Российские вузы в конкуренции университетов мирового класса

Джамил Салми — Ph.D. in Development Studies from the University of Sussex (UK), a Moroccan education economist, the coordinator of the World Bank’s projects

Исаак Давидович Фрумин — доктор педагогических наук, координатор образовательных проектов Московского представительства Всемирного банка, научный руководитель Института развития образования ГУ-ВШЭ

Правительства многих стран сегодня все больше осознают необходимость того, чтобы их лучшие университеты были в авангарде глобального интеллектуального и научного развития. В настоящей статье представлены некоторые идеи, которые могут послужить ориентирами при решении задачи обеспечения конкурентоспособности российских вузов на глобальном уровне.

- Что значит быть университетом мирового класса?

— Последние десять лет термин «университет мирового класса» ассоциируется не только с высоким качеством учебной и научной деятельности в системе высшего образования, но и — что, возможно, не менее важно — с высоким потенциалом для успешной конкуренции на мировом рынке услуг высшего образования, а также в области создания и распространения передовых знаний. Сейчас студенты стремятся поступить в самые лучшие из экономически доступных для них учебных заведений (часто вне зависимости от национальных границ), а правительства заинтересованы в максимизации прибыли от своих инвестиций в университеты. Поэтому признание учебного заведения на глобальном уровне приобретает все большее значение для вузов во всем мире.

Мы можем рассмотреть идеальную модель хорошего университета. Но, с практической точки зрения, лучше сразу начать с международных критериев присвоения статуса университета мирового класса.

Вуз не может провозгласить себя университетом мирового класса сам. &атус элитного учреждения требует подтверждения со стороны внешнего мира, международного признания. Такой статус — важное приобретение, которое помогает университетам сохранять свое привилегированное положение. Кто-то может утверждать, что есть много хороших университетов, не имеющих такого статуса. Однако, если университет хочет быть конкурентоспособным, он не может себе позволить игнорировать необходимость получения международного признания с соответствующим статусом. До недавнего времени процесс получения такого статуса опирался на субъективную оценку, основанную преимущественно на репутации вуза. Например, такие университеты Лиги плюща в США (восемь старейших и самых престижных университетов страны), как Гарвард, Йель или Колумбийский университет, Оксфорд и Кембридж в Великобритании и Токийский университет, традиционно относятся к эксклюзивной категории элитных университетов. Но до последнего времени не было никаких прямых и объективных оценок для обоснования их высокого статуса.

Даже более высокие зарплаты выпускников этих вузов нельзя без дополнительных исследований считать объективным показателем истинной ценности их образования.

За последние несколько лет появились объективные методы выявления и классификации университетов мирового класса. Хотя большинство из примерно 45 существующих методик ранжирования вузов предусматривают присвоение категорий университетам внутри одной страны, были и попытки создания международных рейтинговых списков. Двумя наиболее полновесными международными рейтингами, основанными помимо прочего на комплексном сравнительном анализе вузов разных стран, являются Рейтинг университетов мира, составляемый и публикуемый «Таймс» в приложении «Высшее образование» [1], и Академический рейтинг университетов мира Шанхайского университета [2].

Анализ этих международных рейтингов показывает, что университеты, входящие в двадцатку или тридцатку лучших, имеют ряд общих характеристик. К таковым относятся: высокая концентрация таланта (большой процент талантливых преподавателей и студентов), достаточная обеспеченность ресурсами для создания качественных условий для обучения и проведения передовых исследований и система управления, позволяющая вузам стратегически применять инновационные и гибкие подходы, принимать решения и управлять ресурсами без излишней бюрократии. Ниже будет показано, что эти три характеристики являются не внешними атрибутами лучших университетов, а настоящими причинами их успеха и хорошей репутации.

Для российского читателя следует отметить значительную роль ряда дополнительных характеристик:

— сильный компонент научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в вузе, который действительно повышает его престижность и значимость (включая роль «мозгового центра», которую играют многие университеты);

— тесные институциональные связи с бизнесом и инновационной системой;

— высокая степень гибкости процесса обучения студентов и учебных программ (включая широкое распространение полидисциплинарных программ).

Путь к преобразованию

Говоря о создании новых университетов мирового класса, необходимо рассмотреть как минимум два аспекта. Первый из них внешний и касается роли государства на национальном/региональном/местном уровне и ресурсов, которые могут быть предоставлены для повышения статуса вузов. Второй аспект внутренний. Он касается тех преобразований, которые могут осуществить сами вузы для повышения своего статуса.

В прошлом участие государства во «взращивании» университетов мирового класса не являлось критически важным фактором. История университетов Лиги плюща в США свидетельствует о том, что они доросли до столь высокого уровня в результате своего неуклонного продвижения вперед, а не целенаправленных мер со стороны государства.

Сегодня, однако, вряд ли можно быстро создать университет мирового класса без целевой государственной программы и поддержки, хотя бы потому, что создание передовых научных центров и подразделений требует высоких затрат.

В конце XIX в. между Дж. Д. Рокфеллером и Ч. Элиотом, который в то время был президентом Гарвардского университета, состоялся такой разговор: Рокфеллер спросил Элиота, что необходимо для создания университета мирового класса. Элиот ответил: «Пятьдесят миллионов долларов и 200 лет». В действительности же Чикагский университет, созданный в начале XX в., смог стать университетом мирового класса за 20 лет, затратив на достижение этой цели менее $ 100 млн. На сегодняшний день эксперты оценивают стоимость создания университета мирового класса примерно в $ 500 млн.

В этом отношении один из ключевых вопросов, которые могут стоять перед государством, заключается в том, сколько университетов мирового класса может себе позволить страна без ущерба для финансирования других приоритетных направлений. Даже в самых богатых странах ОЭСР очень мало вузов, которым удается сконцентрировать у себя самые лучшие силы и средства (ученых и преподавателей, студентов, техническое оснащение и ресурсы), что является одним из условий выдающейся учебной и научной деятельности в университетах мирового класса. В США, например, из примерно 5 тысяч учреждений третичного образования не более 30 относятся к лучшим университетам мира; в Великобритании менее 10 таких университетов, а в Японии не более 5 вузов принадлежат к этой категории. Чтобы определить, сколько университетов мирового уровня требуется стране, необходимо выяснить, какую роль они играют в национальной системе высшего образования.

Следующая серия значимых вопросов касается выбора наиболее эффективного подхода к формированию вузов мирового класса. Международный опыт позволяет выявить три основные стратегии создания университетов мирового класса. Во-первых, государству можно рассмотреть вопрос о повышении уровня нескольких из существующих университетов, имеющих потенциал для превращения в передовые учебные заведения. Вторая стратегия состоит в том, чтобы предложить ряду вузов слиться для реорганизации в новый университет, который мог бы обеспечить синергизм, присущий вузу мирового класса. Третий подход подразумевает создание новых университетов с нуля. Каждый из названых подходов имеет свои преимущества и недостатки.

В таблице сделана попытка обобщить положительные и отрицательные черты каждого из рассмотренных подходов (модернизация слияние или создание новых учебных заведений). Следует отметить, что эти общие подходы отнюдь не являются несовместимыми и страны могут использовать сочетание стратегий, основанных на этих моделях.

Ключевые вопросы, на которые надо ответить при модернизации университетов.

На национальном уровне

• Сколько университетов мирового класса целесообразно и возможно создать?

• Какая стратегия лучше всего соответствует условиям в стране: модернизация существующих вузов, слияние существующих вузов или создание новых вузов?

• Каков должен быть процесс отбора вузов (в первом или втором случае)?

• Как будет финансироваться процесс преобразования?

• Какие схемы руководства и управления должны быть созданы в поддержку такой реорганизации?

• Какова роль государства в этом процессе?

На институциональном уровне

• Имеется ли в вузе энергичный коллектив руководителей?

• Какова общая концепция и каких целей стремится достичь университет?

• В какой нише (нишах) университет будет стремиться достичь превосходства в области преподавания и научных исследований?

• Как будет достигаться интернационализация университета?

• Какова вероятная стоимость осуществления предлагаемого скачка, и как он будет финансироваться?

Проблема трансформации университетов в России

Во времена СССР некоторые университеты славились своими достижениями в области науки и техники и способностью, совместно с академиями наук, удовлетворять потребности военной и космической промышленности. Это было результатом государственных инвестиций в научно-исследовательские и опытные разработки в сфере науки и техники. Ответственность за выполнение программных задач СССР в области науки и техники, выполняя различные функции, совместно несли академии наук и университеты. Академии, укомплектованные выпускниками университетов, готовивших научных работников высокой квалификации, играли доминирующую роль. Тем не менее, учитывая потребность в квалифицированных научных работниках, университеты имели большое значение для выполнения государственных задач в области науки и техники и получали соответствующую финансовую поддержку.

Стратегические подходы к созданию университетов мирового класса

Условия\Подход

Модернизация Существующих вузов

Слияние существующий вузов

Создание новых вузов

Институциональная культура

Трудности при трансформации структуры изнутри

Возможные трудности при создании нового «лица» на основе отдельных институциональных культур

Возможность создать культуру высокого уровня

Привлечение талантов

Трудности при обновлении штата, и изменении бренда для привлечения способных студентов

Возможность заменить руководство и привлечь новых сотрудников. Возможное сопротивление со стороны прежнего персонала

Возможность выбрать лучшее. Риск в связи с отсутствием научно-исследовательских и преподавательских традиций и межпоколенческих отношений. Трудности при привлечении наиболее способных студентов

Издержки

Менее высокие

Средние

Более высокие

Управление

Трудности при изменении способа деятельности в рамках той же самой нормативной базы

Большая вероятность получения другого правового статуса по сравнению с существующими вузами

Возможность создать соответствующую нормативную основу

Очевидно, что жесткий организационный и идеологический контроль отрицательно сказывался на развитии многих областей. Наиболее выпуклыми примерами являются экономические и гуманитарные науки и даже генетика и кибернетика. Более того, во многих случаях этот контроль препятствовал отбору наиболее способных студентов и преподавателей и обновлению учебных курсов даже в области естественных наук. Государство также не поощряло развитие реального международного сотрудничества, выходящего за пределы стран социалистического блока. Даже внутри страны уровень мобильности преподавательских кадров был очень низок. Росли бюрократические барьеры между Академией наук и высшей школой. Все эти факторы вместе с относительным снижением уровня финансирования привели к стагнации системы высшего образования в 1980-е и 1990-е годы даже в области естественных наук и техники.

Этот застой сменился деградацией с распадом СССР и социалистического блока. Резко сократилось финансирование системы высшего образования. Поскольку сократилось финансирование научных исследований из государственного бюджета, академии остались единственными получателями большей части средств на научные разработки, и вузы столкнулись с ситуацией финансовой нестабильности и необходимостью искать новые источники доходов. Институциональные связи с реальными секторами экономики разрушились с ликвидацией отраслевых министерств. Такие положительные изменения, как большая независимость, отсутствие идеологического контроля, мощная интернационализация, внедрение двухуровневой системы обучения, смягчили этот процесс, но не позволили сократить отставание там, где оно было, а в некоторых случаях не остановили и рост отставания. Российская система высшего образования сегодня по-прежнему сталкивается с многочисленными проблемами, унаследованными с советских времен, включая устаревшие учебные планы, обветшавшие сооружения, неадекватные структуры управления и жесткие бюрократические нормы, препятствующие инновациям. Эти трудности в последние годы усугубляются бюджетным законодательством, которое ограничивает возможности вузов в получении доходов и в управлении финансами. В целях финансового выживания большинство государственных вузов ввело двойную систему: бесплатного обучения для наиболее способных студентов и частичной оплаты для остальных учащихся (около 50% общего набора). Все эти факторы способствовали значительной утечке кадров из высшей школы. Многие энергичные научные работники уехали из страны, другие сменили профессию и занялись более выгодными и уважаемыми видами деятельности.

В результате даже исторически сильные российские университеты сегодня по многим параметрам уступают ведущим вузам других стран. Только два российских университета — Московский государственный университет (МГУ) и Санкт-Петербургский университет (СПбГУ) — попадают в последние годы в основные международные рейтинги, занимая при этом места вдали от лидеров.

Сейчас правительство принимает меры по модернизации некоторых вузов, создавая на их базе федеральные и национальные исследовательские университеты, им выделяется дополнительное финансирование на ближайшие годы. Однако перспективы превращения этих вузов в мировых лидеров в отдельных областях обучения пока неясны. Гранты не подкреплены долгосрочной стратегией, которая должна включать следующие элементы:

— стабильное финансирование осуществляемых университетами инноваций (в течение по крайней мере 5−7 лет);

— изменение нормативно-правовой базы, позволяющее вузам гибко и эффективно использовать эти средства, привлекать лучших профессоров и изменять учебные планы по мере необходимости;

— реальную поддержку совместных научных исследований и разработок, осуществляемых вузами и бизнес-структурами;

— новый порядок найма сотрудников, позволяющий вузам обеспечивать стимулы для молодых и энергичных талантов;

— финансовую, нормативно-правовую и политическую поддержку международного сотрудничества в области обучения и научных исследований, включая финансирование совместных проектов и программ для получения дипломов в двух университетах. В долгосрочной перспективе увеличение финансирования, предоставляемого на конкурсной основе, безусловно будет способствовать развитию международной конкуренции и стимулировать инновации. Однако без должной всесторонней стратегии этот процесс может быть очень долгим.

Одновременно с этими попытками модернизации правительство России придало особый статус Московскому и Санкт-Петербургскому государственным университетам. Очевидно, что МГУ и СПбГУ обладают самым большим потенциалом для того, чтобы стать университетами мирового класса. Однако если этот процесс оставить на усмотрение самих университетов, изменения будут осуществляться медленно в силу институциональной инерции. Для того чтобы преодолеть застой, необходимы смелые и иногда болезненные решения, которые трудно воплотить по многим причинам.

Российская система высшего образования переживает важнейший момент своей модернизации. Как превзойти свои исторические успехи в области науки и техники, как повысить потенциал в области научных исследований и опытных разработок на благо как чистой науки, так и российской экономики? Как сделать все это на базе адекватно финансируемых, хорошо управляемых и укомплектованных квалифицированными кадрами университетов, привлекающих лучших студентов со всего мира? Ответить на эти вопросы необходимо, если мы хотим создать университеты мирового класса. Не существует единого научного правила, позволяющего определить оптимальное количество подобных университетов, которое должна иметь такая страна, как Россия. Однако создание пяти-шести университетов мирового класса и пяти-шести университетов с факультетами (специализациями) мирового класса, возможно, является разумной задачей на среднесрочную перспективу (5−8 лет) с учетом необходимых финансовых ресурсов в условиях постоянно растущей стоимости научно-исследовательской инфраструктуры. Достижение успехов в этом направлении, безусловно, зависит от решения трех основных взаимосвязанных проблем: привлечения лучших учащихся и академических кадров, надлежащего финансирования высшей школы и обеспечения соответствующих схем административного руководства и управления. Привлечение лучших студентов и сотрудников требует инвестиций, выходящих за рамки физической инфраструктуры вуза мирового класса (лабораторий, аудиторий, общежитий и т. п.). Необходимы вложения в создание академической атмосферы учебного заведения, которая характеризуется академической свободой и интеллектуальным резонансом. Кроме того, необходимо обеспечить институциональную основу для привлечения международных студентов и сотрудников и создать условия, способствующие их переезду в Россию.

Университетам, стремящимся достичь мирового уровня, необходимо также изменить соотношение количества студентов и аспирантов, если они хотят укрепить свою научно-исследовательскую направленность. В настоящее время в МГУ и СПбГУ насчитывается только 15 и 11% аспирантов соответственно, что значительно ниже показателя университетов, занимающих лидирующее положение в международных рейтингах.

Два ключевых аспекта будут играть определяющую роль в укреплении преподавательского и научно-исследовательского потенциала российских университетов, стремящихся достичь мирового уровня. Во-первых, важно определить возможности подлинной кооперации между академиями наук и университетами, ведущими научно-исследовательскую работу. Во-вторых, необходимо пересмотреть преобладающие системы оплаты труда с тем, чтобы содействовать привлечению лучших академических кадров из ведущих университетов других стран. Система оплаты труда должна быть реорганизована таким образом, чтобы стимулировать конкуренцию и вознаграждение за результат. Кроме того, необходимо найти стимулы для повышения уровня внутренней мобильности кадров для обеспечения постоянной поддержки инноваций и творчества. Российская диаспора может быть огромным источником высококвалифицированных преподавательских и научно-исследовательских кадров, имеющих богатый международный опыт. Однако, как показывает опыт Китая и Индии, бывшие эмигранты не захотят возвращаться, если им не будут созданы соответствующие условия.

В связи с изложенными выше проблемами возникает общий вопрос о том, как финансировать университеты, стремящиеся достичь мирового уровня. До недавнего времени уровень финансовой поддержки национальной системы высшего образования со стороны правительства был в России одним из самых низких.

При выделении дополнительных ресурсов важно рассмотреть возможность направления большего объема средств на научно-исследовательские и опытные разработки на реальной конкурсной основе (с прозрачными независимыми экспертными комиссиями), на создание особых стимулов для сотрудничества с отечественными и иностранными научно-исследовательскими институтами, университетами и частными компаниями, на привлечение иностранных профессоров и исследователей мирового уровня, как это сегодня делают Сингапур и Китай.

Одним из важнейших условий является стабильное финансирование в течение длительного периода времени (не менее 5 лет). Текущая система выделения бюджета на один год и 2-летних грантов создает для университетов неверные стимулы и не дает им осуществлять действительно стратегическую деятельность.

И, наконец, российские власти должны принять меры к тому, чтобы для целевых университетов были приняты специально разработанные модели управления, четко предусматривающие полную автономию (включая гибкость в формировании и расходовании средств) и академическую свободу (в сочетании с прозрачностью). Невозможно представить университет мирового класса, который вынужден следовать тем же правилам и стандартам, что и все остальные вузы и колледжи (особенно если это слишком жесткие правила и стандарты, которые трудно изменить). Создание независимых руководящих органов с широким представительством заинтересованных сторон и полномочиями назначать руководителей ведущих университетов на конкурсной основе может стимулировать динамический процесс инноваций в этих университетах в период, когда такая энергия имеет важнейшее значение для международной конкурентоспособности.

Выводы

Не существует универсального рецепта или волшебной формулы для создания университета мирового класса. Общая ситуация и институциональные условия в разных странах значительно отличаются друг от друга. Однако международный опыт предлагает несколько уроков в отношении ключевых особенностей таких университетов (высокая концентрация талантов, достаточный объем ресурсов и гибкие структуры управления) и успешных подходов к продвижению в этом направлении, от модернизации или слияния существующих университетов до создания совершенно новых учебных заведений.

Из различных имеющихся возможностей Россия может выбрать стратегию, наиболее соответствующую ее прошлым достижениям и современным ресурсам. Кроме того, реорганизация системы высшей школы не может осуществляться изолированно. Долгосрочная концепция создания университетов мирового класса и ее реализация должны быть тесно увязаны с общей государственной стратегией социально-экономического развития, текущими изменениями и планируемыми реформами на более низких уровнях системы образования и планами развития высших учебных заведений других типов с тем, чтобы создать комплексную систему образовательных, научно-исследовательских и технологически ориентированных учреждений.

Полная версия статьи опубликована в журнале «Вопросы образования», № 3 за 2007 год, стр. 5−45. Интернет-версия доступна на сайте журнала — http://vo.hse.ru

[1] Times Higher Education-QS

World University Rankings, www.timeshighereducation.co.uk

[2] Academic Ranking of World Universities, http://ed.sjtu.edu.cn/ranking.htm, www.degreejungle.com/rankings/best-online-colleges

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: