Две России и мир вокруг

Можно ли считать Россию открытой страной или же изолированной от всего внешнего мира? Что об этом могут сказать социологи, которые регулярно проводят опросы общественного мнения? Об этом — статья научного сотрудника Левада-центра Дениса Волкова.

Современный мир меняется. Люди все чаще обращают взгляд за пределы национального государства в попытке идентифицировать себя. Этому способствует миграция населения, поездки за пределы собственной страны по работе, учебе и на отдых, т. е. реальные контакты с другими странами. Интернет позволяет общаться с друзьями, коллегами, людьми в любой другой части земного шара, как будто расстояний больше не существует. Новые технологии позволяют следить за важнейшими событиями по всему миру в режиме реального времени. Более того, они позволяют каждому, у кого есть выход в Интернет, выбирать между различными источниками информации и даже самому (с помощью телефона, youtube, блога) сообщать миру о происходящем вокруг — было бы желание. Россия, как показывают многолетние опросы Левада-центра [1], выпадает из общемировых процессов: у большинства населения нет ни интереса к другим странам, ни достаточного набора инструментов познания того, что происходит за пределами родины.

Реальные контакты россиян с внешним миром (если не считать стран бывшего Советского Союза) довольно скудны. Около 7% населения имеют родственников в странах Западной Европы, в США — 4%. Регулярно выезжают на отдых за рубеж 6−9% (в основном это люди с высоким уровнем достатка и москвичи), в том числе около 2−3% в страны Запада. В июле 2008 «докризисного» года 82% россиян ответили, что никогда не отдыхали за границей.

Непосредственные контакты с западной культурой характерны прежде всего для москвичей и в меньшей степени для жителей крупных городов — здесь сосредоточена деловая активность, имеется лучший доступ к разнообразным источникам информации. Чаще, чем в среднем по стране, родственники за рубежом есть у москвичей (в США — 13%, в странах Западной Европы — 11%), у респондентов с высшим образованием (в США — 10%, в Европе — 13%) и у людей с высоким достатком (в 2−3 раза чаще, чем в низкодоходных слоях). В нашей стране контакты с другими странами — по-прежнему роскошь, которую могут себе позволить лишь немногие.

При этом подавляющее большинство граждан не сильно заинтересовано в укреплении связей с внешним миром. 80% считают, что Россия уже достаточно или даже излишне «открыта для других стран». Треть населения (36%) хотела бы, чтобы Россия «меньше пускала другие страны в собственную жизнь». Почти половина (45%) считает, что стоит пытаться ограничить приток приезжих. 60% говорят, что страна должна идти по своему собственному пути, отличному как от опыта бывшего СССР, так и от «общего для современного мира европейской цивилизации». Хотя, по мнению рядового россиянина, в западных странах высокий уровень жизни (много выше, чем в России), граждане могут контролировать действия государственных органов (в отличие от нашей страны, где в своем бессилии расписываются около 70%), неспособность что-либо изменить в собственной стране, ощутимо приблизиться к развитым странам по уровню доходов и качеству жизни вызывают раздражение и недовольство. Эти негативные чувства затем переносятся на соседей, что еще больше замыкает россиян на самих себе.

Желание уехать за границу — крайняя степень готовности принять чужие правила, нормы, культуру. Судя по опросам общественного мнения, хотели бы отбыть «на постоянное место жительство за пределы бывшего СССР» (в апреле 2009 г., как и в апреле 1992 г.) порядка 13% и только 1−2% предпринимают какие-либо действия в этом направлении. На решение эмигрировать влияют запросы человека (хочет ли он большего или готов приспосабливаться к местным условиям), горизонт планирования (видит ли он свою жизнь на сколько-нибудь длительную перспективу), насколько оценивает свои возможности трудоустройства в новой среде. Так, желание уехать на ПМЖ сильнее у молодых, обеспеченных горожан. Они знают иностранные языки, часто уже были заграницей или имеют там родственников. Уровень образования не влияет на принятие решения, что, скорее, говорит о разных «пунктах назначения» — одни собираются строить, например, научную или образовательную карьеру, другие видят себя в сфере обслуживания. Однако в адаптирующемся обществе, где большинство никогда не выезжали за пределы своей страны (и часто своего региона), где чрезвычайно мало число тех, кто мог бы спланировать свою жизнь более чем на один год вперед, эти вопросы незначимы — 80% никогда даже и не думали об отъезде.

Рис. В.Богорада
Рис. В. Богорада

Большинство россиян, таким образом, узнают о происходящем за пределами страны косвенным образом — через средства массовой информации, книги, образование. Ежедневно обращаются к телевидению более 80% россиян. В первую очередь — к 3−4 государственным каналам. К разнообразию кабельного телевидения имеют доступ не более четверти. Две пятых россиян (42%) слушают радио. Каждый пятый (19%) читает газеты [2] Сложнее оценить пользование Интернетом. Доля россиян, регулярно выходящих в сеть, мала — порядка 14−16% в целом по стране. Получается, что средний российский гражданин нацелен не на самостоятельный поиск интересующий его (или ее) информации, а на пассивное потребление того, что выдают основные СМИ, в том числе и готовых, непротиворечивых образов внешнего мира.

Отдельные социально-демографические группы, однако, по-разному используют доступные каналы получения информации. Например, о регулярном пользовании Интернетом («ежедневно, несколько раз в неделю») говорят 43% москвичей, 37% людей с высшим образованием и 34% молодежи в возрасте 18−24 лет (при среднем по стране показателе — 15%).

Мартовский опрос Левада-центра позволил точнее определить, к каким СМИ обращаются москвичи. Суточная аудитория телеканалов в целом по городу составляет 87%, газет и журналов — 23%, Интернета — 26%. В младшей возрастной группе столичных жителей (18−24 лет) соотношение совершенно другое: ежедневно смотрят ТВ — 67%, читают прессу — 15%, выходят в Интернет — 48%. В молодежной среде большого города Интернет намного популярнее газет и начинает конкурировать с телевидением. Эта группа наиболее открыта влиянию внешнего мира, если и не через новостные сайты [3] и телеканалы, то посредством массовой (западной) культуры.

Складывается впечатление, что в границах одной страны заключено две России. Косная, недружелюбная к иностранцам, отгородившаяся от внешнего мира экраном телевизора против молодой, открытой, строящей карьеру, обеспеченной. Первая, хотя и абсолютно преобладает, но давно расписалась в собственном бессилии повлиять на ход событий. Вторая чувствует себя хозяином своей судьбы, но чаще выбирает другое гражданство или отключается от реальности, уходя в сеть.

Примечание

1. До 2003 г коллектив Левада-центра составлял ВЦИОМ, который покинул с тем, чтобы продолжить работу в независимой негосударственной компании. Подробнее об истории Левада-центра — на сайте www.levada.ru.

2. Подробнее см. Дубин Б., Зоркая Н. Чтение и общество в России 2000-х годов // «Вестник общественного мнения». 2008. № 6(98). С. 30−52.

3. Согласно исследованиям американского Pew Research Center, расширение интернет-аудитории (ежедневно в сеть выходят около трех четвертей населения США) и, следовательно, упрощение доступа к различным источниками информации, не сделали американцев более информированными. Напротив, доля молодых американцев в возрасте 18−24 года, которые вообще не обращались к новостям за последние сутки, возросла за последние десять лет с 25 до 34%. («Tossed by a gale». Economist, 2009, 14 May). С большой долей вероятности похожего можно ждать и в России.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: