Минобрнауки рулит!

С каждым годом автомобилей становится все больше, и, казалось бы, для обеспечения безопасности на дорогах государство должно все пристальнее следить за квалификацией водителей. Проблема безграмотных водителей стала настолько масштабной, что в 2005 г. ею озаботился даже российский президент (www.psj.ru/saver_magazins/detail.php?ID=5924). Через три года после президента проблему разглядели в Минобрнауки, и с 1 января 2009 г. вступили в силу новые «Примерные программы подготовки водителей транспортных средств различных категорий» (www.mon.gov.ru/dok/akt/4935/).

«Примерная программа» предполагает, что сроки подготовки водителей категории «В» не изменяются, но увеличивается количество (до 50-ти) часов, отведенных для практического вождения. Основной «удар по часам» пришелся на техническое устройство автомобиля. Наверное, разработчики «Примерных программ» где-то правы, незачем девушкам в коротких юбках, разъезжающим на автомобилях с автоматическими коробками передач, лазать под капот.

Но, как всегда, во всех благих начинаниях нашего правительства можно увидеть некий подвох. Сразу бросается в глаза несогласованность образовательных целей «Примерной программы» с анонсированными изменениями в правилах подготовки водителей (www.mon.gov.ru/press/smi/5024/). При ближайшем рассмотрении видно: как была программа обучения допотопной, так и осталась. Первым пунктом в рубрике «водитель транспортного средства категории „В“ должен знать» идет назначение, расположение, принцип действия основных механизмов и приборов транспортного средства. Конкретное содержание этого пункта во многом сохранилось еще с тех времен, когда каждый водитель был сам себе и автомеханик («Назначение и виды систем охлаждения», «Способы подачи масла к трущимся поверхностям деталей», «Назначение, устройство и работа генератора», «Регулировка привода сцепления», «Назначение, устройство и работа карданной и главной передач, дифференциала, полуосей и привода ведущих колес» и т.д.). Хотя в современных «Правилах сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений», утвержденных правительством РФ еще в 2001 г. (далее — «Правила сдачи экзаменов»), вполне разумно требуется знание только «элементов конструкции транспортного средства, состояние которых влияет на безопасность дорожного движения».

Но Бог с ними, знаниями, не это главное. В конце концов первым требованием к умениям водителя значится именно «безопасно управлять транспортным средством в различных дорожных и метеорологических условиях». Может быть, тут дело обстоит более благополучно? Увы, реальные навыки вождения выпускников автошкол никого не интересуют, хотя руководство МВД не раз выступало с критикой такого положения дел. Причина этого, разумеется, не в том, что вторым и третьим пунктами знаний, перечисленными в «Примерной программе», являются правила дорожного движения и ответственность за их нарушение, а главное, чему должны обучать автошколы, — основы безопасного управления транспортными средствами — идет только четвертым пунктом. И даже не в количестве часов, которые ученик должен отъездить с автоинструктором. По каким-то причинам в Минобрнауки не знают или стараются не видеть истинных причин плохой подготовки водителей массовой категории «В». Тридцать лет назад количество часов практического вождения было не более 10-ти, и, тем не менее, из автошкол выпускались не только квалифицированные автомеханики, но и неплохие водители. При этом редко у кого была возможность дополнительно потренироваться на машине друзей перед экзаменом в ГАИ. Что случилось? Кандидаты в водители стали глупее, или всё же дело не в них? Попробуем разобраться.

23_car

Примерная программа

В лингвистических играх Минобрнауки смущает слово «примерная» по отношению к программе подготовки водителей. Почему-то не существует «примерных» программ для общего среднего образования, где и предметов больше, и часов обучения, и выпускной экзамен — ЕГЭ — не менее строгий, чем у выпускников автошкол. Такой словесный «люфт» в определениях позволяет автошколам трактовать программу обучения так, как им более выгодно. А фраза «Требования к результатам освоения Примерной программы сформированы на основе квалификационных требований, предъявляемых к водителю транспортных средств категории „В“» привела нас в некий ступор, ибо мы так нигде и не смогли найти эти самые квалификационные требования. В разделе V «Правил сдачи экзаменов» приведено содержание теоретических и практических экзаменов, необходимое для проверки конкретных знаний и умений водителя, и никаких других квалификационных требований не существует в природе. Но в этом разделе нет ни слова о категориях транспортных средств. Зато в п. 10 этих «Правил сдачи экзаменов» есть фраза «Подготовка водителей транспортных средств осуществляется на основе государственных образовательных стандартов и примерных учебных планов и программ, утвержденных Министерством образования РФ и по согласованию с Министерством транспорта РФ и Главным управлением Государственной инспекции». Таким образом, получается, что разработка требований к программам подготовки водителей для разных категорий транспортных средств доверена в общем нынешнему Минобрнауки. Это само по себе забавно, и не удивительно, что между Минобрнауки и ГИБДД существуют сильные трения по этим вопросам. Причем документы, разработанные ГИБДД, выглядят, по нашему мнению, куда более здравыми и соответствующими реальности, чем изыскания Минобрнауки.

Еще более забавно то, что в соответствии с «Правилами сдачи экзаменов» «Подготовка водителей на получение права на управление транспортными средствами категорий „А“ и „В“ может также осуществляться в индивидуальном порядке путем прохождения подготовки в объеме соответствующих программ…», — но это совершенно отдельная история. А стандартный путь получения прав пролегает через «образовательные учереждения…, имеющие лицензию на осуществление образовательной деятельности», то есть, проще говоря, автошколы. В Договоре на оказание образовательных услуг автошколой черным по белому написано, что автошкола «…обязуется обучать человека управлять транспортным средством». О том, что автошкола обязуется научить человека управлять автомобилем, речи даже не идет. Такие лингвистические тонкости опять же освобождают автошколы от ответственности за результат обучения.

Виктор Новожилов, д.ф.-м.н., профессор физического факультета СПбГУ.
Я учился автоделу на военной кафедре СПбГУ в 1970 году. Тогда по ряду специальностей офицерам запаса полагалось иметь права. ПДД нас специально не обучали, сказали — сами прочтете, умные ведь. Но разбирали с плакатами конкретные дорожные ситуации. Рассказывали, например, что мужчину надо объезжать сзади, он всегда прет вперед, а вот пожилую женщину лучше не объезжать вообще, ибо направление её дальнейшего движения непредсказуемо. Про медицину помню только категорическое «Если не уверены, лучше не трогать!». Потроха автомобильные почти не обсуждали, потому что не офицерское это дело, для заправки-смазки-починки водитель есть. А вот вождению учили сотрудники МВД, и, надо сказать, учили неплохо. Мой инструктор был из пожарной части, он сразу же повел меня на очень оживленный перекресток и втолковал, что главное — не суетиться и четко показывать другим водителям свои намерения, пусть даже и не всегда формально соблюдая правила. В общем, обучали действительно безопасному вождению. Сдали с первого раза примерно две трети группы, сдавали честно (если не считать подколок инспектора «тормозни, я за сигаретами выскочу» в запрещенном для остановки месте). О взятках и речи не было. Всё обучение заняло у меня месяца два, практического вождения было примерно 10−12 часов. Езжу очень много, до сих пор благодарен военной кафедре.

Кто рулит?

Кто выдает автошколам разрешение на работу? Департаменты региональных органов власти, отвечающие за образование, на основании стандартных документов о лицензировании (www.edu.ru/db/mo/Data/d01/1800.html). И это уже не смешно — представим себе на минуту, например, такую же аккредитацию медицинских вузов, выпускники которых отвечают за жизнь и здоровье своих пациентов. А от водителя зачастую зависит жизнь и здоровье гораздо большего количества людей. Конечно, существует Правительственная комиссия по обеспечению безопасности дорожного движения, призванная обеспечить согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, а также рекомендации органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации образовать аналогичные комиссии, но народный афоризм времен застоя «хочешь провалить дело — создай комиссию» в современное время еще ни разу не был опровергнут.

Поскольку автошколы реально подчиняются не только Минобрнауки и местным органам власти, но и ГИБДД, ситуация с качеством обучения вряд ли изменится, потому что автоинструктору невыгодно действительно научить ездить. Число практических часов можно увеличивать до бесконечности, но если инструктор не захочет, он и не научит. Фразы инструктора: «Ну, и зачем вы это сделали?», «Я же говорил вам, как надо это делать, а вы не делаете!» — заставляют человека понять, что он не способен к обучению, и получить права, сдав экзамены легальным способом, для него невозможно. Отсутствие информации, например, о содержании инструкторской карточки, где расписаны элементы и планы всех занятий, порождает порочную практику. А попробуйте найти на официальном сайте ГИБДД программу подготовки в автошколе! Неизвестно, почему ученик должен откапывать ее в недрах сайта Мин-обрнауки. Тайна сия великая — как и чему, в какой последовательности должен обучать инструктор. Редко кто знает, что на обучение вождению отводятся астрономические, а не академические часы, что устройство автомобиля должны читать технари, а медицину — медики. То есть прав заместитель начальника ГИБДД Москвы Геннадий Прядко, что процесс подготовки водителей никем не контролируется и, как только автошколы получают лицензию и начинаются трудовые будни, ими совершаются грубейшие нарушения (www.mon.gov.ru/press/smi/5024/). Ну, если уж на такую бесконтрольность сетует начальство ГИБДД, то что остается делать нам, простым гражданам?!

Леонид Лиокумович, к.ф.-м.н., доцент каф. радиофизики, «права» получил в 1998 г.
Учился, кажется, порядка трех-четырех месяцев в автошколе при Политехе. Учили в школе нормально. Теорию в ГАИ сдали все, вождение — не все, в том числе были не сдавшие знакомые научные сотрудники, но в нашем случае все было объективно и справедливо, без «заваливают», «хотят денег».
«Психологические» впечатления такие. Экзамен в школе, с одной стороны, экзамен, но в целом не страшно — все-таки уже три месяца там болтаемся, свои, питомцы, если что — можно пересдать относительно спокойно. Вождение в школе сдал со второго раза, и так было почти у всех. Хотя для выпускника автошколы я на последних занятиях ездил вполне прилично, но, когда впервые вместо привычного инструктора сел другой человек, почувствовал себя не в своей тарелке.
Экзамены в ГАИ, с точки зрения психики, выглядели куда более значительным и воспринимались напряженнее. Жесткая независимая проверка — внешняя, не лояльная и т. п. Когда дело дошло до экзамена по теории, проявился сильный мандраж. Я даже не ожидал. В студенчестве «умение сдавать экзамены» было на высоте. Но все закончилось благополучно. На вождении тоже всё было нормально, неприятных ощущений от появления в машине «чужого» инспектора, как первый раз в школе, не испытывал. Ничего не забыл: типа снять с ручника, включить/выключить поворотник и т. п., — совершил пару маневров, и меня выгнали с положительным заключением.

Главное, чтобы…

И здесь мы подходим к главной проблеме существующей системы. Эта проблема — практическое отсутствие квалификационных требований к инструктору вождения. ПДД требуют лишь наличия у инструктора документа на право обучения вождению, который ничего не говорит о квалификации инструктора как педагога. Вот решение проблем аттестации инструкторов и разработки методик преподавания — это как раз задача для чиновников Минобрнауки. И в этом им могут помочь многие солидные автошколы, накопившие большой опыт обучения.

Например, первое, на что должно обращаться внимание при обучении, — это психологическая совместимость рабочей пары. Ученики автошколы — это потребители образовательной услуги, и, когда им показывают дядю или тётю, которые будут их обучать, всё равно получается покупка кота в мешке! Соответственно, было бы хорошо, если бы у ученика перед обучением была возможность просмотра аудио-видео портфолио инструктора. У инструктора появился бы реальный стимул хорошо учить, т. е. предоставлять услугу должного качества. Но что означает «хорошо учить»? Все просто — это значит, что каждый инструктор сам освоил алгоритм вождения не на уровне чувств и ощущений, а на уровне осознания. Каждое сложное «автодействие» может быть разложено на множество мелких элементов, которые можно подробно объяснить словами. Собственно, весь процесс обучения сводится к освоению набора таких алгоритмов, которые складываются в один большой алгоритм вождения. Приведем часто встречающийся пример, когда инструктора спрашивают, как почувствовать габариты. Ответ «профессионала» обычно сводится к тому, что надо поездить какое-то время, а потом сами поймете. Далее они советуют не брать сразу новое авто или покупать КАСКО. Но есть же словесное объяснение «габаритов»! Оно настолько просто, что лежит на поверхности: не зря же автопроизводители ставят различные габаритные метки — прицельные пупырышки, выступы, разделение стекол и прочее, именно чтобы помочь водителям определить габариты своего автомобиля.

Далее, реальная проблема многих российских автошкол состоит в том, что на практике не согласуется преподавание теории и практического вождения. Бывает, что ученик садится за руль, не зная даже основных правил проезда перекрестков. А большинство новичков перед началом вождения ограничиваются решением экзаменационных билетов. Но у билетов есть один принципиальный недостаток: все участники предлагаемой ситуации стоят, не двигаются, и есть время подумать. В жизни всё иначе: на дороге всё быстро меняется, и правильное решение нужно принимать мгновенно. Не все автомобилисты-профессионалы решат 20 из 20 экзаменационных билетов, но все они молниеносно оценят дорожную ситуацию, переберут за долю секунды тысячу вариантов и найдут единственно верный. Заученные наизусть пункты ПДД могут помочь в споре с автоинспектором, но не в реальном автомобильном движении. Казалось бы, для лучшей выработки навыков реального вождения и увеличено время занятий с инструктором, но поездки только по тихим улицам, всё чаще практикуемые в настоящее время, всё равно ничего не дадут ученику.

И, наконец, методы обучения вождению можно вполне позаимствовать — из авиации. В кабине учащихся пилотов всегда слышны разговоры. О чем они разговаривают? О том, что ученик видит на приборах, в небе, и как он на это реагирует. Дело в том, что именно такой способ обучения — проговаривать свои действия — является наиболее эффективным. Человек, осваивающий новый навык и проговаривающий свои действия, в 90% случаях не совершит ошибку! Чтобы понять природу этого явления, обратимся к нашему детству. Вспомните, как дети учатся формировать, например, навык письма — они неосознанно проговаривают вслух свои действия. «Вот ведем ручку вверх, теперь крючочек, вот получилось!» — говорит ребенок. Как известно, в мозге центры координации рук, ног и центры речи сильно связаны между собой. Организму гораздо легче формировать новый навык для рук и ног, если мы будем сами себе последовательно объяснять, что мы делаем в данный момент. Более того, вероятность сознательно совершить ошибку сводится к минимуму.

В общем, можно сказать спасибо Минобрнауки за увеличение часов практического вождения, но этому ведомству предстоит еще очень большая работа, чтобы деньги и бесценное время будущих водителей не тратились впустую.

Анастасия Азбель,
кандидат
психологических наук;
Валерий
Яковец,
директор
СПБ ОУ «Центр
развития
и восстановления
навыков
вождения Easy Driving»

Некоторые материалы предоставлены сайтом www.easydriving.ru

Григорий Соколовский, к.ф.-м.н., Физико-технический институт им. А.Ф.Иоффе (Санкт-Петербург).

Вожу машину «с прошлого века» (с 1997 г.). Считаю себя довольно опытным водителем: помимо вождения по Санкт-Петербургу, поездил «на своих колесах» не только по Скандинавии (этим в наших краях никого не удивишь), но и по Германии, Голландии, Бельгии, Франции. Даже в Шотландию несколько раз «заносило» (к счастью, только в переносном смысле), где, как в анекдоте, «куча придурков ездит по встречной». Большинство моих зарубежных автомобильных поездок связано с научной деятельностью — экономлю на авиабилетах, когда беру семью с собой в командировку.

У автошколы, которую я окончил, название было, как говорится, «не приведи Господи»… «ВАД» она называлась… Учился я в золотое время — ограничений по времени обучения то ли не было, то ли они были очень «демократичными» (как и тогдашняя власть). Эстакаду не сдавали, равно как и какую-либо парковку. Но научили неплохо. Мне кажется, что автошкола в принципе не может подготовить водителя ко всем неожиданностям, которые ему встретятся на дороге, — это может прийти только с опытом (иначе бы и знак «70» не надо было бы придумывать). Главное — научить двум навыкам (трогаться с места и останавливаться) и двум правилам (не уверен — не обгоняй и дай дорогу дураку). Для тех, кто не хочет проблем за рубежом, плюс к этому минимуму необходимо очень хорошо научиться параллельной парковке (в России это пока еще не столь актуально, а «там» иначе просто не припаркуешься: нормальный зазор между бамперами — не более полуметра).

Ко всем нововведениям в правилах обучения вождению я отношусь примерно так же, как и к нововведениям в высшем образовании, — выражаясь максимально политкорректно, повышения качества не жду. Для водителя Россия — одна из самых сложных стран в Европе (шутка про дураков и дороги при нынешнем количестве машин — уже не шутка), поэтому качество обучения вождению абсолютно критично при выборе автошколы и инструктора. А качество — это не время, необходимое для обучения, согласно инструкции Минобра, а репутация автошколы, определяемая отзывами бывших учеников.

Михаил Дмитриев, социолог.

О том, как я учился водить, писать особо нечего. Люди там хорошие, но им не до обучения, да и не думают там об этом. В конце пришлось выложить некую сумму и получить права, это дело там хорошо налажено, и все сдают с первого раза… Встретился лишь один парень, который не заплатил, при мне он пришел уже четвертый раз… Так что обучения там просто нет, и на школу это не похоже, скорее, на помощь в получении прав, но это уже не по линии Минобрнауки, это точно…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: