиш­ком деше­во обхо­дит­ся инсти­ту­ту, и про­сит повы­сить его годо­вую зар­пла­ту до 1440$. Пре­зи­дент инсти­ту­та откло­ня­ет его про­ше­ние, но Лэнг­мюр наста­и­ва­ет и доби­ва­ет­ся того, что раз­ни­цу в 240$ ему выпла­чи­ва­ет декан хими­че­ско­го факуль­те­та из лич­ных средств! Через год он опять тре­бу­ет повы­ше­ния зар­пла­ты, теперь уже до 1800$, угро­жая в про­тив­ном слу­чае уволь­не­ни­ем. К сча­стью для нас, декан Понд отве­ча­ет ему, что моло­дой чело­век несколь­ко пере­оце­ни­ва­ет свою зна­чи­мость для факуль­те­та и что он вряд ли най­дет рабо­ту с опла­той более 1300$ в год. Не хочет­ся даже думать, чего бы лиши­лась адсорб­ци­он­ная нау­ка, если бы в Сти­вен­се нашли сред­ства для Лэнг­мю­ра и мно­го­чис­лен­ные пре­по­да­ва­тель­ские обя­зан­но­сти и даль­ше меша­ли ему зани­мать­ся иссле­до­ва­ни­я­ми. Ведь за 3 года в Хобо­кене Лэнг­мюр опуб­ли­ко­вал все­го одну мало­цен­ную рабо­ту.

Патент И. Лэнгмюра на лампу накалива- ния с вольфрамовой нитью накаливания.

Патент И. Лэнг­мю­ра на лам­пу нака­ли­ва-
ния с воль­фра­мо­вой нитью нака­ли­ва­ния.

По сове­ту одно­класс­ни­ка, кото­рый рабо­тал в недав­но орга­ни­зо­ван­ной иссле­до­ва­тель­ской лабо­ра­то­рии фир­мы General Electric (GE), Лэнг­мюр пишет пись­мо дирек­то­ру лабо­ра­то­рии Уил­ли­су Уит­ни с прось­бой при­нять его на вре­мен­ную став­ку на лето 1909 г. Лэнг­мюр рас­счи­ты­вал к сен­тяб­рю най­ти хоро­шо опла­чи­ва­е­мую про­фес­сор­скую долж­ность, одна­ко сло­ва опыт­но­го дека­на ока­за­лись прав­дой: уни­вер­си­те­ты Аме­ри­ки не спе­ши­ли при­нять к себе моло­до­го чело­ве­ка с дву­мя пуб­ли­ка­ци­я­ми за душой и скром­ным пре­по­да­ва­тель­ским опы­том. Тем вре­ме­нем Уит­ни пред­ла­га­ет Ирвин­гу посто­ян­ную пози­цию в его лабо­ра­то­рии. Пона­ча­лу Лэнг­мюр был настро­ен скеп­ти­че­ски. В пись­ме мате­ри он сооб­ща­ет, что не ожи­да­ет зар­пла­ты выше 1400$ еже­год­но. Когда же он узнал, что пред­ло­же­ние ком­па­нии будет зна­чи­тель­но более щед­рым, чем его самые сме­лые ожи­да­ния в уни­вер­си­тет­ской сфе­ре, он при­нял реше­ние и зимой окон­ча­тель­но пере­ехал из Хобо­ке­на в Ске­нек­та­ди, где рас­по­ла­га­лась лабо­ра­то­рия GE и где он про­ра­бо­тал после­ду­ю­щие 40 лет.

Точ­ный раз­мер началь­ной зар­пла­ты Лэнг­мю­ра неиз­ве­стен, но общим пра­ви­лом Уит­ни было пред­ла­гать моло­дым иссле­до­ва­те­лям на 50% боль­ше того, что им мог­ли запла­тить уни­вер­си­те­ты. Стиль руко­вод­ства Уит­ни был совер­шен­но либе­раль­ный. Лэнг­мю­ру он пред­ло­жил побро­дить по лабо­ра­то­рии несколь­ко дней, посмот­реть, чем они зани­ма­ют­ся, и выбрать любую про­бле­му, кото­рая ему пока­жет­ся инте­рес­ной. Лэнг­мюр выбрал вза­и­мо­дей­ствие воль­фра­мо­вой нити нака­ла с оста­точ­ны­ми газа­ми в ваку­ум­ной труб­ке. Резуль­та­ты этих иссле­до­ва­ний соста­ви­ли первую часть его нобе­лев­ской лек­ции [3].

Не сто­ит думать, что GE была бла­го­тво­ри­тель­ной орга­ни­за­ци­ей для начи­на­ю­щих учё­ных. Вза­и­мо­от­но­ше­ния Уит­ни и менедж­мен­та ком­па­нии имен­но в этот пери­од были не самы­ми про­сты­ми. Одна­ко Уит­ни, при­шед­ший в кор­по­ра­тив­ную нау­ку из ака­де­ми­че­ской сре­ды, из зна­ме­ни­то­го Мас­са­чу­сет­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та, ценил пре­иму­ще­ства сво­бод­но­го твор­че­ства и верил в его про­дук­тив­ность. Диви­ден­ды не заста­ви­ли себя ждать. Поняв, что при­чи­ной быст­ро­го раз­ру­ше­ния воль­фра­мо­вых фила­мен­тов явля­ет­ся испа­ре­ние метал­ла, Лэнг­мюр пред­ла­га­ет запол­нить кол­бу лам­пы инерт­ным газом для подав­ле­ния это­го про­цес­са. А для мини­ми­за­ции непро­из­во­ди­тель­ных потерь теп­ла он пред­ло­жил сво­ра­чи­вать воль­фра­мо­вую про­во­ло­ку в спи­раль. Таким обра­зом, элек­тро­лам­поч­ка полу­чи­ла тот при­выч­ный для нас вид, в каком мы ее сего­дня поку­па­ем в мага­зине.

Как мы видим, GE полу­чи­ла от Лэнг-мюра то, что хоте­ла, – улуч­ше­ние про­дук­та. (Автор даже не берет­ся под­счи­тать, сколь­ко при­нес­ли ком­па­нии про­да­жи газо­на­пол­нен­ных ламп нака­ли­ва­ния, кото­рые GE выпус­ка­ет уже почти 100 лет [4].) Для это­го ей пона­до­би­лось пред­ло­жить хоро­шую зар­пла­ту, обо­ру­до­вать рабо­чее место и назна­чить дирек­то­ром лабо­ра­то­рии тако­го чело­ве­ка, как Уил­лис Уит­ни, кото­рый сам был актив­ным иссле­до­ва­те­лем и изоб­ре­та­те­лем. Вро­де бы ниче­го слож­но­го!

Но не толь­ко ком­па­ния выиг­ра­ла от это­го сотруд­ни­че­ства. В бла­го­при­ят­ной атмо­сфе­ре Ске­нэк­та­ди про­из­во­ди­тель­ность Лэнг­мю­ра повы­си­лась мно­го­крат­но: за пер­вые три года рабо­ты он опуб­ли­ко­вал 7 ста­тей и подал несколь­ко заявок на патен­ты. Все­го за вре­мя сво­ей дея­тель­но­сти в GE Лэнг­мюр опуб­ли­ко­вал более 200 ста­тей и запа­тен­то­вал 63 изоб­ре­те­ния.

Лео­нид Аснин

После­сло­вие

Меж­ду авто­ром и редак­ци­ей состо­ял­ся такой раз­го­вор:

ТрВ: Мож­но ли счи­тать, что для Лэнг­мю­ра нау­ка была лишь спо­со­бом зара­ба­ты­вать день­ги?

Л.А.: Вряд ли. Напри­мер, через 23 года после опи­сы­ва­е­мых собы­тий, при­ни­мая поздрав­ле­ния по пово­ду полу­че­ния Нобе­лев­ской пре­мии на бан­ке­те в Швед­ской ака­де­мии наук, он ска­зал: «Учё­ный моти­ви­ру­ет­ся, глав­ным обра­зом, любо­пыт­ством и стрем­ле­ни­ем к истине. Его отно­ше­ние более объ­ек­тив­но, чем субъ­ек­тив­но. Он нахо­дит огром­ное удо­вле­тво­ре­ние в откры­тии новых фак­тов, но еще боль­шее удо­воль­ствие он полу­ча­ет от того, что видит, как его резуль­та­ты вклю­ча­ют­ся в струк­ту­ру науч­но­го зна­ния <…> и исполь­зу­ют­ся его кол­ле­га­ми для даль­ней­ше­го раз­ви­тия нау­ки [5]». Он ниче­го не ска­зал о свя­зи моти­ва­ции с опла­той тру­да уче­но­го. Воз­мож­но, на тор­же­ствен­ном бан­ке­те не место таким выска­зы­ва­ни­ям. А может, и нет такой свя­зи.

[1] Здесь и далее све­де­ния о пере­пис­ке и лич­ных дохо­дах Лэнг­мю­ра при­во­дят­ся по; L.S. Reich, Technology and Culture, 1983. V. 24, No. 2, pp. 199–221.

[2] I. Langmuir, The Scientific Monthly, 1946, V. 63, Is. 2, pp. 85–92.

[3] http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/1932/langmuir-lecture.pdf

[4] В 1920 г. дохо­ды GE от про­да­жи элек­тро­лам­по­чек соста­ви­ли 19 млн. долл.

[5] http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/1932/langmuir-speech.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , ,

 

Один комментарий

  • Василий Афонюшкин:

    если вычерк­нуть извест­ное имя и нобе­лев­ку и оста­вить толь­ко фак­ты био­гра­фии, то ни уче­ные-фун­да­мен­та­лы, ни кор­по­ра­тив­ная нау­ка не при­ня­ли бы тако­го чело­ве­ка. Мож­но ли назвать Лэнг­мю­ра уче­ным если он лам­поч­ки изоб­ре­та­ет для круп­но­го биз­не­са? Мож­но ли его патен­ты и изоб­ре­те­ния вос­при­ни­мать как часть науч­ной рабо­ты? У нас вро­де толь­ко пуб­ли­ка­ции име­ют пра­во на суще­ство­ва­ние. А были ли эти пуб­ли­ка­ции если бы не было тех­ни­че­ских задач и изоб­ре­те­ний? Исто­рия жиз­ни Лэнг­мю­ра – нагляд­ный при­мер что фун­да­мен­таль­ное зна­ние может воз­ни­кать при реше­нии при­клад­ных задач. А допу­сти­ма ли такая поста­нов­ка вопро­са в Рос­сии? У нас вро­де при­ня­та строй­ная кон­цеп­ция – фун­да­мен­таль­ное зна­ние -> чте­ние ста­тей инже­не­ра­ми -> гене­ра­ция при­клад­ных иссле­до­ва­ний и раз­ра­бо­ток.

    Полу­ча­ет­ся что Лэнг­мюр -гряз­ный при­клад­ник (судя по месту рабо­ты) кото­рый, решая тех­ни­че­ские зада­чи, созда­вал науч­ные зна­ния. Сто­ит ли покрыть его позо­ром или, может быть, сто­ит заду­мать­ся о необ­хо­ди­мо­сти акти­ви­зи­ро­вать фун­да­мен­таль­ные иссле­до­ва­ния в при­клад­ных НИИ и кор­по­ра­тив­ных лабо­ра­то­ри­ях?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com