Глас звездного народа

— История конкурса, который организует сайт АстроТоп (www.astrotop.ru), насчитывает уже несколько лет. Какова связь сайта и конкурса, кто стоял у истоков создания того и другого, какова роль в этом людей, которые в настоящее время входят в число организаторов конкурса?
В.С.: Я впервые «попал во всемирную паутину» во время первой заграничной командировки в Нидерланды в 1995 г. Как профессиональный астроном я, разумеется, искал в первую очередь астрономические ресурсы. Оказалось, что англоязычный астрономический Интернет уже в те годы был вполне приспособлен для работы профессионала. Уже полгода существовала система астрофизических данных с многочисленной отсканированной профессиональной библиографией (www.adsabs.harvard.edu). На FТР-серверах лежала масса астрономических каталогов, множество профессиональных алгоритмов и готовых программ для астрономов (правда, исключительно для работы под системой UNIX — подобный крен сохранился до сих пор). Наконец, был уже создан каталог астросайтов AstroWeb (http://cdsweb.ustrasbg.fr/astroWeb/astroweb.html).
Поработав с месяц за рубежом, я вернулся в Россию и сразу же лишился всего этого удобства, что стало настоящим шоком. Максимум, что ходило здесь по рукам, -это дискеты со скачанными кем-то и где-то небольшими астрономическими каталогами или алгоритмами… К счастью, через год с небольшим не только в МГУ, но и у нас, в Пущинской обсерватории, Интернет все же появился. Помню, что впервые в России я вышел в Сеть 8 ноября 1996 г. Сразу же нашел свои рабочие англоязычные ресурсы по астрономии, а потом решил взглянуть: а что есть подобного у нас в России?.. И это тоже был шок. Практически ничего не было. Правда, появились уже первые поисковые системы, и с их помощью я начал находить одну страницу за другой. Но даже в марте 98-го «Яндекс» по запросу «астрономия» во всем русскоязычном сегменте Сети находил лишь… 300 (триста) документов!
В этот момент я сам для себя уже сделал небольшой каталог астроресурсов с описаниями — «Путеводитель астронома по Интернету"(http://samod.chat.ru/astro.htm) в основном по англоязычным ресурсам. Было заметно, что за прошедшие два года англоязычный астроинтернет стабилизировался, и число сайтов в нем не росло столь стремительными темпами, как раньше. В нем вполне можно было выделить в каждой категории несколько лучших сайтов. Закончив эту нужную для себя работу, я вновь стал просматривать русские астросайты. И решил, что раз их не так уж и много, я могу их каталогизировать все — вплоть до персональных. Однако, начав работать, я сразу столкнулся с необходимостью установления какой-то иерархии: одни страницы были лучше, другие — хуже (и не стоили того, чтобы тратить потом на них много времени).
Выработав простую систему критериев (количество доступных материалов, удобство интерфейса, качество дизайна и т. д.) и распространив ее еще и на страницы по космонавтике, я составил свой личный рейтинг страниц. И представил все это в «Путеводителе астронома». Чуть позже, усовершенствовав систему оценок, сделал второй выпуск (март 1998 г.), после чего, недолго думая, разослал ссылку на него всем авторам страниц, вошедших во второй выпуск АстроТопа. Пришло довольно много откликов, самые активные советчики вошли в будущий коллектив проекта АстроТопа — рейтингового каталога русскоязычных страниц по астрономии и космонавтике. Всего три выпуска рейтингов я сделал сам на основе все усложняющихся — под влиянием пожеланий — критериев. А потом, видя быстрый рост числа страниц, понял, что, во-первых, лучше работать в команде, тем более что команда единомышленников уже сложилась, а во-вторых, необходимо дать возможность ставить оценки сайтам всем желающим и автоматически учитывать их.
Впервые идею автоматического рейтинга подсказал Сергей Попов, много ценных замечаний высказали Николай Александрович, Сергей Андреев, Олег Бартунов и др. Так мы стали каталогизировать все имеющиеся «астрономические» и «космические» сайты и ранжировать их по некоторой шкале значимости. Переломным моментом в истории проекта можно считать 23 августа 1999 г., когда была кардинально изменена идеология: теперь страницы могли оценивать сами пользователи (читатели) страниц при помощи робота, принимающего «народные» оценки страниц, представленных в рейтинге. Но рейтинг тоже не казался идеальным решением вопроса «кто же лучший?». И вследствие неудовлетворенности рейтингом и как его логическое продолжение появился конкурс.
Первый конкурс проводился в 2001 г.(www.astrotop.ru/best/best2000.shtml), далее конкурсы стали проходить каждый год. Но первые два года они проводились методом анонимного голосования. Начались всякие инциденты, упорно накручивались счетчики в пользу какого-нибудь сайта. Поэтому начиная с конкурса по итогам 2002 г. голосование, по предложению Станислава Аксенова, стало именным, что резко ограничило возможность безоглядных накруток. И вдруг оказалось, что побочным результатом конкурсов (кроме ответа на вопрос «кто лучший?») оказался список людей, которые активно занимались популяризацией астрономии и космонавтики через свои сайты.
Александр Вольф
Александр Вольф

А.В.: На текущий момент непосредственно к проведению конкурса из состава команды проекта привлечены три человека — Александр Вольф, Наталия Гомулина и Владимир Самодуров. Наталия -как координатор, Владимир — как родоначальник проекта и кон-

курса и я — как администратор конкурса этого года. Остальные члены проекта выступают в роли обычных голосующих.
— Многие конкурсы в нашей стране, как известно, заканчиваются, едва начавшись. А чем объяснить удивительное постоянство конкурса АстроТопа? Может, малыми затратами на его проведение?
А.В.: Постоянство конкурса — это такой национальный феномен. Затраты на конкурс на первых порах были нулевые, а начиная с конкурса ЗАРЯ-2004 стали отличными от нуля. Именно в 2005 г. участников конкурса ждал большой сюрприз — победители награждались призами. С тех пор мы стараемся изыскать средства на призовой фонд, чтобы отметить победителей конкурса хотя бы символическими призами в знак признания их заслуг. Конкурс стал, в общем-то хорошей традицией, и на сегодняшний день он является самым заметным отражением деятельности проекта АстроТоп. Сам же проект, как и конкурс, работает на чистом энтузиазме.
— Считаете ли вы, что значимость конкурса растет год от года?
А.В.: Ответить на этот вопрос сложно — это с какой стороны на него посмотреть. Только по числу голосующих конкурс идет в гору — каждый год их становится немного больше. Если смотреть на призовой фонд, то пик уже позади. Если смотреть на конкретные персоны в жюри, то конкурс как раз находится в районе пика своего развития. Основным показателем значимости конкурса являются голоса людей, которые действительно «в теме». Именно поэтому конкурс имеет такие своеобразные этапы.
На первом и втором этапе высказаться по правилам конкурса и номинировать любой сайт может любой желающий. Так мы стараемся учесть мнение большинства и отыскать те сайты и персоны, которые мы — команда проекта — по какой-то причине
Владимир Самодуров и лауреаты премии ЗАРЯ-2005
Владимир Самодуров и лауреаты премии ЗАРЯ-2005

«прошляпили». Далее по спискам работает жюри — те люди, которые себя хорошо зарекомендовали и показали, что они разбираются в сути вопроса. На последнем этапе голосуют все зарегистрированные пользователи проекта АстроТоп. Мы получаем именные голосования, выделяем новых людей и новых членов жюри. Именно добросовестность в голосованиях дает им хороший шанс войти в состав жюри. Собственно говоря, это тот компромисс, к которому мы пришли, чтобы конкурс, с одной стороны был массовым, а с другой — экспертным.

В.С.: Для меня лично основой является все же общественный интерес. Он проявляется в количестве голосующих, в числе награжденных и в количестве упоминаний авторами сайтов того факта, что они стали лауреатами конкурса ЗАРЯ. Число голосующих в последние три года вышло на плато (400−700 человек), но число упоминаний в целом растет. Самое главное — конкурс стал традиционным, его ждут, о нем спорят, его ругают, что тоже в определенной мере является показателем популярности.
Как это работает?
— Наверное, многие, кто «не в теме» и пришли на ваш сайт впервые, могут «судить по одежке» и воспринимать ваш конкурс как что-то сугубо любительское и не слишком серьезное. Планируете ли вы как-то ломать этот стереотип (проводя рекламные кампании, улучшая интерфейс, дизайн, уточняя регламент) или находите такое положение дел естественным?
А.В.: Конкурс в своей основе действительно любительский. Любителей астрономии вообще больше, чем профессионалов. Для космонавтики и ракетомоделизма ситуация аналогичная. Убеждать в чем-либо ином мы никого не собираемся, потому что конкурс реально является «нишевым», «узкоспециальным». Ввиду этого он интересен именно
тем, кто соприкасается с этой «нишей». Если у человека звезды ассоциируются лишь с музыкальными «звездами», то этот конкурс не для него. Зачем нам убеждать такого человека в значимости конкурса? Лучше мы сконцентрируемся на тех, кому конкурс действительно интересен и важен. Ну и, конечно же, мы будем стараться улучшать проект и конкурс — как внешне, так и внутренне.
В.С.: Вопрос не столь однозначный. Хочется, конечно, большей популярности. Но еще важнее получать оценки сайтов «по гамбургскому счету», т. е. на основе суждений знатоков. Нами замечено — как только число голосов резко увеличивается, основная масса голосующих начинает «засуживать» более достойные по уровню исполнения и контента сайты, их уже не пускают в лауреаты. Выходит, что компетентно оценивать сайты способны лишь те люди, которые более-менее «в теме», ну, а привлечение широких масс «с улицы» имеет свои отрицательные стороны. Сообщество истинных любителей (и профессионалов) от астрономии и космонавтики не так уж велико: даже по самым оптимистичным оценкам, оно не превышает сейчас 20−30 тыс. человек. Из них активно интересуется сайтами лишь небольшая часть — максимум 2−3 тыс. человек. Потенциально они и есть наше жюри. Впрочем, почему потенциально? Примерно столько же и зарегистрировано в нашей базе данных экспертов.
— Очень многое при проведении вашего конкурса зависит от доброй воли и энтузиазма посетителей и многочисленного жюри. В частности, им на откуп отдано и пополнение номинационных списков, что, наверное, приводит к каким-то случайностям и перекосам.
A.В.: Это осознанный риск, и мы приняли ряд мер, чтобы уменьшить накрутки. Во-первых, голосования именные, поэтому есть некоторый психологический порог против накруток. Во-вторых, выбор в голосованиях обязательно множественный, что сразу выявляет накрутчиков (голосование только за один сайт, к примеру). В-третьих, со всеми «подозрительными» голосующими проводятся беседы, что позволяет нам понять, откуда пришел человек и почему он голосовал так, как голосовал.
B.С.: Ну и, наконец, организатор конкурса Александр Вольф регулярно «отстреливает» варианты, совсем уж не подходящие под номинацию. В целом же идеальной системы голосования нет и не будет — важно лишь стремиться к ней, устраняя возникающие перекосы.
— Конкурс организуется таким образом, что часть голосующих получает временами больший «вес» и оказывается в привилегированном положении. Чем вы это обосновываете и как проводите отбор? Насколько это открытая процедура? И что означает «голосование сайтами»?
В.С.: Да, некоторые эксперты действительно «более равны» и имеют больший вес. Именно они в последние два года обычно и являются малым жюри, выделяющим пятерки лауреатов. Среди них — люди, хорошо известные сообществу любителей и профессионалов от астрономии. А также постоянно (много лет) и адекватно голосующие (т.е. голосующие не за какой-то один и тот же сайт много лет подряд, а за разные и по многим номинациям). Часть людей попадает в «привилегированное жюри» на основе публичных обсуждений на форумах. И все статусы экспертов можно проверить и оспорить — они в открытом доступе.

Еще есть голоса от сайтов, авторы которых способны голосовать как маститые эксперты. Исторически так сложилось, что на первых порах голоса принимались от создателей сайтов (до введения регистрации на сайте проекта), а потом это дело не упразднили. Какие «сайты» могут голосовать, а какие — нет, — это ответ с вариациями «на тему». Во-первых, корпоративные сайты (организаций, их подразделений, клубов, журналов и т. п.). Во-вторых, сайты, имеющие в рейтингах АстроТопа высокую среднюю оценку на момент голосования. Дело в том, что на сайте проекта в режиме «нон-стоп» проводится прием оценок сайтов по разделам рейтинга. Пользователи АстроТопа выставляют сайтам свои оценки, и в результате многих голосований у каждого сайта набирается некоторый средний балл. Сайты с более высоким баллом получают высокий рейтинг, и именно таким сайтам (точнее — их разработчикам) дается возможность проголосовать в конкурсе от имени сайта, без персональной регистрации на сайте проекта. Вариативность заключается в том, что минимальный проходной балл для возможности голосования сайтами из года в год меняется. Так что в грубом приближении сайты, попавшие в топ-10 какого-либо раздела рейтинга, могут голосовать в конкурсе.
В.С.: Мое личное мнение: человек, создавший прекрасный сайт, стабильно держащийся в вершине рейтинга АстроТопа, имеет вполне законное право на добавочный голос. Но не все, конечно, с этим согласны — вот и Александр Вольф сомневается в справедливости такого подхода.
— В одной и той же номинации у вас зачастую встречаются участники несопоставимой «весовой категории». Ими могут быть и популярные раскрученные сайты, и небольшие проекты, и научно-популярные журналы с многотысячными аудиториями, и научно-популярные разделы в интернет-изданиях… Среди персон встречались и телевизионные ведущие, и космонавты, и журналисты, и завсегдатаи интернет-форумов… Не ставят ли вам в укор эту пестроту и «всеядность»?
A.В.: Пока укоров во всеядности не было. Да и конкурс подводит итоги конкретного года, так что если в деле развития популяризации науки два очень разных человека (телеведущий и завсегдатай интернет-форума) внесли сопоставимый вклад, то почему бы их обоих не номинировать? А «глас народа» решит, кто из них внес больше.
B.С.: К тому же грань между Интернетом и деятельностью за пределами Интернета постепенно стирается. Яркие персоны обязательно отмечаются и в блогах, и на форумах, да и традиционные СМИ давно обзавелись своими интернет-представительствами… А на все укоры мы всегда отвечаем так: добавить сайт может каждый (а с этого года каждый же может попытаться исключить не нравящийся ему вариант), и все претензии — к самому голосующему сообществу. Команда АстроТопа и лично организатор конкурса ЗАРЯ следят лишь за соблюдением правил и в меру сил борются с причинами возможных накруток и искажений голосований.
— Конкурс проводится на протяжении нескольких месяцев, и все это время вам, по-видимому, приходится как-то поддерживать интерес всей вашей аудитории. Ведь наличие разных этапов вынуждает одного и того же человека голосовать по нескольку раз, возвращаясь снова и снова (не только возможность, но и необходимость переголосования также заявлена как уникальная черта проекта). Насколько вам в этом деле могут помочь реклама и инфо-спонсоры? Есть ли такие в этот раз, и как вы выстраиваете с ними отношения?
A.В.: Рекламы в чистом виде нет, а вот инфо-спонсоры есть. В этом году основная нагрузка в деле информационной поддержки пришлась на собственные e-mail рассылки проекта и «профильные» e-mail рассылки. Рассылки носят адресный характер, и каждый год нас немного коробит из-за того, что их могут счесть спамом. По крайней мере отписок от рассылок было довольно мало, что дает нам надежду на понимание среди пользователей проекта АстроТоп и подписчиков рассылок схожей тематики. Плюс есть объявления на форумах схожей тематики, но можно ли это назвать информационным спонсорством, лично я не знаю. Такие объявления и рассылки дают довольно много голосующих, и большое разнесение голосования во времени дает возможность собрать голоса тех, кто ввиду занятости или других причин не смог бы сделать этого в краткосрочном конкурсе. Плюс нужно дать голосующим возможность изучить номинантов и прийти к более взвешенной оценке.
B.С.: Поддерживать интерес стараемся также разъяснениями того, что каждый этап несет по сути разный характер, и часто все начинается сначала.
Куда лежит путь?
— Со временем вам пришлось принимать неоднозначные меры и выводить из голосования какие-то сверхпопулярные сайты (чтобы сохранялась общая интрига). Речь, например, о всем нам хорошо известном «Астронете». Есть ли четкий регламент для исключения номинантов?
А.В.: Да, регламент исключения сверхпопулярных номинантов стал довольно четким. Факт трехкратной победы одного сайта в любых номинациях дает статус и звание Гранда и обязательный пропуск участия в конкурсе в любых номинациях на один год. После годового пропуска «счетчик побед» обнуляется. То есть статус гранда остается, но теперь
сайту можно набрать еще три победы, при этом победы до пропуска не учитываются. Для персон пропуск установлен на более длительный период.
— Одной из целей проекта наверняка можно назвать ненавязчивое знакомство голосующей аудитории с совершенно новыми, появившимися за год сайтами. Однако именно здесь голосование идет наиболее вяло, невдумчиво, интерес минимальный. Это противоречие разрешимо?
А.В.: К сожалению, это одна из больных тем конкурса, и мы пока не нашли путей ее разрешения. Но работы ведутся.
— Практически ежегодно у вас проводятся какие-то эксперименты — меняются «правила игры», отражающиеся на ходе голосования. В этом году предлагать номинантов и составлять пятерки финалистов доверено ограниченному количеству «проверенных» голосующих — как бы обширному, но не безразмерному виртуальному жюри. Появилась система «черных шаров», позволяющая совместными усилиями «выбивать» неугодных номинантов. Вы пытаетесь нащупать идеально работающую систему?
А.В.: С одной стороны, незначительная смена «правил» вносит струю оживления и элемент интриги в конкурс, подогревает интерес. С другой стороны, это дает нам возможность учесть ошибки и пожелания прошлых конкурсов и приблизиться к идеалу. Некоторые эксперименты оказались удачными, другие — не очень. Неудачные отмирают, а удачные берем на вооружение. Одним из удачных нововведений в свое время оказалась система разделения голосов за содержание и представление — что позволило увидеть «соотношение» содержания и дизайна в сайтах. В результате ряд сайтов-номинантов в дальнейшем пересмотрел свой дизайн в лучшую сторону. Введение в этом году системы «черных шаров» дало еще один рычаг саморегуляции конкурса, и, судя по всему, эксперимент можно признать успешным. Определение пятерок финалистов членами жюри в качестве нововведения появилось в прошлом конкурсе как попытка соблюсти компромисс между экспертностью и массовостью конкурса. На сегодняшний день это единственный приемлемый рабочий компромисс. Так что из года в год конкурс улучшается в попытках стать более объективным и более значимым.

Вопросы задавал Максим Борисов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: