Условия воспроизводства научных кадров России: барьеры и стимулы

Елена Гвоздева, кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, председатель Совета молодых ученых института
Елена Гвоздева, кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, председатель Совета молодых ученых института

На июньском Всероссийском совещании по вопросам поддержки молодых ученых и специалистов, проходившем в МИФИ, один из самых интересных докладов был представлен молодым социологом из Новосибирска Еленой Гвоздевой. О данных социологических исследований молодых ученых с автором доклада беседует Сергей Попов.

— На совещании Вы предста­вили один из самых интерес­ных и содержательных докла­дов. Какова была предпосылка для Вашей работы, какие цели Вы ставили?

— Одной из задач данного со­вещания было направить усилия молодых ученых на формирование эффективных стимулов для воспро­изводства научно-педагогических кадров и на устранение имеющих­ся барьеров для включения моло­дежи в инновационное развитие. Цель моего исследования — выя­вить необходимые условия и сти­мулы для активного участия мо­лодых ученых в инновационном развитии России. Для этого не­обходимо было решить следую­щие задачи:

— разработать методику моделиро­вания взаимообусловленности твор­ческих достижений молодых ученых и тех возможностей, которые у них имеются для развития;

— сконструировать пространство социально-экономических факторов, препятствующих и способствующих лидерству молодых ученых в сфе­ре творческих достижений;

— на эмпирических данных уста­новить, имеются ли в российском обществе необходимые предпосылки для эффективного труда молодежи в науке, какие существуют барье­ры для участия молодых ученых в инновационном развитии.

Основная часть информацион­ной базы исследования включала данные интернет-опроса научной молодежи России. В нем в 2003­2004 гг. участвовали 1192 человека в возрасте до 35 лет из 70 горо­дов всех семи федеральных окру­гов страны. Также я использова­ла результаты анкетного опроса, в котором приняли участие 138 мо­лодых ученых из числа участни­ков Международной летней школы «Интеграция и инновации в вос­производстве кадров для разви­тия научно-технического и гума­нитарного сотрудничества стран СНГ», проведенной в Новосибир­ске в июле 2008 г.

— Мне очень импонирует выде­ление при анализе из общей массы опрошенных группы «с высокими творческими достижениями». Как проводилось такое разделение? Ка­кие тут есть сложности?

— Передо мной стояла задача выделить среди научной молодежи наиболее результативно работаю­щих. В ситуации социальной неста­бильности роль лидеров объектив­но возрастает, поскольку возникают новые проблемы, не поддающиеся никаким известным способам ре­шения. Новые проблемы в науке не могут быть решены только по­средством использования власти, авторитета, профессиональных зна­ний; нужен сплав знаний, идей и креативности, а также активности, идущей «снизу».

Если говорить о творческих до­стижениях молодых ученых, то об этом могут судить прежде все­го, специалисты тех областей зна­ний, в которых работают молодые ученые (математики, физики, хи­мики, экономисты). Сложно изме­рить способность достигать иссле­довательских целей, поставленных в соответствии с контекстом и при имеющихся ограничениях. Косвен­ными свидетельствами полученных результатов могут выступать: при­своение научных степеней и нали­чие опубликованных работ, патентов на изобретения, осуществление молодым ученым руководства на­учным проектом, получение гран­тов на проведение исследований, победы в конкурсах научных работ, разработанные курсы лекций.

Учитывая имеющуюся в базе дан­ных информацию, в группу моло­дых ученых с высокими творчески­ми достижениями были включены: а) все руководители коллективных проектов; б) доктора наук в возрас­те до 35 лет; в) молодые ученые в возрасте до 30 лет, имеющие либо степень кандидата наук, либо много публикаций (18 и более); г) молодые ученые в возрасте 31-35 лет, имею­щие степень кандидата наук и мно­го публикаций (27 и более).

Среди мужчин высокими твор­ческими достижениями отличались 24%, среди женщин — 19%.

Состав группы молодых ученых с высокими творческими достижениями
Молодые ученые

Муж­чины

Жен­щины

Всего

Всего в группе с высокими творческими достижениями

154

74

228

Из них:
руководители проектов

16

14

30

доктора наук

4

2

6

кандидаты наук

125

53

178

в возрасте 31-35 лет

26

15

41

в возрасте до 30 лет

128

59

187

преподают в вузе, техникуме, школе

124

52

176

— Какие показатели сильно кор­релируют с высокой творческой результативностью молодых уче­ных? Как бы Вы прокомментиро­вали полученные результаты?

— На эмпирических данных про­верялась гипотеза о том, что дости­жения молодых лидеров во мно­гом обусловлены возможностями для развития, создаваемыми ин­ституциональной средой. Пред­полагалось, что результаты труда наиболее продвинутой части мо­лодых ученых, имеющих высокие творческие достижения, обеспе­чиваются не только их способно­стями, стремлением сделать свой вклад в науку, но и дополнитель­но поощряются обществом. Благо­даря этому положение лидеров по творческим достижениям лучше, чем остальных молодых ученых. Также предполагалось, что гендер-ное неравенство снижает шан­сы женщин.

Последняя часть гипотезы под­твердилась: у женщин меньше ве­роятность попасть в группу лиде­ров. А в материальном положении, в жилищных условиях те, у кого высокие результаты труда, суще­ственно не выигрывают (нет боль­ших различий).

Условиями, повышающими ве­роятность для молодого учено­го попасть в группу лидеров по творческим достижениям, явля­ются: а) наличие прочных знаний и опыта, б) готовность работать до получения результата, незави­симо от позиции научного руко­водителя, в) широкие социальные связи, дающие возможность до­полнительных заработков, г) от­сутствие значимых препятствий для достижения целей. К значи­мым препятствиям были отнесе­ны отсутствие жилья, низкие дохо­ды или материальная зависимость от родственников, плохое здоро­вье, мало опыта. Наличие семьи также увеличивает шанс попада­ния в группу с высокими дости­жениями. Когда молодой человек определился с выбором в личной жизни, он больше усилий вклады­вает в достижение успеха на ра­боте, особенно если атмосфера в семье благоприятна.

Барьерами, снижающими шанс достичь высоких результатов, вы­ступают нетворческие ориента­ции при выборе научного труда (отсрочка от армии, возможность отъезда за рубеж), а также от­меченное ранее гендерное нера­венство.

Низкая степень доверия молодых ученых государственным институ­там является существенным пре­пятствием для формирования ли­дерского резерва; благоприятным условием для лидерства является доверие внутри группы.

Стоит отметить, что молодежь с высокими творческими достижениями чаще приходит к мысли о том, что все легитимные пути решения их проблем исчерпаны. Защитив кандидатскую диссер­тацию и чувствуя себя не спо­собными содержать семью, часть талантливых людей после 30 лет уходит из науки.

— В докладе Вы упомянули про­блему недостатка доверия суще­ствующей системе управления из-за высокого уровня коррупции в ней. Не могли бы Вы прокоммен­тировать этот тезис?

— Так говорить не совсем кор­ректно, так как уровень корруп­ции мной не изучался. Но неко­торые молодые ученые писали о ней как факторе, снижающем до­верие. Например, отмечалось, что более быстрое продвижение по академической лестнице гаранти­ровано тем, «кого на место поса­дил влиятельный папочка», что к выполнению дополнительно опла­чиваемых работ привлекают толь­ко «своих», молодежи перепадают крохи. В целом отношение к вла­стям всех уровней либо недовер­чивое (к представителям местной власти), либо нейтральное (к ру­ководству НИИ или университета, РАН). Уровень доверия молодежи президенту РФ выше, чем дру­гим ветвям власти, СМИ и церк­ви. Научная молодежь считает, что от президента РФ многое за­висит, и надеется, что именно он может гарантировать защиту их интересов.

— Есть ли разница между при­кладниками и учеными, рабо­тающими в области фундамен­тальной науки? Вообще, сильно ли различаются данные по раз­ным категориям молодых ученых (прикладная, фундаментальная наука, преподаватели)?

— Исходя из задач, этот важ­ный аспект мной специально не исследовался. Могу лишь ска­зать, что полученные результаты очень устойчивы, нет существен­ных различий в оценках молодых

ученых разных отраслей знаний. Были выделены 6 укрупненных отраслей:

1) математика, информатика, механика и энергетика;

2) физико-технические науки;

3) химические науки;

4) науки о Жизни;

5) науки о Земле;

6) гуманитарные и экономиче­ские науки. Также мнения моло­дых ученых Новосибирского на­учного центра по большинству позиций совпали с мнениями научной молодежи России. Это специально проверялось и сви­детельствует о единодушии моло­дых людей, когда речь заходит о первоочередных проблемах, тре­бующих решения.

— Есть ли какие-то данные о научном уровне молодых препо­давателей ВУЗов? Ведь не секрет, что зачастую, выбрав путь пре­подавателя, люди не хотят или не имеют времени на занятие серьезными оригинальными ис­следованиями.

— Здесь позвольте с Вами не согласиться: результаты исследо­вания говорят о том, что среди лидеров по творческим достиже­ниям 77% молодежи преподают в вузе, техникуме или школе хотя бы на часть ставки. Оказалось, что вероятность попадания в группу с высокими творческими дости­жениями увеличивается (почти в 3 раза), если молодой ученый преподает. То есть имеется осно­вание согласиться с трактовкой Д.Попа [1] о том, что человек с большим исследовательским по­тенциалом также реализуется в распространении знаний. К тому же преподавание дает возможность обеспечить себя дополни­тельными доходами и, иногда, -жильем (хотя бы комнатой в об­щежитии). Конечно, часть моло­дых преподавателей идет по пути высокой занятости, преподавая сразу в нескольких учебных за­ведениях, чтобы прокормиться и одеться. У них нет времени на исследования. Другие же пони­мают, что чем быстрее они за­щитят диссертацию, тем больше будут зарабатывать и скорее про­двинутся по службе.

О глубине и оригинальности их исследований судить не могу, хотя есть мнение, что во многих дис­сертационных Советах при вузах защищаться легче, чем в научно-исследовательских организациях.

— Насколько аспиранты и сту­денты нацелены на будущую на­учную или преподавательскую работу? Что их отталкивает или привлекает в этом?

— Отвечая на вопрос «Собирае­тесь ли Вы после окончания уче­бы остаться работать в научном институте/университете?», лишь треть аспирантов и студентов РФ проявили однозначную ориентацию на науку, еще 35% из них рассма­тривают ее как возможную сферу приложения труда в зависимости от обстоятельств (рис.1). По данным Министерства образования и науки РФ и опроса, проведенного И.Г.Дежиной [2], не более 10% вы­пускников аспирантуры остаются в дальнейшем в науке.

Рис. 1. Намерения аспирантов и студентов работать в науке, % ответивших
Рис. 1. Намерения аспирантов и студентов работать в науке, % ответивших

Фактически главными барьера­ми для принятия решения сту­дентами и аспирантами заняться научно-исследовательской работой являются а) низкая зарплата в на­уке; б) отсутствие жилья у моло­дежи и перспектив заработать на него (рис. 2). О значимости помо­щи в решении жилищной пробле­мы свидетельствует хотя бы то, что две трети аспирантов готовы 10 лет работать в сфере науки, если институт/университет помо­жет ее решить (рис. 3).

Рис. 2. Причины нежелания студентов и аспирантов работать в науке, % к числу ответивших
Рис. 2. Причины нежелания студентов и аспирантов работать в науке, % к числу ответивших

— По данным опросов, получа­ется, что молодые ученые мыс­лят «социалистически», т.е. что они желали бы именно специального решения социальных проблем, а не просто высокой зарплаты?

— Стоит говорить не о «соци­алистическом» мышлении моло­дых ученых, а скорее о реалисти­ческом. Каждый понимает, что зарплата даже старшего научного сотрудника или доцента не дает никакой возможности не только купить, но и арендовать кварти­ру. Она не позволяет содержать двух детей. А это главные соци­альные проблемы.

Чтобы вести речь о высокой зар­плате научного сотрудника, она должна быть выше в несколько раз. Поэтому реалистично либо предоставлять денежные субсидии на эти цели, либо обеспечить уча­стие государства в строительстве жилья и образовании детей, либо создать приемлемые условия для ипотечного кредитования. Эффект от этих мер безусловно проявит­ся в виде повышения производи­тельности труда и роста престижа научно-образовательной сферы.

Рис. 3. Распределение ответов на вопрос «Готовы ли Вы работать в науке в ближайшие 10 лет, если институт/университет поможет Вам в решении жилищной проблемы?», %
Рис. 3. Распределение ответов на вопрос «Готовы ли Вы работать в науке в ближайшие 10 лет, если институт/университет поможет Вам в решении жилищной проблемы?», %

— Какие-то попытки реформи­рования науки (включая систему оплаты) уже идут. Каково впечат­ление молодых ученых согласно Вашим данным?

— Среди стимулов — рост уровня жизни, повышение престижа ли­дерства молодежи в инновацион­ном развитии, современное осна­щение рабочих мест и др.;

В настоящее время используются разнообразные способы развития потенциала молодежи в науке, но делается это не всегда эффектив­но. На наш взгляд, позитивными сторонами политики последних лет являются, во-первых, акцент на тренинге, приобретении практи­ческих навыков молодежи в про­цессе обучения и проведении на­учных исследований; во-вторых, стремление приблизиться к прак­тическим нуждам производства; в-третьих, стремление развивать сетевые взаимодействия на осно­ве новых технологий и включать в них молодежь. Однако другие способы и потенциальные воз­можности для развития исследо­вательского потенциала молодых ученых используются все еще не в полную силу. Во-первых, сла­бо ведется работа по определе­нию ценности вклада молодежи, по привлечению ее к научным изысканиям в самых приоритет­ных направлениях. Во-вторых, положение науки в обществе и система стимулирования труда превращают зарплату научного сотрудника в антистимул. Тре­буется масштабная поддержка, как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. Поддерж­ка исследований на основе гран­тов хотя и помогает в решении проблем молодых ученых, но не может сделать их труд достаточ­но оплачиваемым. Вместе с тем, реализованная в 2007-2008 гг. система материального стимулиро­вания научного труда в России, предусматривающая 2-3-кратное увеличение индивидуального бал­ла молодых ученых, явно направ­лена на предоставление им пре­имуществ.

Почти половина участников лет­ней школы из РФ отметили рост зарплаты и треть — улучшение ка­чества жизни после введения си­стемы стимулирующих надбавок по результатам научной деятель­ности (рис. 4).

Рис. 4. Изменение зарплаты и качества жизни молодых ученых РФ после введения системы стимулирующих надбавок по результатам научной деятельности (ПРНД) в РАН, 2008 г., %
Рис. 4. Изменение зарплаты и качества жизни молодых ученых РФ после введения системы стимулирующих надбавок по результатам научной деятельности (ПРНД) в РАН, 2008 г., %

— Можно ли сейчас на основе Вашего анализа говорить о том, что четко видны узкие места в молодежной политике в науке и высшем образовании?

— В последние пару лет вид­ны существенные продвижения к лучшему. Тем не менее, самым узким местом по-прежнему счи­таю ограниченность участия са­мих молодых ученых в форми­ровании молодежной политики государства, недостаточность ме­ханизмов, обеспечивающих учет мнений научной молодежи. Как показали наши прежние опросы, каждый второй молодой ученый даже не задумывался над тем, как он сам может изменить ситу­ацию в науке к лучшему, не видя для себя возможности участия в принятии решений. То есть мо­лодежь не чувствовала своей от­ветственности за то, что проис­ходит в науке и как развивается общество.

За последние годы ситуация су­щественно изменилась. Формиру­ются новые структуры вовлечения молодежи в процессы принятия ре­шений и подготовки государствен­ных документов. Пример тому — создание в 2007 г. Координаци­онного совета по делам молоде­жи в научной и образовательной сферах при Совете при Президен­те Российской Федерации по на­уке, технологиям и образованию и создание Советов молодых уче­ных и специалистов в субъектах РФ. Для того, чтобы оценить се­годняшнюю ситуацию и коорди­нировать работу в регионах, необ­ходимо проведение всероссийского опроса научной молодежи, запла­нированного нами на 2010 год в рамках работы Координационно­го совета. Узким местом остает­ся решение жилищной проблемы научной молодежи: несмотря на финансовый кризис, необходимо сохранить или увеличить объемы финансирования всех программ и форм поддержки, направленных на решение этой задачи.

— Какие идеи Вы планируете реализовать через Координаци­онный совет?

— Для того чтобы научная мо­лодежь стала активным субъек­том в переходе к инновационно­му развитию, нужны не только материальные и инфраструктур­ные компоненты, но и организа­ции (например, Советы молодых ученых и специалистов в субъек­тах РФ), которые бы, во-первых, выражали интересы молодых и формировали доверие к ним со стороны руководства институ­тов, Российской академии наук, администраций районов, горо­дов и областей; во-вторых, де­лали акцент на важности пре­емственности поколений, когда молодежные лидеры понимают вклад в развитие науки старших коллег и находят новые решения проблем; в-третьих, предлагали для перспективного планирования видение молодыми учеными дол­госрочных приоритетов, целей и путей развития России.

  1. Pop, Daniel. 2004. «Measuring Capacity: Initial Overview presented at 2004 Global Development Network Bridging Research and Policy Workshop
  2. Дежина И.Г Государственное регулиро­вание науки в России/ Под ред. Ивановой Н.И. — М.: Магистр, 2008. — 430 с.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: