Проблема-2010, или что ждет РФФИ и РГНФ в следующем году?

Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ) являются наиболее крупными и авторитетными научными фондами России. Благодаря им десятки тысяч ученых в России получили возможность худо-бедно, но продолжать свои исследования. Однако в настоящее время перспективы государственных научных фондов скрыты в тумане. В худшем случае они могут и вовсе перестать существовать как нормальные научные фонды.

Дело даже не в периодически возникающих в околовластных кругах разговорах о том, что не следует «без толку распылять» финансирование на множество небольших грантов, а следует давать ограниченное число больших грантов на работы по «приоритетным направлениям» (подробности и обсуждение роли, например, РФФИ см. в № 14 «Троицкого варианта» за 2008 г.). Дело в неотвратимо надвигающемся «дне Д» — 1 января 2010 г. Это дата, начиная с которой государственные научные фонды, согласно действующему законодательству, не смогут существовать и работать в прежнем виде, т. е. являться главными распорядителями бюджетных средств, распределяющими гранты между организациями различной ведомственной принадлежности.

Причиной такого положения дел является новая редакция «краеугольного камня» бюджетного процесса — Бюджетного кодекса РФ. Согласно его новой редакции, «принцип подведомственности расходов бюджетов означает, что получатели бюджетных средств вправе получать бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств только от главного распорядителя (распорядителя) бюджетных средств, в ведении которого они находятся. Главные распорядители (распорядители) бюджетных средств не вправе распределять бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств распорядителям и получателям бюджетных средств, не включенным в перечень подведомственных им распорядителей и получателей бюджетных средств» (статья 381 «Принцип подведомственности расходов бюджетов»). РФФИ и РГНФ подведомственных учреждений не имеют.

Кроме того, в Бюджетном кодексе (статья 161 «Особенности правового положения бюджетных учреждений») указано, что «субсидии и бюджетные кредиты бюджетным учреждениям не предоставляются», а единственная форма бюджетных ассигнований, которая пригодна для распределения грантов, — субсидии.

При принятии новой редакции Бюджетного кодекса в 2007 г. государственным научным фондам была дана «отсрочка». Пункт 12 статьи 5 63-ФЗ от 24.04.2007 г., внесший изменения в Бюджетный кодекс, гласит: «Установить, что до 1 января 2010 г. положения Бюджетного кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) в части, касающейся финансового обеспечения грантов, выделяемых федеральным бюджетным учреждениям на проведение фундаментальных научных исследований, проектов и мероприятий Российским фондом фундаментальных исследований и Российским гуманитарным научным фондом, грантов Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых — кандидатов наук и их научных руководителей, молодых российских ученых — докторов наук, а также грантов для государственной поддержки ведущих научных школ Российской Федерации, применяются в части, не противоречащей установленному на 2007 г. порядку финансового обеспечения указанных грантов».

Таким образом, осталось меньше девяти месяцев жизни по старым правилам.

Не будучи юристом, я не могу указать на все возможности, которые позволят РФФИ и РГНФ в каком-то виде продолжать свою деятельность (ее прекращение, безусловно, будет катастрофическим ударом по фундаментальной науке). Тем не менее, стоит попытаться перечислить хотя бы наиболее очевидные возможные варианты и попытаться оценить связанные с ними издержки.

Наиболее простым выходом является продление срока действия отсрочки на некоторое время. Дав фондам и ученым временную передышку, такой подход не решит принципиальных вопросов существования и работы фондов и оставит фонды, равно как и ученых, в подвешенном состоянии.

Другим вариантом может стать существенная модификация формы фондов — преобразование их в автономные учреждения (автономные учреждения могут получать субсидии). Однако в этом случае фонды автоматически лишатся статуса «главного распорядителя бюджетных средств», т. е. строки в бюджете, и будут получать финансирование опосредованно. Будет ли при этом сохранен принцип фиксированного процента от расходов на гражданские научные исследования (6% для РФФИ в настоящее время), неизвестно.

Не менее существенно и то, что фонды при этом будут управляться федеральным органом исполнительной власти, в подчинении которого будут находиться соответствующие автономные учреждения. Неизбежно произойдет существенное «ужатие» степени самостоятельности фондов и изменение принципов деятельности и управления фондами (в соответствии с 174-ФЗ «Об автономных учреждениях» от 3 ноября 2006 г.). Федеральный орган исполнительной власти будет назначать руководителя фонда, а также создавать Наблюдательный совет с достаточно широкими полномочиями, в который должно входить не менее 5 и не более 11 человек (не менее трети состава Наблюдательного совета должны составлять представители государственных или муниципальных органов власти, т. е. чиновники). Это мало напоминает нынешний порядок управления, когда «высшим органом управления Фонда является совет Фонда» (26 человек, подавляющее большинство которых — ученые), утверждаемый правительством России.

Отдельный интересный вопрос: какой именно федеральный орган исполнительной власти будет управлять фондами? Скорее всего, это будет Федеральное агентство по науке и инновациям (Роснаука), в чьем ведении уже есть один фонд — Российский фонд технологического развития. Косвенным признаком подготовки к такому варианту развития событий может служить заключенное 3 марта с. г. соглашение о сотрудничестве между РФФИ и Роснаукой (www.strf.ru/organization.aspx?CatalogId=221&d_no=18 262). Целью этого соглашения заявлено усиление координации деятельности между РФФИ и Роснаукой (обмен информацией об исполнителях проектов для предотвращения дублирования проектов, участие представителей обеих организаций в работе научных координационных советов, конкурсных, экспертных и иных комиссий и т. д.).

Учитывая нацеленность Роснауки на прикладные исследования и разработки (по «приоритетным направлениям»), сильную зависимость позиции руководства Роснауки от текущих веяний в верхах, существующую практику формулировки лотов по узкой тематике в результате лоббирования, малое знание чиновниками Роснауки реалий жизни фундаментальной науки, а также ориентацию чиновников на оценку работы по формальному соответствию установленным правилам, а не на оценку по существу, последствия такого решения судьбы фондов могут быть крайне тяжелыми для нормальной фундаментальной науки. Причем «цветочки» типичной для Роснау-ки системы распределения финансирования появляются уже в настоящее время: в марте был объявлен конкурс РФФИ — ОФИ-м, который проводится по заранее утвержденному списку из 15 «актуальных направлений» (каждое из которых в свою очередь поделено на несколько рубрик).

Наконец, третьим вариантом решения судьбы государственных научных фондов может стать внесение таких изменений в Бюджетный кодекс, которые позволят фондам продолжать работать в прежнем режиме. Хотя это, вероятно, самый сложный путь, с бюрократической точки зрения, но он представляется единственным долгосрочным решением «проблемы-2010», которое будет направлено на развитие фундаментальной науки в России, а не на попытки непременно получить быструю отдачу от научных исследований. И для того, чтобы мы оказались на этом пути, необходима серьезная активность научного сообщества. Прямо сейчас, поскольку завтра будет поздно.

Евгений Онищенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: