Российские школьники – пока еще читатели

Лидия Окольская
Лидия Окольская

К сожалению, Россия – уже не самая читающая страна в мире. Существуют ли рецепты того, как пробудить интерес к книге у молодых россиян? Как известно, основные навыки чтения ребенок получает в семье и школе. Публикуем статью кандидата социологических наук, старшего научного сотрудника Института социологии РАН Лидии Окольской с рассказом о том, как влияет тип школы, родители ребенка и его социальное окружение на интерес к чтению.

В современном мире образование накрепко увязано с чтением, с умением воспринимать визуальную информацию и работать с ней. Уже на самых ранних этапах процесс обучения строится вокруг работы с текстами, и чем дальше, тем сильнее возрастает акцент на считывании информации. Умение читать является базовым интеллектуальным навыком, который заботливые родители стараются сформировать у детей перед поступлением в школу и который служит показателем готовности ребенка к этому важному событию.

Успехи в младших классах в основном зависят от того, как хорошо ребенок умеет читать. Собственно, формирование читательской компетенции является главной задачей начальной школы, которая должна передать на следующую ступень обучения готовых маленьких читателей. В средних классах навыки чтения будут вовсю эксплуатироваться для передачи детям предметных знаний. Если же эти навыки хромают, успех всей дальнейшей учебы окажется под вопросом.

Наша система образования долгое время была предметом гордости. Советская школьная закалка позволяла российским детям с легкостью учиться в заграничных школах. Об интеллектуальном превосходстве наших умников над американскими балбесами сложились настоящие легенды. Однако в последнее десятилетие гордость за школу уступила место разочарованию и беспокойству об ухудшении качества образования.

Поколение нынешних родителей, сравнивая собственный школьный опыт с опытом и достижениями детей, находит немало пунктов для критики. По данным Фонда «Общественное мнение» за 2007 г., 40% взрослых, у которых есть дети школьного возраста, считают, что их уровень образования ниже того, что был 20-30 лет назад. Этот взгляд можно было бы списать на традиционный скепсис старшего поколения по отношению к младшим, но существуют и объективные данные о том, что на международной арене наше образование выглядит неоднозначно.

28_rus-schoolbg-1Наряду с обоснованными опасениями по поводу ухудшения качества образования российские младшие школьники показали более чем оптимистичные навыки в международном тестировании PIRLS, направленном на изучение качества чтения и понимания текста. В последней волне этого исследования, проведенной в 2006 г., Россия оказалась лидером, набрав максимальное число баллов из 40 стран-участниц. Вместе с Россией, с незначительным отставанием от нее, «призовые» места разделили две быстро развивающиеся азиатские страны – Гонконг и Сингапур. Что же стоит за этим успехом?

В конце 2008 г. специалисты Государственного университета – Высшей школы экономики – Марина Пинская, Мария Кузнецова и Татьяна Тимкова – вместе с коллегами провели исследование факторов успеха наших школьников во всемирном исследовании Progress in International Reading Literacy Study (PIRLS). Они обследовали 10 школ, обнаруживших высокие, средние и низкие результаты в этом тестировании, и пришли к следующим выводам.

Вполне ожидаемо оказалось, что навыки чтения зависят от типа школы, от контингента и социального происхождения учащихся. Чем более благополучны школа, дети и их семьи, чем выше образование родителей и уровень их благосостояния, тем более высокий балл набирают школьники. Девочки в этом возрасте достигают больших успехов в чтении, чем мальчики, – это характерно не только для России, но и для всего мира.

Внимание родителей к заблаговременной подготовке детей к школе напрямую связано с будущими достижениями их отпрысков. В школах, набравших высокий балл по тесту, от 27 до 39% детей умели читать предложения уже к пяти годам, в школах с низким уровнем чтения такой навык был не более чем у 19% (а в одной из неуспешных школ читать в пять лет не умел вообще никто).

Таким образом, школьники находятся в неравных стартовых условиях, сильно зависящих от ситуации в их семьях. Детям мигрантов, слабо владеющих русским языком, конечно, сложно добиться успехов в чтении. Это ставит на повестку дня вопрос о дополнительных занятиях для таких детей, не предусмотренных российской системой образования. По свидетельству М.Пинской, в одной сельской школе, где большинство учеников плохо понимали русский, учителя по собственной инициативе собирали дошкольников в группу и читали им сказки. Для детей это был шанс хоть немного привыкнуть к языку, на котором им предстояло учиться.

28_rus-schoolbg-2Важным условием для развития навыков чтения оказалась и учебная среда, в которой каждодневно находятся дети. Так, в школах с самыми низкими результатами по тестированию стены в коридорах и классах были голые, без плакатов и стенгазет, и в классе невозможно было найти хотя бы одну книжку. Не удивительно, что дети, не имея перед глазами текстов, лишенные возможности полистать развлекательную книжку во внеурочное время, не приобщаются к читательской культуре.

Исследование PIRLS проверяло у четвероклассников несколько читательских умений: нахождение в тексте информации, заданной в явном виде; формулирование выводов; интерпретация и обобщение информации; анализ и оценка содержания, стиля и структуры текста. Эти умения нужно было продемонстрировать в работе с литературными и научно-популярными текстами.

Литературные тексты для наших детей – привычная стихия, ведь учебники по чтению как раз и состоят из сказок, рассказов и стихов. Именно на этом материале у нас принято производить обучение. Специалисты ГУ-ВШЭ выяснили, что при работе с литературными текстами школьники легко находят необходимые данные и не испытывают трудностей в оценке содержания, языка и структуры текста. Однако интерпретировать информацию, делать выводы и формулировать собственную точку зрения им гораздо сложнее. Российским детям трудно отказаться от мысли, что правильных ответов на вопрос может быть несколько.

При работе с информационными текстами школьники лучше всего справляются с оценкой содержания, языка и структуры текста. Но у них далеко не всегда получается найти нужную информацию в тексте и сделать выводы на ее основе. Возможно, сложности с научно-популярными текстами вызваны тем, что целенаправленной программы по обучению такому чтению в российской школе нет.

С информационными статьями ученики младших классов сталкиваются только в курсе «Окружающего мира» (расширенный вариант советского «Природоведения»). На них и тренируются вытаскивать информацию из таблиц и диаграмм, что для них дело простое. Но это обучение происходит непреднамеренно, мимоходом. Здесь мы имеем дело с так называемой скрытой учебной программой -когда курс помимо своих основных задач косвенно формирует официально не заявленные навыки или представления.

В развитии перечисленных выше умений центральная роль, безусловно, отводится учителю. От того, как именно учитель работает с детьми на уроке, зависит разнообразие операций, которые дети смогут проделывать с текстами. Как правило, большинство учителей предлагают школьникам объяснить, как они поняли текст, выделить его основную идею, сформулировать выводы на основе прочитанного. Однако сравнить прочитанное с собственным жизненным опытом или с прочитанным просят намного реже, а уж предсказать то, что произойдет дальше в тексте, — совсем необычное задание. В учебниках такие задания тоже почти не встречаются.

В успешных школах учителя дают детям возможность поработать самостоятельно, по намеченному учителем плану, и устраивают развернутые обсуждения прочитанного. В школах с низким баллом учителя редко предоставляют слово школьникам. Чаще всего они просто молча слушают учителя.

Несмотря на высокий разброс в читательских компетенциях, наша начальная школа обеспечивает высокий средний уровень чтения, и это очень отрадно. Однако в средней школе интерес к чтению, как и вообще к учебе, у детей падает, они начинают воспринимать его как скучное и бессмысленное занятие. И это одна из причин, по которой российские старшеклассники в международных тестированиях выдают уже далеко не блестящие результаты.

Сохранить первоначальное влечение к книге, к печатному слову — задача и для школы, и для родителей. Это непросто сделать на фоне общего понижения читательской активности взрослых, переключения большинства на литературный ширпотреб, разрушения таких важных читательских институтов, как библиотеки и «толстые» журналы. Парадоксально, но дети младшего школьного возраста способны как читатели подать пример своим родителям. Однако они нуждаются в том, чтобы в дальнейшем родители снова стали для них примером.

В 2011 г. тестирование PIRLS будет проводиться снова. Удастся ли российским школьникам сохранить завоеванную позицию – зависит и от нас, взрослых.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: