Зачем религии наука?

Сколько сейчас в мире людей, верящих в Бога, и сколько атеистов? Похоже, что атеисты в меньшинстве. Собственно, мы всегда и были в меньшинстве. В прежние века в Бога (или богов) верили все, это было так же естественно, как видеть солнце. Достижения науки способствовали распространению атеизма, и в наши дни большая часть научных работников, судя по регулярно проводящимся на Западе опросам, в Бога не верит. А людям, с наукой не связанным, все-таки в той или иной степени свойственно религиозное сознание, чем служители культа, конечно, пользуются.

Достаточно вспомнить участившиеся разборки между креационистами и учеными-эволюционистами (не могу назвать это дискуссиями, поскольку первая сторона изначально не готова адекватно воспринимать аргументы второй). Креационисты обычно или отрицают очевидные для каждого ученого научные факты, или интерпретируют их настолько по-своему, что факты эти для человека, не являющегося специалистом, представляются вывернутыми наизнанку.

Чаще, однако, теологи предпочитают иной подход — не спорить с учеными, не отрицать достижений современной науки, поскольку в этом случае довольно легко попасть впросак. Теологи делают правильный, как им кажется, ход: да, говорят они, наука «умеет много гитик», но ведь все, что открыли ученые, уже содержится в священных книгах! Наука открывает то, о чем писали мудрецы много лет назад.

Вот, скажем, Большой взрыв. В XIX веке ученые полагали, что Вселенная ограничена звездным островом — Галактикой. В ХХ веке, до работ Фридмана, Леметра и Гамова, ученые были уверены в том, что Вселенная бесконечна в пространстве и не имеет начала во времени. Наука в первой трети ХХ века явно противоречила религиозным представлениям. Если Бог создал Вселенную, то о бесконечности мироздания в пространстве говорить еще можно, а о бесконечном существовании во времени — никак нельзя.

Однако в 1929 году Хаббл показал, что галактики разбегаются друг от друга, а из созданной впоследствии теории Большого взрыва следовало, что сколько-то миллиардов лет назад вся материя Вселенной была собрана в коконе (сингулярности), который взорвался и породил все многообразие природы, наблюдаемое сегодня.

Так об этом и в Библии написано! Бог сказал «Да будет свет!», и возникла Вселенная. Значит, говорят ревнители Библии, научное знание (возникновение мира из первоатома) истинно. Точка. Научное знание и религиозные верования (о начале всех начал говорится в любой религии!), наконец, пришли к согласию.

Верно. Так было лет тридцать назад. Но ситуация в науке уже изменилась! Тридцать лет назад советский ученый А.Старобинский, а также американский астрофизик А.Гут предложили теорию инфляции, чтобы объяснить накопившиеся уже тогда противоречия в классической модели Большого взрыва. Сегодня инфляционная теория общепризнанна, она непротиворечива и хорошо объясняет имеющиеся наблюдения.

Но, согласно этой теории, Большой взрыв был не один! Существует огромное (возможно, бесконечное) число вселенных, среди которых наша — лишь одна из многих, отличающаяся тем, что физические условия в нашей Вселенной позволили на планете Земля зародиться органической жизни. Более того, «большие взрывы» происходят постоянно, и сейчас, когда вы читаете этот текст, образовалась новая вселенная, которая в эти мгновения проходит раннюю стадию своего развития.

Контакт между нашей Вселенной и другими практически невозможен. Так наука утверждает сегодня, но оставляет лазейку — не в принципе невозможен, а потому, что нужна такая огромная энергия, которой человечество никогда обладать не будет. Эта энергия сравнима со всей энергией Вселенной.

Сегодня наука считает так. Недавно ученые были уверены, что невозможно построить звездолет, сворачивающий пространство (Warp drive) и способный достичь иных звездных систем за считанные недели. Расчеты показывали, что для этого звездолет должен использовать энергию, сравнимую с энергией Вселенной. Но прошло несколько лет, были проведены более надежные расчеты, и оказалось, что все не так плохо: для создания звездолета, пожирающего пространство, согласно расчетам американского физика Обоуси, нужна энергия, сравнимая с энергией «всего лишь» одной звезды. Есть разница, согласитесь, между энергией звезды и энергией Вселенной! Возможно, через год-другой еще более надежные расчеты покажут, что достаточно энергии одной планеты?

Космология лишь на современном этапе оказалась в видимом согласии с религиозными представлениями о происхождении мироздания. Догматы веры не менялись и меняться не могут. Научные теории изменчивы и склонны к развитию. И если сегодня наука «подтверждает» Библию, то завтра непременно окажется, что пути их опять разошлись…

* * *

Приведу очень наглядный пример того, как современная наука якобы подтверждает религиозные тексты. В Талмуде, книге, священной для приверженцев иудаизма, есть трактат «Брахот» (Благословения), где живший много веков назад мудрец Шимон бен Лакиш пишет о том, что Всевышний «создал двенадцать созвездий Зодиака, и в каждом созвездии тридцать армад, и в каждой армаде тридцать легионов, и в каждом легионе тридцать скоплений, и в каждом скоплении тридцать когорт, и в каждой когорте тридцать групп, и в каждой группе триста шестьдесят пять сотен миллионов звезд, по сто миллионов звезд на каждый из дней года».

Перемножив числа, получим десять в девятнадцатой степени — десять миллиардов миллиардов. Один из современных исследователей Талмуда, Б.Циммерман приводит это число и сообщает: «Современная астрономия, пользуясь данными наблюдений и подсчетов звезд, галактик и их скоплений, тоже дает довольно точную оценку числа звезд во Вселенной, и число это достигает единицы с… девятнадцатью нулями! Соответствие между данными Талмуда и современной астрономии более чем поразительно».

Циммерман находит и другие «научные» подтверждения тому, о чем сказано в Талмуде.

«Весьма примечательна и научная классификация звездных систем во Вселенной:

1 — звезды, 2 — шаровые звездные скопления, 3 — рассеянные звездные скопления, 4 — галактические рукава, 5 — галактики, 6 — локальные скопления галактик, 7 — крупномасштабные скопления галактик.

Но ведь и рабби Шимон бен Лакиш в Талмуде разделил звездные системы на те же семь классов (звезды!, группы, когорты, скопления, легионы, армады и созвездия Зодиака). Еще одно поразительное сходство!»

Сходство это, однако, свидетельствует лишь о том, что Циммерман не знает, с какой ошибкой современная астрофизика определяет расстояния до звезд, их массы, числа звезд и галактик и прочие величины, связанные со структурой мироздания. Довольно часто подобные числа астрофизики определяют лишь с точностью до порядка величины! Если вы прочитаете, что в такой-то галактике содержится сто миллиардов звезд, это не означает, что там не может быть 150 или 70 миллиардов. Может, конечно. И двести миллиардов тоже может быть. И даже триста нельзя исключить.

Ну и что? — можете сказать вы. Пусть даже с погрешностью в два-три раза, но ведь количества звезд, указанные в Талмуде и обнаруженные в телескоп, все-таки совпадают! Нет, это временное совпадение, поскольку астрономы не пересчитывают миллиарды миллиардов звезд (как это, возможно, представляется неспециалистам), они оценивают число, пользуясь косвенными данными. Например, о том, сколько во Вселенной темной, невидимой материи. Через несколько десятилетий оценка числа звезд увеличится хотя бы потому, что все более далекие от нашей Галактики области пространства станут доступны для изучения в телескопы. И что тогда нужно будет сказать о Шимоне бен Лакише?..

Считать миллиарды миллиардов звезд — дело неблагодарное, можно и ошибиться. А что относительно числа семь? Семь уровней звездной иерархии описал Шимон бен Лакиш, и семь уровней звездной иерархии известны современной астрофизике. Сомневаюсь, чтобы и это сравнение пошло религии на пользу. Обратите внимание хотя бы на то, что Творец (в тексте Лакиша) говорит: «Я создал двенадцать созвездий Зодиака», и именно в этих созвездиях оценивается затем число созданных звезд.

Но ведь зодиакальные созвездия — незначительная часть созвездий, видимых на небе! На современных звездных картах 88 созвездий, из которых только 12 являются зодиакальными. Как быть с остальными 76 созвездиями, которые в описанную звездную иерархию не включены? Считать ли эти созвездия дополнительной, восьмой ступенью иерархии или включить звезды из 76 «лишних» созвездий в общий список? Кстати, оценка числа звезд (десять миллиардов миллиардов), судя по отрывку из Талмуда, тоже относится только к 12 созвездиям Зодиака, а не ко всему небу. Как тогда сопоставлять это число с данными современной астрономии?

Беда приведенного рассуждения еще и в том, что сведения о числе ступеней в современной научной звездной иерархии попросту неверны! Семь ступеней описывает Циммерман, не упоминая при этом такие образования, как, например, ассоциации звезд, отличающиеся как от шаровых, так и от рассеянных звездных скоплений. Это уже восьмая ступень иерархии, и она ломает всю конструкцию. И еще: почему автор остановился на крупномасштабных скоплениях галактик? Современной космологии известно такое понятие, как «сверхскопления», а завтра или через десять лет (вряд ли через сто!) будут обнаружены еще более крупномасштабные образования. Что тогда будет с научной звездной иерархией, которая должна содержать семь и только семь ступеней, чтобы ее можно было сопоставить со сведениями из Талмуда?

* * *

Попытки «поверить алгебру гармонией», попытки сопоставления канонических религиозных текстов с научными сведениями начались не так давно. Представьте, что такая идея пришла бы в голову астроному лет двести назад. Он находит текст Лакиша, обнаруживает семиступенчатую иерархию, сверяет с современными сведениями и не находит ничего общего! Ведь астроном XIX века понятия не имел даже о галактиках, не говоря уж об их скоплениях и сверхскоплениях. Что должен был сказать честный ученый, пытавшийся примирить науку и религию? «Господа, — должен был сказать он, — то, что написано в Талмуде, не имеет ничего общего с тем, что мы видим на небе!»

Хорошо, что никто в прошлом не пытался искать научные подтверждения религиозных текстов. Хорошо и для науки, и для религии. Скольких ненужных и беспредметных дискуссий удалось избежать! Хорошо бы и в наши дни обойтись без таких дискуссий, без попыток проверить божественное земным. Но поскольку такие дискуссии ведутся, приведу еще один аргумент, говорящий о том, что споры эти не приближают нас к истине.

В XIX веке сформировалось новое направление литературы — научная фантастика. Первым научным фантастом считается Жюль Верн, который в своих произведениях предсказал 94 будущих изобретения. Точность предсказаний поразительна и намного превышает процент случайных совпадений. Впоследствии и другие научные фантасты сделали огромное количество правильных предсказаний. В отличие от интерпретаторов библейских текстов, читателям фантастики не пришлось ждать столетия, чтобы убедиться в том, что слова, написанные писателями, соответствуют научным и техническим сведениям.

Герберт Уэллс в 1914 году очень точно описал (роман «Освобожденный мир») атомную войну будущего. И нельзя сказать, что он всего лишь экстраполировал современные ему научные сведения, — ведь тогда никто даже из самых великих ученых не подозревал, что энергию атома можно использовать. В этом же романе Уэллс писал о том, что первая атомная электростанция заработает в 1953 году — он ошибся всего на несколько месяцев…

Русский фантаст Владимир Никольский (повесть «Через тысячу лет») писал в 1926 году о том, что первая атомная бомба будет взорвана в 1945 году. Откуда он мог знать это?

Джонатан Свифт в «Путешествиях Гулливера» писал о двух спутниках Марса и приводил их размеры и параметры орбит. В действительности спутники Марса были открыты более чем сто лет спустя и оказались точно такими, какими их описал Свифт!

Французские писатели Ле Фор и Графиньи в 1896 году (повесть «Вокруг Солнца») описали космический корабль, двигавшийся на луче прожектора с помощью светового давления. Откуда они могли знать о том, что свет может давить на твердые тела, ведь свои знаменитые опыты по измерению давления света русский физик Лебедев в том году даже еще не начинал?

Американский писатель Картмилл в рассказе «Крайняя черта», опубликованном в 1944 году, точно описал конструкцию атомной бомбы, из-за чего имел немало неприятностей с ФБР. Откуда Картмилл мог знать о таком понятии, как критическая масса?

Не буду утомлять читателя перечислением многочисленных совпадений текстов, придуманных писателями, с данными науки более позднего времени, о которых эти писатели не могли иметь никакого представления. Одни критики считают все это простым совпадением. Другие утверждают, что писатели обладают великолепной интуицией. Третьи — что фантасты умеют анализировать тенденции развития науки. Правы, скорее всего, и первые, и вторые, и третьи. Но в любом случае предсказания фантастов объясняются вполне рациональными причинами.

Попытки сопоставления библейских и других канонических религиозных текстов с современными научными данными, на мой взгляд, порочны еще и потому, что (наверняка не по желанию авторов!) ставят священные для верующих книги на одну доску с книгами писателей-фантастов. Сопоставление научных данных и научно-фантастических произведений вполне правомочно — и ученые, и писатели пользуются одними и теми же методами познания мира. Попытки же искать в современной науке подтверждения канонических религиозных текстов вряд ли принесут пользу. Верующий не нуждается в том, чтобы его иррациональную веру доказывали рациональными методами науки. А нерелигиозного ученого вряд ли в чем-то убедят числовые совпадения…

Перефразируя Киплинга: «Наука есть наука, религия есть религия, и вместе им не сойтись». Не нужно иллюстрировать достижениями науки религиозные догмы. Достижения временны и изменчивы, а догмы неизменны и вечны.

Павел Амнуэль

 

Комментарий специалистов Астро-космического центра ФИАН к статье П.Амнуэля «Доверяйся своим парусам» (ТрВ № 31), посвященной Викторию Шварцману

Статья П.Амнуэля дает хорошее представление об одаренном ученом и ярком человеке — Виктории Шварцмане (22.07.1945-27.08.1987). Мы хотим сделать некоторые добавления к ней, связанные с последними месяцами жизни Виктория.

Последняя работа Шварцмана была посвящена исследованию крупномасштабной структуры Вселенной, которую он начал, потерпев неудачу с поисками «духов» — эффектом, связанным с возможной сложной топологией Вселенной. Им была найдена особенность в распределении скоплений галактик на масштабах около 200 мегапарсек, свидетельствующая о том, что на таких масштабах Вселенная неоднородна. Это противоречило доминирующей точке зрения, что Вселенная однородна на масштабах более 20 — 30 мегапарсек. Статистика была довольно небольшой (на БТА были получены спектры 50 ярчайших галактик скоплений), но, как показало дальнейшее развитие науки, работа была правильной (с учетом уточнения значения постоянной Хаббла, которое перевело 200 мегапарсек в 100). Яков Борисович Зельдович с результатами этой работы был категорически не согласен и после доклада Виктория на сессии Отделения Академии наук в Институте физических проблем устроил ему публичный разнос.

К этому следует добавить, что к тому времени отношения Якова Борисовича с его учеником охладились из-за раскола в отделе Зельдовича в Институте космических исследований. В сложившейся ситуации Викторий безоговорочно поддержал И.Д.Новикова и перешедших вместе с ним в отдел И.С.Шкловского сотрудников.

Все эти события наложились на болезненное состояние Виктория, состояние здоровья его матери, не позволившее ей жить вмести с ним в САО, трудности смены научной тематики при большой инерции сотрудников лаборатории.

Викторий действительно тяжело переживал отставание советской науки от западной, что стало ему особенно очевидно после его поездки на международную конференцию в Венгрию. Приведем слова Виктория, сказанные им после смерти И.С.Шкловского в отношении его оценки положения в советской астрофизике: «засилье серости с острыми локтями»

Борис Комберг,
Дмитрий Компанеец

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: