О пользе журналистского экстремизма

Алексей Паевский

Алексей Паевский

Журналисты, меняющие место своей основной работы, — это, конечно, не редкость. И случаи, когда целые коллективы остаются без работы и организуют свое собственное издание, тоже известны. А вот успешный, но то и дело кочующий отдел науки, похоже, особый случай... Причем по взаимной договоренности покидающий известное издание и «раскрученную» рубрику после того, как удалось завоевать признание как публики, так и самих ученых. Кажется, именно с приходом людей из нынешней команды Infoх.ru у Газеты.Ру и появился настоящий, полноценный научный раздел, на который стали уже равняться другие издания (да и преемники во главе с Артёмом Тунцовым тоже, впрочем, не подкачали). И именно этой команде обязан своим недолгим взлетом портал  «Акадо». Мы беседуем с редактором отдела «Наука и технологии» Infox.ru Сергеем Ивашко и его заместителем Алексеем Паевским.

— Наверняка читателям научно-популярных новостей будут интересны подробности этих перипетий: в каком составе совершались переезды, нет ли теперь сожаления о потерянном... И что собственно не устраивало на прежних местах?
 
С.И.: Создать отдел «Наука» в Газете.Ру я мечтал с самого начала своей работы в этом издании, куда пришел с химфака МГУ. Правда, чтобы реализовать мечту, потребовалось пять лет и смена главного редактора. Так что спасибо Александру Писареву за то, что поверил в мою идею. Отдел быстро прошел первую стадию развития, но дальше дело застопорилось (вследствие еще одной смены главного редактора). Мне никогда не хотелось быть копипастером Science, Nature и Cell, но ничего другого в Газете.Ру читателям предложить не мог. Конечно, были и эксклюзивные материалы (чего только стоит серия репортажей из Антарктиды о жизни полярников), но слишком эпизодические. Поэтому пришлось искать проект, который отвечал моим запросам. Могу лишь поблагодарить Артёма за то, что, упираясь каждый день в тот же потолок, что и я в своё время, он не бросает работу, а поддерживает высокий уровень достоверности материалов. Мне было не только спокойно, но и приятно оставить отдел ему.
 

Сергей Ивашко

Сергей Ивашко

В «Акадо» нам удалось ещё раз показать, что в Рунете много грамотных людей, способных отличить высококачественную работу от ширпотреба; поэтому, когда проект (по не зависящим от его команды причинам) свернули, у нас на руках оказались все козыри для привлечения новых инвесторов, которые и поддержали идею сайта Infox.ru. И здесь мы уже в полной мере начали реализовывать свои задумки. Очень приятно, что каждый раз и читатели своей активностью, и ученые своим сотрудничеством подтверждают: мы всё делаем правильно. Команду в обоих переходах мы не только сохранили, но и каждый раз дополняли. И очень приятно, что каждый раз и читатели своей активностью, и ученые своим сотрудничеством подтверждают: мы всё делаем правильно.
 
— Есть ли какая-то разница в позиционировании разных изданий в которых вы работали? Зачем, собственно, нужны новые издания, и не лучше ли развивать то, что уже было? Есть ли какая-то разница в аудиториях и т.д.?
 
С.И.: Невозможно из одного вертолета сделать реактивный самолет. Зато взять детали из нескольких вертолетов, чтобы вставить их в новую конструкцию, - это пожалуйста. Поэтому бессмысленно ломать устоявшиеся бизнес-модели со своими традициями, которые к нашему проекту все равно не прицепишь. Ведь то, что делает команда Infoх.ru, в чистом виде в Рунете не делал никто. Потому что сейчас видео в Рунете представлено:
 
а) кальками с российских каналов, которые интернет-аудитории и в телевизоре-то не нужны; 
б) копипастом с информагентств;
в) чистым видеопотоком, без комментариев. Задача же Infoх.ru  соединить ТВ и интернет-СМИ в нечто принципиально новое. Могу точно сказать, что синтез идет полным ходом и порождает уникальные форматы и в видео- , и в текстовой части. По сути, эти части материалов уже невозможно разделить, настолько они дополняют друг друга.
 
— Несколько вопросов по устройству сайта и специфике подачи новостей на infox.ru. В чем вы видите отличие от Газеты.Ру и «Акадо» (ну и также от других изданий), что раз за разом переходило в «наследство» и оставалось неизменным?
 
А.П.: В Газете.Ру занимались в основном рерайтом — писали заметки, следуя за мировыми научными новостями. Впрочем, тем же занимались и остальные отделы, хотя их состав сильно превышал наш. В «Акадо» принцип «окучивания» самых важных новостей остался, но акценты сместились в сторону производства собственных новостей — выдачи «эксклюзивного» материала, основанного на прямом взаимодействии с учеными. Упор на видео, наметившийся в «Акадо», перешел и в Мох.ги. Новое здесь — флэш-формат видео, видео в НD-качестве, новый плеер.
 
С.И.: Пожалуй, главное, что сохранилось, — это нацеленность на качество информации. В отделе спорта, например, много бывших спортсменов. А в отделе науки вообще нет ни одного выпускника журфаков, зато есть химики, физик, биолог, географ-эколог, историки-археологи, психолог-медик... Появившийся в Infoх.ru упор на собственные материалы, на активную прямую работу с отечественными и зарубежными учеными дал нам возможность проводить статьи через несколько этапов согласования, что на порядки сократило количество неизбежных в нашей работе ошибок. Кроме того, нас — восемь человек, и это огромный, по российским меркам (и здесь речь идет не только об интернет-издании, а вообще о неспециализированных, но массово читаемых СМИ), состав научного отдела. Мы не ограничены ни своим офисом, ни Москвой, ни даже Россией. Люди ездят по конференциям и симпозиумам, лабораториям и институтам, бывают на археологических раскопках, заводах, испытательных полигонах. И не только своими глазами видят достижения ученых, но могут полноценно показать увиденное.
 
— Какие собственные интересы у каждого члена команды? Приходится ли писать о том, «в чем ни в зуб ногой»? Насколько собственные интересы близки к потребностям выпуска, приходится ли наступать на горло собственной песне? Перекрывают ли весь диапазон интересов читателей ваши собственные интересы?
 
С.И.: Наши интересы с выпуском полностью совпадают. Это идет еще со времен Газеты.Ру, когда ее возглавлял ныне главный редактор Infoх.ru, выпускник истфака МГУ Александр Писарев, а выпуском там руководил выпускник МФТИ, д. ф. -м. н. и ныне зам. главного редактора Infoх.ru Андрей Михеенков. Более того, концепция Infoх.ru формировалась исходя из успешной работы того, самого первого научного отдела. Что самое приятное — руководство не только одобряет нашу работу, но и с интересом следит за нашими материалами.
 
А.П.: Все сотрудники отдела — профессионалы от науки. Большинство — выпускники МГУ, остальные также пришли из ведущих вузов. Несколько кандидатов наук. По моему глубокому убеждению, научный журналист может написать обо всем (ну или почти обо всем), что происходит в науке. Для этого ему нужно иметь очень гибкое мышление, университетское базовое образование и уметь быстро искать, оценивать и пользоваться информацией. Конечно, в отделе есть люди, пишущие «по умолчанию» про астрономию, скажем, или про археологию, — но при необходимости существует взаимозаменяемость. Это позволяет сотрудникам свободно ездить в командировки.
 
С.И.: Всё-таки полных универсалов у нас пока немного. Однако механизм нашей работы позволяет формировать редакторский портфель, что вообще в интернет-журналистике явление, скорее, исключительное, чем редкое. Поэтому даже когда половина отдела в командировках, на страницах появляются разноплановые и эксклюзивные материалы.
 
— Есть ли какие-то планы на дальнейшее развитие? Есть ли дополнительные перспективы в рамках проекта Infoх.ru?
 
С.И.: У самого проекта Infoх.ru — большие перспективы роста и развития, есть они и у отдела науки. Мы явно расширимся и с точки зрения доли видеоинформации, и в тематике. Тем более, что с каждой командировкой в нас крепнет уверенность: российским ученым есть что показать и рассказать. Поэтому вскоре мы сможем не только рассказывать о них, но и напрямую дать им слово.
 
— Какова вообще специфика сетевого издания и работы научного раздела в нем? Плюсы и минусы Интернета в этом плане?
 
С.И.: Сетевые СМИ постепенно упираются в тупик одинаковости. Время, когда можно было выехать на том, что журналист подписан на информагентство, а читатель
 
— нет, проходит. Сейчас каждый подросток знает все ссылки как информагентств, так и коллекторов. Поэтому при общем увеличении аудитории теряется её лояльность. Люди размазываются между интернет-СМИ. На первый план выходит качество аудитории. А чтобы вас читали-смотрели, вы должны предъявить нечто своё. Нечто настолько уникальное, что его невозможно украсть не попавшись. Вот таким продуктом мы и занимаемся...
 
Интернет-СМИ удобнее печатных. А современные технологии позволяют читать их где угодно. К тому же они в основном за подписку денег не берут. Так что полное перетекание СМИ в Сеть — лишь вопрос времени.
 
— Когда-то в ходе обсуждений в рассылках или на сайте Клуба научных журналистов велась речь о том, что часть материалов может быть отдана на откуп авторам, откровенно развлекающим публику
и повышающим рейтинг, пусть и фигурирующим в разделе науки. Каково нынешнее отношение к данным «приемчикам»? Каковы взаимоотношения отдела науки Infoх.ru с другими разделами и с руководством, есть ли в вопросе о необходимости развлекать публику взаимопонимание? Вот, например, попадалась тут на глаза у вас публикация про инопланетян, разговаривающих по-русски...
 
С.И.: Не надо мешать интересность и желтизну. Все новости должны быть интересно написанными, иначе кто ж их читать-то будет? И зачем их тогда писать?! С другой стороны, люди должны понимать, что именно они читают. Поэтому та же новость про говорящих инопланетян стоит в рубрике «Лженаука». Как и про йети, и про «нерегистрируемые излучения».
 
Внутри нашего отдела есть некая сущность, которую можно назвать «коллективный разум». Или «научный совет», как хотите. Практически каждая тема обсуждается с разных сторон, что позволяет не только избежать большинства ошибок, но и взглянуть на тему под другим углом. Бывали случаи, когда на то, чтобы докопаться до сути новости, тратилось несколько дней. И несколько раз мы так уберегли доброе имя ученых от незаслуженных нападок. Бывали и противоположные ситуации -нормальное на первый взгляд открытие оказывалось либо мошенничеством, либо откровенной фальсификацией.
 
— Газета.Ру одной из первых стала уделять систематическое внимание борьбе с мракобесием, завела для этого специальную рубрику... Эта борьба продолжена и в Infoх.ru. И реакция на это, безусловно, была. А были ли реальные успехи в борьбе с псевдонаукой? Что еще могут сделать такие издания и журналисты, и надо ли что-то менять в самом подходе к проблеме?
 
С.И.: Известны случаи, когда после наших публикаций недобросовестных корреспондентов увольняли. Во-вторых, нам перестали писать изобретатели вечных двигателей. В-третьих, наши публикации сыграли некую роль в кадровых перестановках в Правительстве России. По крайней мере отклики на эти материалы шли именно с тех высот, куда мы и нацеливались, а затем явно стоящий не на своем месте человек с этого места ушел. В-четвертых, сотрудничающие с нами ученые перестали воспринимать коллег, занимающихся лженаукой, как безобидных чудаков. А ещё после наших статей приходила в движение правоохранительная машина. Можно перечислять дальше, но скажу одно: бороться с лженаукой мы не прекратим. Более того, хочу подчеркнуть -действия лжеученых подпадают сразу под несколько статей УК, в том числе всегда 159 (Мошенничество) и 182 (Заведомо ложная реклама). И не рассказывать об этом в доступной нам форме мы не имеем права.
 
— Как вы относитесь к критике со стороны научного сообщества? Ведь ругают даже те статьи, которые кажутся «безукоризненными» с профессиональной журналистской точки зрения (солидный источник, подробные и грамотные объяснения, интервью с авторами работы...). Помнится, из этого разряда была критика Игоря Иванова и Михаила Фейгельмана. Некоторые ученые уверены — неспециалист не имеет никакого права писать о чем-либо даже в рамках популярного издания. Что делать? Игнорировать крайности? Искать компромисс и чаще консультироваться с экспертами? Как должны вести себя научные журналисты тогда, когда их судят «по гамбургскому счету»?
 
А.П.: Ну, последняя критика Игоря Иванова была вполне конструктивна, так что, думаю, тут есть куда расти. Крайние точки зрения всегда есть, но что есть «гамбургский счет»? Мнение о том, что неспециалист все равно ничего не понимает? Это не так. Опыт общения с российскими учеными показывает, что всегда можно найти взаимопонимание. И в рамках работы в Infoх.ru подобные экстремисты нам почти не встречались.
 
С.И.: Наверное, я могу отнести к экстремистам себя. Потому что самое страшное преступление журналиста, с точки зрения редактора, — недобор фактуры. Из него и вытекают все Ошибки. Поэтому в составе отдела лишь профессиональные ученые. Таким способом я стараюсь уберечь их от недобора фактуры, а отдел — от критики. Что приятно: хотя критика публикаций есть, но её очень мало. Тем не менее, я всегда готов её выслушать и аргументированно ответить. Еще более приятно то, что все заранее, до знакомства с нами запланированные размахивания шашками у респондентов заканчиваются, когда они видят нашу работу. И речь идет о маститых ученых, директорах институтов, академиках РАН. Возможно, такая экстремистская позиция и позволяет нам находить единомышленников в научных кругах.
 

Вопросы задавал Максим Борисов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *