Служение как освоение средств

Уважаемая редакция

Захватывающая полемика развернулась нынче на виртуальных страницах polit.ru: член Президентского совета по науке, технологиям и образованию Симон Кордонский, рекомендуемый читателю как «замечательный социальный мыслитель, социолог», поделился плодами «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет» насчет современной науки, а ученые выступили против этих плодов широким фронтом. Слово за слово — завязалась интересная полемика. Как водится, вокруг собрались зрители и стали обсуждать оппонентов: одни не могли выбрать сторону, другие говорили о том, что налицо общественно-полезная провокация. Не могу оставаться в стороне и я, спешу поделиться своими соображениями с читателями ТрВ.

Глубокие изыскания Кордонского привели его к ряду ценнейших наблюдений. Первое из них состоит в том, что практически все, что можно, уже было открыто к середине ХХ в., и теперь остается только осваивать накопленные богатства, а так называемая наука нынче сводится в основном к соблюдению научных ритуалов — написанию и цитированию статей, защите диссертаций и т. д. Второе, тесно связанное с первым, заключается в выделении трех видов науки. Первый из них — наука, полезная Кордонскому и современной российской элите, поскольку эта наука в рамках федеральных целевых программ создает новые технологии и разработки. Второй — наука, интересная Кордонскому и элите, поскольку эта наука пугает их разными страшилками или создает у них сопричастность к тайнам мироздания. Третий -чистая наука, т. е. наука, для Кордонского и элиты бесполезная и неинтересная: приращения своего благосостояния от этого вида науки они не ощущают, она их ничем не пугает и ввиду «герметичности и сложности» ее построений не в состоянии создать у них даже иллюзии сопричастности к тайнам мироздания. И именно представители этой категории — самая злобная и отмороженная категория ученых, своего рода жрецы, изображающие служение истине и под этим предлогом постоянно донимающие Кордонского и Ко требованиями выдать денег, а не учить жить. Последнее, однако, навряд ли достижимо, поскольку даже ангелы и члены Президентского совета не могут сдержаться, видя столь бесстыдные домогательства жрецов науки.

Наконец, Кордонский обнаружил в среде ученых и небольшую, можно сказать вымирающую, популяцию штирлицев — тех, кто, маскируясь под представителей других категорий, просто работает. Проведя этот системный анализ, Кордонский вынес свой приговор: вся надежда на кризис, который может породить иное видение мира и придать науке драйв, бывший у нее до середины ХХ в. Ученые не остались в долгу и указали Кордонскому, что он «сам дурак», а с момента окончания им вуза появилось много чего нового, и даже принципиально нового.

Однако не таков наш Кордонский, чтобы спасовать перед дешевыми указаниями на фактические ошибки! Получив порцию ядовитых полемических стрел, член Совета в материале от 15 мая раскрыл потрясенной общественности свои истинные цели: его публикация была экспериментом, проведенным с целью прояснить картину мира, существующую у ученых, и заставить их задуматься над возможными путями выхода из кризиса, а не просить у государства денег. Реакция ученых еще больше убедила Кордонского в том, в чем его всегда убеждали окружающая реальность и собственный опыт службы: и у ученых смысл служения оказался заключен в освоении выделенных ресурсов. Попутно выяснилось, что именно эгоистические устремления ученых мешают строительству в нашей стране инновационной экономики: «Попытки изменить структуру науки с целью перевода ее „на инновационный путь развития“ вызывают жесткую защитную реакцию ученых, обвиняющих чиновников в том, они не понимают того, что делают. Ученые говорят, что они умные и умеют думать, в отличие от чиновников, и знают, как организовать науку. Их рекомендации заключаются в том, чтобы давать больше ресурсов той научной специализации, которую они персонифицируют. А функции не очень умного государства должны заключаться только в том, чтобы „башлять, башлять и башлять“ ученых». Не в бровь, а в глаз! Только теперь понял я, какую неприглядную роль выполняю вместе с моими коллегами.

И в заключение — до сих пор не дает мне покоя душераздирающий вопрос, заданный Кордонским: «Непонятно только, кто и как разделил науку (и ученых) на естественные и другие (неестественные и противоестественные, если полностью воспроизвести анекдот Ландау), назначил именно этих людей учеными и обязал их выяснять «истинное положение вещей». И правда ведь: понятно, кто сделал Кордонского членом Президентского совета, а кто ученого сделал ученым — не ясно. Куда мы придем, если неизвестно кто без указания начальства будет мнить себя выясняющим истину?

Ваш Иван Экономов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *