Эпоха полураспада: Троицкой площадке Физического института РАН грозит физическое уничтожение

Корпус квантовой радиофизики ФИАН в г.Троицке. Он же — «Общеобразовательная школа и детский сад»
Корпус квантовой радиофизики ФИАН в г.Троицке. Он же — «Общеобразовательная школа и детский сад»

Сколько бы мы ни критиковали РАН, казалось, что она является неким бастионом, стоящим на страже академической собственности, и что если РАН рухнет, эта собственность в мгновение ока будет разграблена. Может, так оно и есть, но в последнее время нервы защитников, похоже, сдают: уж больно эта собственность стала дорого стоить… Соблазн продать то, что охраняешь, даже если это создано не тобой, силен испокон веков. Если раньше отдельные поползновения директоров выделить институтскую землю под коттеджи жестко пресекались руководством РАН (пример такого рода имел место в ИЗМИРАНе, тоже в Троицке), то теперь это называется «инвестиционные проекты» и одобряется тем же руководством, а то и инициируется его членами.

Описанный ниже инвестпроект — один из многих, но, пожалуй, наиболее масштабный и хорошо документированный. В том же ФИАНе хотели продать кусок московской территории. «Хорош» не только ФИАН: по независимым сообщениям, количество «инвестиционных проектов» подобного рода, имеющихся в Президиуме РАН, составляет многие десятки. Сейчас они лежат мертвым грузом: после выступления Д.Медведева, цитируемого в статье С.Феклюнина, никто не рискует дать им ход. Однако договоры, во всяком случае тот, о котором идет речь ниже, не расторгнуты: по-видимому, ждут «лучших времен».

Мы тоже надеемся на лучшие времена — когда наука в стране будет востребована и пойдет в рост, и потому считаем ошибкой (той самой, которая хуже, чем преступление) продажу «невозобновляемых ресурсов» науки. Территория институтов и есть самый дорогой из этих ресурсов на данный момент.

Радует лишь одно: защитники все-таки существуют — это сотрудники институтов, подлежащих «инвестиционному проектированию». Именно они в свое время отстояли территорию ИЗМИРАНа, теперь — ФИАНа, а заодно и прочие территории. Шумели, возражали, писали «кляузы», и адресат откликнулся.

Борис Штерн

Уютный жилой микрорайон на 100 тыс. кв. м жилья с торгово-развлекательным комплексом, фитнес-центром, банками, ресторанами и гаражами раскинется между корпусом синхротрона и главным корпусом Особого конструкторского бюро. В корпусе квантовой радиофизики, в котором делались первые советские химические лазеры, а сегодня конструируются элементы для ГЛОНАСС, разместится школа или детский сад. Такие планы «реорганизации» ОКБ ФИАНа, троицкой площадки Физического института имени П.Н.Лебедева, стали известны «Троицкому варианту».

В месячный срок

Выбирая в июле 2004 г. своим директором академика Геннадия Андреевича Месяца, фиановцы не без оснований надеялись, что известный учёный и организатор науки выведет имеющий славную историю институт на новый уровень развития.

И инициативы нового руководства не заставили себя ждать. В декабре того же года академик Месяц выступил на Учёном совете ФИАНа в Москве с предложением рационально распорядиться пустующей территорией троицкого филиала. План был прост и вполне в духе времени: отдать коммерсантам лишнюю землю (в изначальном варианте — 30 га), а взамен получить средства на решение насущных проблем института.

Учёный совет эти предложения с порога не отмёл. Слишком заманчивыми показались выгоды от проекта. Со слов руководителя, ФИАН получил бы 30000 кв. м помещений, в том числе порядка 300 квартир для молодых учёных и новый корпус квантовой радиофизики (КРФ-3, взамен нынешнего КРФ-2). Наука при этом, как обещалось, не пострадает. Ну а свободная земля на троицкой площадке действительно имеется: в 1960-е годы территорию ФИАНу под будущее развитие государство выделило приличную — 66 га. Часть земли занята лесом, отделяющим ОКБ от города.

Была и ещё одна причина прислушаться к инициативам нового директора. В то время, напомним, в СМИ и разговорах часто звучала «страшилка», что, мол, научные учреждения вот-вот заставят платить в полном объёме земельный налог — без существовавших многие годы льгот. Это бремя для отнюдь не процветающего в материальном отношении института могло стать непосильным. «Зачем нам платить ещё и за лес?» — вопрошали сторонники избавления от лишних территорий.

Учёный совет тогда обратился к директору с единственной просьбой — не предпринимать резких шагов без совета с коллективом. Со своей стороны директор пообещал: как только найдётся реальный инвестор, подробности сделки будут вынесены на Учёный совет. С тем и разошлись.

То декабрьское 2004 г. собрание Учёного совета проходило 1-го числа. А, как выяснилось много позже, 3 августа 2004 г. уже был подписан так называемый инвестиционный контракт между институтом и некой коммерческой структурой. От даты избрания академика Месяца директором ФИАНа эта дата отстоит ровно на месяц.

Заметим сразу, что ни в 2004 г., ни в последующие четыре с лишним года этот «инвест-контракт» на Учёном совете подробно так и не обсуждался. Его детали многие сотрудники ФИАНа, как и остальные читатели «ТрВ-наука», узнают только из этой публикации.

Несносный корпус

По проекту, из 66 га нынешней территории троицкой площадки ФИАНа под науку останется только 23 га. Наглядней всего «инвестпроект» смотрится на приведённой схеме (см. стр. 2).

Остаются корпус синхротрона (А) на западе и главный корпус ОКБ (Б) на востоке. Пространство между ними застраивается домами пониженной этажности и повышенной комфортности. Для удобства будущих новосёлов прокладывается дорога-выезд на Калужское шоссе. Остающаяся территория ФИАНа де-факто разделяется на два изолированных анклава.

Гнилым зубом на схеме смотрится контур корпуса КРФ-2 (В). Про это сооружение стоит сказать особо. КРФ-2, который обошёлся государству в 6 млн тех рублей, был запущен в 1979 г. Он строился с прицелом на изготовление сверхмощных лазеров, в том числе для оборонных целей. История корпуса неразрывно связана с именем Нобелевского лауреата академика Н.Г.Басова. Но речь не о том, чтобы придать зданию статус памятника истории и архитектуры.

При возведении КРФ-2 использовались такие технологии, что это здание, по сути, является вечным, — уникальный по своим характеристикам фундамент, метровой толщины монолитно-бетонные стены, сплошь армированные сталью, такие же перекрытия, стальные двери в 10 см толщиной. Находящийся в корпусе взрывной бункер выдерживает взрыв 1 кг тротила.

Это сооружение элементарно не поддаётся демонтажу. Тем более что применение взрывных технологий исключено — в непосредственной близости ведутся прецизионные исследования: в самом ОКБ ФИАН, Институте ядерных исследований, Институте спектроскопии, ИЗМИРАНе. Плюс сразу два ускорителя находятся в шаговой, как говорится, доступности.

Впрочем, проблему «гнилого зуба» авторы проекта решили с элегантностью: в «несносном» КРФ-2 будет размещена школа, может быть, детский сад, ну или там общественно-деловой центр.

Коттеджи — учёным

Последние лет десять в Троицке ведётся разработка Генплана города. В сентябре 2004 г. к вялотекущему процессу подключилось новое руководство ФИАНа. В троицкую мэрию была направлена просьба начать проектно-изыскательские работы на территории ОКБ ФИАН в связи с грядущим изменением целевого назначения земель, переходящих по «инвестконтракту» новому собственнику. А именно: в октябре 2006 г. уже 43 (!) из 66 га предлагалось перевести из категории «земли промышленности и науки» в категорию «земли под жилищное строительство». Генплан Троицка пока не утверждён, но в последние его варианты эта «правка» уже внесена. Так что земля вот-вот может «уплыть» от института и Академии.

Но у градостроительных инициатив руководства ФИАНа, как это ни странно, был и свой плюс. Благодаря работам над Генпланом широко не рекламировавшийся проект стал-таки достоянием общественности. Хотя бы той её части, которой не безразлична судьба ФИАНа. А получив информацию, учёные стали делать то, что у них получается лучше всего, — анализировать и считать.

Первым пал тезис «КРФ-3 вместо КРФ-2». Инвестор, со слов директора Г.А.Месяца, обещал построить для института новый корпус квантовой радиофизики взамен оказавшегося на отчуждаемой территории КРФ-2.

Следует сказать, что кроме уникальных инженерно-строительных характеристик у КРФ-2 есть ещё и не менее ценная «начинка». Здесь производится 90% всех фемтосекундных лазеров России, выполняется госзаказ по программе ГЛОНАСС. В 10 взрывоустойчивых химических боксах ведутся работы над новыми видами лазеров, в том числе над кислород-йодным, за который учёные ФИАНа недавно получили премию правительства РФ. К слову, боевые системы США базируются именно на таких лазерах, и пока им нет альтернативы. Ещё в КРФ-2 есть уникальная вентиляционная система, обеспечивающая экстренную дегазацию всего здания в считанные секунды.

Так вот. Если вдруг инвестор построит корпус, ни в чём не уступающий КРФ-2 или хотя бы эквивалентный по площади (6000 кв. м), весь проект малоэтажной застройки станет нерентабельным. Попробуйте перевести 6 млн советских рублей (стоимость КРФ-2) в нынешние деньги. Для справки: суммарная инфляция за 1991-2008 гг., по официальным данным, составила почти 5 млн процентов. Инвестор эти расчёты давно произвёл, поэтому построить аналог КРФ-2 больше не обещает.

Остаётся другая сладкая морковка — квартиры для молодых учёных. По контракту ФИАНу (а точнее — Академии, поскольку земля-то принадлежит РАН) отойдёт 30% жилой застройки. По оценке одного из сотрудников института, это примерно 8800 кв. м жилья, или 135 двухкомнатных квартир (при средней площади квартиры 65 кв. м). Как резонно предполагают фиановцы, на половину из них, видимо, будет претендовать Академия наук — в Троицке есть ещё несколько академических институтов, в которых тоже хватает бесквартирных учёных.

Итого ФИАНу отойдёт около 70 квартир. Причём половину из них планируется сделать служебными — организовать на их базе общежитие. А вторую половину можно будет продать по себестоимости сотрудникам института. Именно продать, ибо с 2007 г. действует положение Президиума РАН «о продаже сотрудникам квартир, поступающих от реализации ин-вестпроектов по себестоимости инвесторов».

Смогут ли купить эти квартиры рядовые научные сотрудники? Тем более молодые? Но в любом случае, 35 квартир по себестоимости в качестве итога инвест-проекта вряд ли можно назвать решением жилищной проблемы молодых учёных.

А вот земля, зарезервированная ещё полвека назад под развитие ФИАНа, будет потеряна для науки навсегда.

«Безобразная практика»

Осознание вредоносности ин-вестпроекта у части сотрудников ФИАНа наступило ещё в 2007 г. По сравнению с 2004 г. многое уже изменилось. Во-первых, умерла страшилка про неподъёмный для институтов земельный налог. В 2006 г. государство взяло на себя его уплату в местные бюджеты. Во-вторых, рассыпался тезис о 300 бесплатных квартирах. Наконец, стало понятно, что аналога КРФ-2 инвестор тоже не построит.

Между тем, на опубликованном в январе 2007 г. проекте Генплана

Троицка КРФ-2 фигурирует уже как общественно-деловой центр. При этом на карте нет даже намёка на КРФ-3. В мае того же года этот проект Генплана прошёл согласование в правительстве РФ.

В августе земля ФИАНа официально оформляется в федеральную собственность. В сентябре МТУ Росимущества по РАН (фактический собственник земли) обращается к главе Троицка с просьбой издать постановление об изменении целевого назначения земли.

Параллельно Отделение квантовой радиофизики (ОКРФ) ФИАНа разворачивает борьбу за возвращение КРФ-2 в главный градостроительный документ города и установление вокруг корпуса, как и положено по закону, санитарно-защитной зоны.

В том же сентябре 2007 г. три замдиректора ОКРФ пишут письмо о критической ситуации с КРФ-2 президенту РАН академику Ю.С.Осипову. Следом сотрудники ФИАНа отправляют своё обращение Президенту РФ. Директор института Г.А.Месяц в очередной раз обещает устроить обсуждение инвестконтракта на Учёном совете ФИАНа. Но обещание так и остаётся обещанием.

Правда, в ноябре под давлением общественности в ФИАНе всё-таки создаётся комиссия «по курированию инвестпроекта». Комиссия работает три месяца и приходит к двусмысленным выводам. С одной стороны, экономическая и юридическая состоятельность проекта вызвала у неё сомнения. Но с другой — комиссия предложила продолжить инвестиционную деятельность, скорректировав контракт с инвестором. Только один член комиссии высказал особое мнение: один из замдиректров ОКРФ М.А.Губин предложил расторгнуть договор.

Пятиминутная информация о работе комиссии была заслушана на Учёном совете ФИАН 31 марта 2008 г. Слова противникам инвестпроек-та директор Месяц тогда так и не предоставил, обвинив их в том, что они кляузничают «наверх».

А спустя буквально два дня в затяжное противостояние вмешались «высшие силы». Выступая 2 апреля по проблеме нацпроекта «Доступное жильё», Президент Медведев призвал правительство РФ принять решение о приостановке всех операций госучреждений с землей: «Торговать землей — это не их функция, и эту безобразную практику надо прекратить».

Совпадение или нет, но с тех пор троицкий инвестпроект ФИАНа, как и ещё несколько десятков подобных предприятий Академии, заморожен.

Троянский конь по-троицки

Однако точку в этой истории ставить рано. Во-первых, нет официального подтверждения, что инвестконтракт расторгнут. Возможно, он просто приостановлен до лучших времён. Зато есть новая проблема, порождённая бурной инвестиционной деятельностью академика Г.А.Месяца.

К многострадальному КРФ-2 с запада примыкает территория ещё одного научного учреждения — Троицкого института сверхновых углеродных материалов (ТИСНУМ). И на этой своей площадке ТИСНУМ ведёт строительство 20 коттеджей. Тоже, как водится, для молодых учёных. Но уже для своих.

Вот только строить жильё в этой зоне можно лишь при условии, что КРФ-2 перестаёт функционировать в своём нынешнем качестве. ТИСНУМ, видимо, получил разрешение на такое строительство, опираясь на последний вариант Генплана.

Но ведь сегодня ходатайство МТУ Росимущества по РАН о переназначении земель ФИАНа отозвано. Весь инвестпроект подвис и, возможно, будет аннулирован. Или уже аннулирован. Идёт борьба за возвращение КРФ-2 в Генплан и установление вокруг него санитарно-защитной зоны. Если эта борьба увенчается успехом, коттеджи ТИСНУМ попадут в зону отчуждения.

Дальнейшее развитие событий можно представить. Счастливые новосёлы коттеджей, молодые мамы с колясками выходят на митинги протеста и пишут письма с требованием закрыть вредное научное производство, в выбросах которого присутствует полтаблицы Менделеева. И КРФ-2 снова — не мытьём, так катаньем — оказывается на грани уничтожения. А не будет КРФ-2, можно вернуться и к планам вырубки леса и застройки пустующей территории. Кстати, можно и не останавливаться на ФИАНе — рядом не менее лакомые владения ИЯИ РАН…

При таком сценарии, считают фиановцы, коттеджи ТИСНУМ могут сыграть в процессе разбазаривания академических земель роль своеобразного троянского коня. Причём на сегодня именно такой сценарий, судя по всему, и реализуется: строительство коттеджей идёт полным ходом, а процесс установления санитарно-защитной зоны КРФ-2 всячески тормозится. Так, для завершения работы по утверждению СЗЗ КРФ-2 требуется ситуационный план из администрации г. Троицка. Соответствующее письмо от ФИАНа подготовлено, но до сих пор не отправлено, поскольку с февраля оно не подписывается директором Института Г.А.Месяцем.

Так что вопрос, выживет ли наука на троицкой площадке ФИАНа, всё ещё остаётся открытым.

Сергей Феклюнин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
V. Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
V.
V.

Всё правильно написано, только вот боевые лазеры США — это фуфло.

А так в этом корпусе КРФ делают весьма годные изделия, ценящиеся во всем мире!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: